"Скромница" для Темного, а по-русски "Шальная Императрица"!

Пролог

Господи, неужели все это кончилось… хотя бы на два месяца лета. Неужели я больше не увижу всех этих преподавателей, аудиторий целых два месяца… прям, не верится.

Ммм, а это волшебная прямо таки приятная тяжесть портфеля, что оттягивает мне лямки. Хоть мурчи от удовольствия. А дело в том, что в нем пять! бутылочек коньячка, для празднования окончания учебного года, ну и окончания второго курса института.

Учусь на архитектора. Меня всегда привлекали и просто таки манили к себе величавые здания архитектуры разных эпох. Вот и решила я поступить на архитектора, хоть тренер и был против. Об этом подробнее. По мимо моего увлечения архитектурой, увлекаюсь , еще и смешанными единоборствами, тайским боксом. Казалось бы, все довольно таки радужно, но вот только у меня нет родителей. Воспитывали меня хорошие люди. Аркадий Борисович, это и мой тренер, и мой дядя. Дядя не по крови, нет, просто я его считаю своим дядей. А ни старалась, а называть папой его я так и не смогла. Он и не настаивает, прекрасно все понимает. Ирина Константиновна, это и моя няня, и тетя. С ней так же, как и с дядей. Называю их дядей и тетей, или же просто по именам.

О своих родителях я помню мало. Маму так вообще практически не помню. А то, что помню, смазано и размыто. Зато папу помню отчетливо. Его глаза, которые вечно меняли цвет, так же как и мои, его волосы черного, как смола, цвета, его всего. Волосы у меня пшеничного цвета, и я всегда сокрушалась, что хотела бы такие же, как и у папы, на что он только смеялся и трепал меня по голове. А еще, всегда говорил, что волосы мне достались от мамы, так же, как и ангельская улыбка, которую со временем я научилась превращать в оскал похуже, чем у самого дьявола.

Папа пропал, когда мне было пять лет. Вышел из моей комнаты когда укладывал меня спать, и пропал. Помню только, что в коридоре засиял яркий, просто ослепительный голубой свет. Тогда я ни чего не поняла и уснула. А на следующий день, меня будил дядя с тетей. Они забрали меня, воспитывали как родную. О родителях ни когда не говорили. Пресекали все мои жалкие попытки начать о папе разговор. О маме даже не пыталась, ведь если папа о ней не говорил, то и они не станут.

И вот, мне уже 19 лет, закончила второй курс, и иду пить с однокурсниками. Хорошо хоть, что дядя в школу меня отдал на год раньше, да и к спорту приобщил, а то, как посмотрю, с кем могла бы учиться, так, а ж передергивает.

Солнце печет, прям выть хочется. Вот дернул меня черт утром одеться во все черное. И джинсы, и большая объемная футболка, и кардиган, и носки, и кросы, да даже белье я сегодня черное одела. И портфель тоже черный. Ладно-то я, я потерплю, а вот коньяк-то и нагреться может. А это не есть хорошо. И так чуть не спалили на последнем экзамене, а тут еще и солнце. Вот утром так хорошо было, прохладно, хорошо одним словом, зато сейчас хоть загорать ложись. Я понимаю, что второй месяц лета и все такое, но его же не волновало две прошедшие недели, что оно и все-таки уже наступило, нет?! а сейчас оно вдруг бац, и солнышко. Супер блин.

Так ладно, тут чуть-чуть осталось. Всего-то пару дворов и я около заброшки, где мы и собираемся с ребятами.

Оооой, как-то голова закружилась. А все это чертого солнце. Лавочка, моя спасительная лавочка… так, две минуты и встаю. Да что ж такое-то, а? головокружение не проходит, а мне сегодня еще пить, но это так, на минуточку. Так, закрываем глаза, дышим глубже…

Фуф, кажется, прошло. Теперь медленно, открываем глаза, а то от греха подальше, голова опять закружится.

Открываем и…. твою мать!



Анастасия Воскрешенная

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться