Шазилир. Разжигая костры

Размер шрифта: - +

Глава 1.1. Ожидание

 

Свеча коптила и потрескивала, бросая неровный свет на россыпь исписанных торопливым почерком листов. Семнадцать писем… Мика смотрела на желтоватую бумагу, хранившую прощальные слова давно превратившихся в прах людей, и приказывала себе относиться к этим посланиям как к обычным документам.

Нечего поддаваться эмоциям. История не повторится. В Шазилире больше никогда не будет костров.

«Последнее утверждение весьма спорное», – мелькнула неприятная мысль.

Все решится в ближайшие дни. Поговаривают, корабли охотников на колдунов уже прошли Восточный пролив. Осталось мало времени! Вот если бы их задержали шторма или ураган швырнул на скалы!

Магистратские часы пробили полночь.

– Ворота запирать? – донеслось сквозь открытое из-за жары окно.

– Погодь! Мышка еще не ушла!

Знакомые голоса немного подняли настроение. Мика улыбнулась сама себе. «Мышка» – куда лучше, чем «архивная выскочка», как ее называли всего неделю тому назад. Быстро же прижилось это прозвище… Прав был градоправитель: устаревшие сплетни никому не интересны. У шазилирцев появились новые темы для разговоров, и скандальное назначение смотрителя городского архива потеряло остроту.

Огонек свечи колыхнулся, потревоженный легким дуновением ветра.

«Хватит на сегодня», – Мика устало потерла веки.

Сколько раз она перечитала потрепанные годами листы? Не счесть… А толку? Их переполняли эмоции, и пробиться сквозь чужие страдания казалось невозможным.

Наверное, не стоило рассчитывать на те послания. Они предназначались друзьям и любимым – не доморощенным следователям. Их писали поздней ночью, при пробивавшемся сквозь решетку свете луны. Неровные карандашные строки порой обрывались в пустоте, налезали друг на друга, заканчивались расплывчатыми следами слез. Но они – единственное, что осталось от горемык, имевших несчастье родиться проклятыми.

Складывать записи в ящик не хотелось. Зачем лишний раз тревожить местами протертую до дыр бумагу? Да и завтра нужно пересмотреть письма заново. Вдруг на свежую голову обнаружится нечто полезное? Намек, оговорка, случайная фраза – пригодилось бы что угодно!

Мика захлопнула ставни и угрюмо покосилась на удобное кресло смотрителя. Напомнила себе, что ночевать на работе – дурной тон, и вообще надо бы пожалеть охрану, а то как бы «Мышка» не превратилась обратно в «ту самую из архива». Бросила взгляд на небольшой, аскетично обставленный кабинет (два стола, шкаф, три стула и корявое деревце в кадке), задула свечу…

Щелчок замка эхом пронесся по опустевшему зданию, мягкий ковер коридора приглушил шаги. Девушка преодолела ставшую привычной скользкую мраморную лестницу, едва не бросила ключи на пустовавшую конторку администратора, резко изменила направление и толкнула тяжелую дверь.

– Наконец-то! – стражник, карауливший снаружи, придержал для нее створку. – Вы слышали о такой штуке, как сон? Нормальным людям без этого никак.

– Вы же только на смену заступили, Орен, – беззлобно отмахнулась она. – Вам спасть по долгу службы не положено.

– Разве я о себе пекусь? Мне полдня хватает за глаза, – дородный мужчина пригладил обтянутое форменной рубашкой брюхо, добродушно усмехнулся. – И кушать вовремя я не забываю. Из нас двоих не меня ветром качает. Хэй, Тимор, просыпайся! – рыкнул в направлении ворот. – Мыш… Госпожа смотритель закончила с делами!

Скрипнула дверка кареты, невидимой в тени раскидистой липы. Дружный хор сверчков на мгновение затих, потом возвратился к обычному ритму. Протяжный зевок вскарабкавшегося на облучок извозчика спугнул ночную птицу, мелодично звякнула сбруя, раздраженно зафыркали лошади.

– Домой?

– Ага, – Мика совсем не удивилась вопросу – не далее как вчера она в это время заходила в архив городского сыска.

Повозка двинулась по освещенной большими фонарями улице, чуть убавила ход на перекрестке, повернула за угол… Центр города, сплошь занятый государственными учреждениями, остался позади, и теперь вокруг простирался чинный и благопристойный квартал знати, где даже изредка прошмыгивавшие по заборам кошки не решались подать голос.

– Сушеную хурму не хотите? – перекрикивая стук колес, спросил извозчик. – Свежая, сладкая, никаких вредителей!

– Спасибо, с удовольствием.

– Жена собирала!

Мика не пошевелилась. Смерила взглядом объемную плетенку, от которой расходился вкусный аромат, и подумала, что если сделает хоть движение, то рассыплется на части.

Усталость навалилась неожиданно: совсем недавно ей хотелось остаться в магистрате на часы, сейчас же конечности отказывались слушаться, голова налилась неприятной тяжестью, пробивавшийся из-за занавесок тусклый свет резал глаза.

Неподалеку взвыла собака, и этот звук отдался тупой болью в висках.

«Сейчас же прекрати раскисать! Тебе двадцать один, а не девяносто!» – увы, мысленный приказ не возымел никакого действия.



Елена Гриб

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: