Сирена

Сирена

Моей маме

 

Субботнее утро не особо радовало. Серое низкое небо давило сверху, грозясь выпасть на землю долгим затяжным снегопадом. Ветер дул то резко, порывами, то вдруг начинал выть в проводах непрерывно, нудно и с какой-то особой безнадёгой в единственной тянущейся за ним ноте.

Андрей не спеша расчищал машину от снега. Мерно гудел мотор, выпуская из выхлопной трубы клубы пушистого, но едкого газа. Андрей затянулся сигаретой и вторя выхлопной трубе, тонкой струйкой выдохнул из себя дым. Курить дома жена запрещала. Да и в машине тоже. Андрей с сожалением подумал о том, что в холостые его годы он не спрашивал «можно ли мне покурить и где это делать?» .

Он задумался, и очередная порция снега свалилась с автомобильной крыши прямиком на него.

Андрей ругнулся. Холодный мокрый снег попал на рубашку, на ремень брюк. Теперь всё намокнет. Он попытался стряхнуть снег автомобильной щёткой, но лишь размазал мокрое пятно по светлой ткани. Андрей раздражённо сплюнул окурок в ближайший сугроб и залез в машину. Там, в тепле и относительной сухости – рубашка намокла и теперь холодила тело, – он осмотрел пустой салон и с тоской взглянул в сторону дома.

Поездки по магазинам выматывали Андрея больше, чем стояние в московских пробках по два раза в день утром и вечером – вместо зарядки. А поездка за продуктами к новогоднему столу – что могло быть хуже? Чем новогодний стол так отличается от ежедневного? Количеством еды? Красотой майонезной сетки на салатиках? Непременными мандаринами и шампанским? Которое, кстати, Андрей вовсе не пил, предпочитая более крепкие (и более мужские) напитки, вроде коньяка или виски. Да-а, хороший виски стоил даже этой ненавистной предновогодней суеты. Андрей погрузился в мечты о том, как он свалит на новогодние праздники из дома к своему старому другу Лёхе. Накатят по пятьдесят, закурят. Э-эх! Только бы жена отпустила. И Андрей тут же возмутился собственным мыслям. Как это «отпустила»?! Он что, ребёнок что ли?! Предупредит, и уйдёт! Он свободный человек! Но от слова «предупредит» Андрей всё же сморщился. Так и так выходит, а больше не свободный он человек. Семья требовала времени, внимания…

«…и немало нервов», - про себя добавил Андрей, заслышав знакомые голоса с улицы. Его девочки шли к машине и о чём-то громко спорили.

Андрей уже морально приготовился оказаться меж двух огней.

Задняя дверь открылась, на сиденье плюхнулась Танюшка, его двенадцатилетняя дочь с большими серыми глазами и русыми волосами, прядь которых торчала сейчас из-под огромных меховых наушников на голове.

- Мам, я за ним сама убирать буду!

- В сотый раз, Тань! Никаких собак! – жена села на соседнее сиденье. В её руках неизменно светился экран телефона – Instagram.

- Пап, - дочка сразу же переключилась на него. – Ну у всех уже собака есть. Одна я, как дура. Ребята гулять ходят с ними, а я из окна смотрю.

- Ходи вместе с ними, - хмыкнул Андрей. – Кто запрещает?

- Одна? Они-то с собаками!

- Они с тобой дружат из-за собаки, или из-за тебя?

Андрей поморщился. Этот разговор повторялся раз за разом с самого лета. Стоило одному парню в классе Тани завести лайку – хаски, или как их там, – так дочь заладила своё: «Хочу собаку!».

Он подождал, пока все пристегнутся, вывел машину со двора. Дочь не отставала.

- Пап, ну я гулять с ним буду сама. Кормить. Хаски, они, знаешь, какие умные! Ну, если напакостит, я сама за ним уберу!

- Ты уже убирала, - вмешалась жена. – Помнишь, что было, когда мы завели кота? В итоге помнишь, куда он отправился? Пришлось искать, кому отдать.

- Кота я не просила, – сказала дочь, но чуть притихла.

- А тут чем отличается? Собака чем от кота отличается, Тань? Меньше ухаживать? Наоборот, больше.

- Ну, па-ап!

- Никаких собак в доме! – отрезал Андрей. – Поедешь к бабушке, возьмёшь Полкана на поводок и гуляй с ним, сколько влезет. Но домой собаку – куда?! – на голову если только. – Андрей взглянул в зеркало заднего вида и поймал Танькин взгляд. – Никакой собаки!

Танька насупилась, пару раз открыла рот, не желая сдаваться.

- Никаких собак! Я всё сказал! – отрезал Андрей.

- А я… - начала дочка, но её голос уже дрожал. – Я больше с тобой не разговариваю! С вами обоими!

Она откинулась на сиденье, натянула на голову наушники и отвернулась к окну.

- Ну вот, - проворчала жена. – Ну, Андрюш…

- Что «Андрюш»? Собака – это ответственность. Ты сама говорила. Кота тебе пришлось потом пристраивать. С собакой тоже так же будет? Погуляет с друзьями, похвастается – и в хорошие руки отдавать?  Да и место собаке надо. Уж точно не в квартире её держать.

- Как скажешь, - отозвалась жена.

Андрей повернулся. Жена что-то строчила в телефоне, а на её лице блуждала отвлечённая полу-улыбка. Андрей вернул всё внимание дороге, включил поворотник и перестроился в левый ряд. Машин становилось больше, пробки им не избежать: последние выходные перед Новым годом.

Как Андрей и предполагал, через пару минут они оказались заперты в пробке. И чем ближе был Большой Каменный мост, тем плотнее становился поток машин, тем медленнее они продвигались вперёд. Где-то чуть позади раздалась сирена. Андрей скосил взгляд в боковое зеркало: по соседнему ряду двигалась жёлтая машина скорой помощи – реанимация.



Анита Слэш

Отредактировано: 22.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться