Шоколадная загадка

Шоколадная загадка

 Яся сидела за столом и рассматривала выложенное на нем шоколадными буквами слово «люблю». Шоколад слегка подтаял, но послушно транслировал мысль таинственного незнакомца, а Яся тем временем витала в розовых облаках.

 Прошло вот уже пять дней с тех пор, как она получила первую букву. Тогда возвращалась с прогулки с Пуфиком (и не говорите, что это странная кличка для собаки), причем возле двери пришлось отнимать у любимой пушистой моськи неведомую коробочку. Пуфика презент очень заинтересовал, Ясю, разумеется, тоже. В простой картонной коробочке покоилась шоколадная буква «л». Заинтригованная Яся возмутилась: «Ни тебе записки, ни подписи!». Хотя интрига была так сладка… Есть букву Яся не стала.

 На следующий день появилась тщательно упакованная «ю», и Ясино сердечко затрепетало. Неизвестный субъект имеет запас шоколадных букв, или…сам их делает? Значит, возможно, работает вместе с Ясей в «Лакричной палочке»! Надо сказать, что девушка трудилась продавщицей в милейшей кофейне, где подавали лишь кофе и сладости. Правда, буквы там отсутствовали, но кондитеру несложно произвести их дома, ведь так?

 Яся тайно предавалась пряным размышлениям и упоительным мечтам. Быть может, загадочный поклонник – Вадим, который славится нежнейшими шоколадными бисквитами? Или бариста Артем, что любит посыпать кофе шоколадной крошкой? Управляющий слегка выбивался из ряда, но вдруг именно он любит поэкспериментировать с шоколадом у себя на кухне?

 Пять рабочих дней – пока собиралось на Ясиной столешнице заветное слово – девушка пыталась подкараулить незнакомца. Увы, коробочки возникали у двери в разное время суток. Да и вычислить обожателя не было никакой возможности, разве только спросить напрямую у Вадима, Артема или управляющего (а его Яся даже в мыслях называла только Евгением Александровичем). Терзаемая сомнениями, все же приняла решение ждать.

 Когда к собранным подарочкам прибавилась буква «т», Ясино нетерпение растеклось по всему телу, как желе. По ее представлениям, до карамельной разгадки осталось три долгих дня, ведь наверняка же полный текст послания – «люблю тебя»! От переизбытка чувств Яся тогда зацеловала Пуфика чуть не до полусмерти.

 И каково же было изумление – следом за «т» обнаружилась «в». Не один час Яся ломала голову над данным казусом и пришла к выводу: послание будет длиннее, чем ожидалось. Видимо, ее почитатель хочет сообщить нечто вроде «люблю твои глаза» или «люблю твой характер». В глубине души Ясю прямо-таки раздирало на две половины: одна желала, чтобы сладкая интрига тянулась и тянулась, как жвачка, а вот вторую больше волновал неуловимый романтик-незнакомец.

 Спустя два рассвета девушка получила продолжение: «о» и «ю». Выходило «люблю твою». Улыбку? Сколько Яся не думала, не смогла вообразить ничего другого женского рода, что в ней можно было бы любить. Ну не грудь же! Прическу?..

 Яся размышляла над этим, механически приветствуя посетителей кафе, и рассуждала, гуляя с Пуфиком по близлежащему парку. Шел десятый день, первой буквы очередного слова пока не было. Впрочем, иногда Яся находила коробочки вечером, после прогулки с псом. Но почему сегодня, когда настолько велико желание узнать, что же привлекло в ней воздыхателя, приходится ожидать так долго?!

 Из-за томного напряжения Яся то и дело покусывала ногти, шла медленно, невнимательно смотря себе под ноги. Пуфику это не слишком нравилось, он энергично прыгал вокруг и почти волок хозяйку вперед на своем же поводке. В какой-то момент ремешок особенно больно врезался в Ясину руку, и она отстегнула поводок от ошейника. Пуфику подобное было не в новинку: он принялся довольно носиться по траве, а Яся уселась на скамейку.

 Она склонялась к невероятному варианту развития событий, в котором неизвестным оказывался управляющий. Потому как Евгений Александрович точно мог узнать ее домашний адрес! Яся представляла себе управляющего в опрятном переднике и пробовала его имя на вкус – как-никак, если это действительно Евгений Александрович, придется называть его ласково. Женя или Женечка.

 Женя в передничке, любящий, предположительно, улыбку Яси, запросто заставил девушку таять от умиления. Фантазируя, она сидела на лавочке нескончаемо долго, и очнулась от грез лишь в холодных сумерках.

 - Пуфик! Пуфи-и-и-и-и-ик!

 На удивление, жизнерадостная собаченька не примчалась на зов Яси и не подала голоса. Глухая тревога кольнула Ясю где-то в груди, хотя та пронялась ею только через минут пятнадцать. Пуфика нигде не было.

 Яся охрипла, выкрикивая имя пушистого друга, исходила все возможные дорожки, перепугала поспешными расспросами знакомых собачников, но через пару часов вернулась ни с чем. Пуфик будто сквозь землю провалился. 

 Зато под дверью стояла не коробочка, а целая корзинка: в ней Яся позже насчитала шесть букв. Переставляла их и так и этак, пока не составила последнее слово. Распухшими от слез глазами увидела всю картину: «люблю твою собаку».



Яна Солнышкина

Отредактировано: 14.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться