Сфера

Предыстория (где вы узнаете о том, как ушёл Костя и появился Эдвин).

Свет бился в сознании пытаясь найти выход, выбраться из узкой черепной коробки. Оглушительный звон сотрясал шаткие мысли, но я никак не могла понять, откуда он раздается. Я напрягла все свои силы, пытаясь разодраться склеившиеся ресницы, но вязкая густая чернота затопила веки, нагружая их тысячью тонн. Воздух пузырьками вспарывал грудь, поднимаясь вверх. Руки терялись в ошметках боли. Ноги не существовали.

- Держись, не уходи, - кричал кто-то издалека. Голос, как и его призывы расползались чернильным пятном, гася ослепительно-болезненный свет. Я открыла рот, пытаясь попросить повторить, но неожиданно провалилась куда-то в самую толщу времен.

Следующее пробуждение было неожиданно тихим. Я просто поняла, что выспалась и больше не могу спать. Глаза открывались с трудом, кажется, я даже различила скрип своих век. Ужасно хотелось пить, как будто я миллион лет не брала ничего в рот.

Зеленые больничные стены темнели в сумраке приближающейся ночи. Я попыталась оглядеться, но шея была плотно обхвачена жестким воротником, лишающим возможности пошевелиться. Я скосила глаза, пытаясь понять, есть ли кто-нибудь ещё рядом.

Справа стояли две пустые койки. В окно навязчиво светил уличный фонарь. Я попыталась приподняться, чтобы позвать хоть кого-нибудь, но тело было неподвижно. Я прищурилась и смогла различить витки бинта и гипсовые слепки на обtих ногах. Даже такое крохотное движение потребовало невероятных усилий. Я устало откинулась обратно, чувствуя нарастающее жжение в груди.

Где-то сбоку присоседилась мысль, что меня не могли оставить здесь одну и кто-то обязательно зайдет, и увидит меня, и, наконец, даст мне попить.

Я прикрыла веки, пытаясь вспомнить почему оказалась здесь.

Светлые глаза Кости насмешливо прищурены. Он не смотрит ни на кого так, кроме меня. Иронично и сдержанно. Уверена, он этот взгляд тренирует, чтобы казаться круче, чем есть. Чувствует он себя, наверняка, каким-нибудь лихим парнем из вестерна. А ещё где-то на самом дне его взгляда просьба: забудь о моём возрасте, это неправда, что ты старше. Дело не в том, что ты родилась до двадцать первого века, а я в нулевых. Дело в том, что у меня в голове.

Я радостно ему улыбаюсь, щурясь на солнце.

- Блин, я так рада, что ты приехал!

Мы обнимаемся. Он - осторожно и немного отстраненно. У него теперь есть девушка. Хотя и раньше он слишком щепетильно относился к личному пространству. Я крепко прижимаю его к себе, стараясь растопить его скрытое смущение.

- Ну, я же не мог бросить тебя здесь, - он улыбается краем рта, а я замечаю, что он теперь выше меня не на пару сантиметров, а на целую голову. Толстовка и кожанка скрадывают ещё подростковую худобу, но плечи уже сейчас слишком широкие, чтобы как следует его обнять.

- Ну… я бы как-нибудь на такси или на автобусе добралась, - растягиваю губы в улыбке, ничуть не стесняясь того, что зубы далеки от правильного прикуса.

Он пожимает плечами, как будто ему все равно, но я знаю, что задела его самолюбие. Ему нравится быть рыцарем на старом Урале Волке.

- Я очень тебе благодарна! Здорово, что ты приехал! Зайдем куда-нибудь? Или сразу поедем?

Он немного теряется. Наверно, не ожидал, что я потащу его куда-нибудь. Хотя здесь и некуда идти. В этом городишке удивительно мало интересных мест. Кажется, даже бара нет.

- Я не планировал куда-то заходить, - он снова усмехается и цепляет свой фирменный взгляд, встряхивает головой, раскидывая длинные пряди по плечам.

- Тогда поехали?

Он кивает и вытаскивает из-за спины шлем для меня. Я чувствую, как радостно внутри подпрыгивают немного бешенные единороги. Я, наверно, сейчас даже затанцевала, если бы не усталость после четырех часов дороги в душном автобусе.

Костя ловко перекидывает свою длинную ногу через седло мотоцикла и застегивает собственный шлем, терпеливо ждет, пока я справлюсь с курткой и своим шлемом.

- Держись крепко, на трассе будет страшно.

Волк рычит, ластится под руками Кости. Я изо всех сил прижимаюсь к спине Кости грудью, стараясь унять яростно стучащее сердце. Не знаю, чего больше – страха или возбужденного волнения.

Мы не в первый раз едем вместе, но первый раз по настолько оживленной дороге. Я чуть прикрываю глаза, чтобы не видеть, как мимо проносятся озеро, лес, машины. Я доверяю Косте, но не могу поверить, что сама решилась на эту поездку.

А потом неожиданно настигает эйфория. Ветер плещется за спиной, окружающее пространство сияет солнечными бликами. Где-то в груди разворачивается пружина чистой энергии. Я смеюсь, пытаясь выплеснуть хоть толику восторга от происходящего, но вместо этого только сильнее погружаюсь в водоворот полета.

Пока неожиданно что-то твердое с силой не вонзается в мою грудь, и я понимаю, что это спина Кости. Внешняя сила сдергивает меня с сидения и швыряет в воздух, ещё мгновение назад, казавшийся бесконечным. Мир колесом проносится перед глазами, путая краски и ощущения, смешивая горячую боль и напряжение беспомощности. Я даже не пытаюсь сопротивляться, только чувствую, как в голове яркими осколками взбухает свет, мешая осознавать происходящее.



Люся_Люся

Отредактировано: 03.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться