Скрытые игры

Глава 1

— Старший инспектор Грин, — Обадайя вытянул вперёд ладонь, на которой сразу же проявился знак полицейского управления: собачья морда и личный номер. – Немедленно опустись на землю и перейди в спящий режим.

Десятиметровый бот, изображающий дракона, фыркнул дымом и снова вгрызся в рельсу путепровода, совсем по-собачьи прикусывая ее углом рта и придерживая лапами. Крылья двигались в такт, а хвост недовольно сучил по металлическому покрытию. Дракону здесь не место, его место на «Гейм-Экспо», выставке, посвященной достижениям игровой индустрии. Но бот не просто улетел из павильона, он, мать же ж мать, приземлился рядом с домом Обадайи, сшиб вагон монорельса и теперь потихоньку рушил путепровод.

— Невозможно передать, как я рад видеть здесь твою здоровенную чешуйчатую тушу, также спешу выразить сожаления, что она не появилась через час двадцать, как раз к началу рабочей смены.

На самом деле Обадайя хотел выразиться несколько короче и намного грубее. Но кто использует нецензурную брань, тот позорит своих отца и мать. Дракон же никого опозорить не боялся, он зарычал, резко поднял голову и дохнул пламенем на летающего дрона новостной службы, а после и на столпившихся рядом зевак. Те вовремя отскочили, спасённые включившимися крилл-приложениями для чрезвычайных ситуаций. Поведение бота было неправильным: каждый из биотехнических организмов обязан выполнять приказы сотрудника полиции, этот же игнорировал вложенную программу. А после и вовсе взмахнул крыльями и попытался взлететь.

Встроенный в его тушу антиграв почти разрядился, потому дракон завис в десятке метров над землёй и не мог подняться выше. Ящер ревел, бестолково махал крыльями, но не мог убраться далеко от путепровода.

— Возможно ли подобрать тебе цензурную характеристику?

Дракон обиженно тряхнул головой и попытался сжечь Обадайю. Клуб огня приближался сверху, красиво мерцая бело-оранжевыми язычками, в воздухе плавно летали частицы пыли, а со стороны парка медленно бежала женщина, будто бы попавшая в прозрачное тягучее желе.

Ускоренное восприятие не та вещь, к которой легко привыкнуть. У гражданских не было модулей для его подключения вне вирт-миров, а полицейским и военным восемнадцати кратное растягивание личного времени постоянно спасало жизни.

«Активировать приложения для захвата преступника в городских условиях.» Обадайя набрал команду на внутреннем интерфейсе, тот сразу же откликнулся, предложив варианты: «пакет для полиции» и «другое». Обадайя щёлкнул первый вариант, отчего интерфейс сразу же утонул в рекламных окнах. Боты-спутники, приложения для долгого и качественного секса, призывы вступить в госпрограмму по росту численности населения, баннеры веришей, призывавшие отказаться от криллоцитов и прочих технических примочек и агитки общества защиты ботов, которые рекомендовали проникнуться любовью и нежностью к биотехнологическим организмам. Затем их перекрыла крупная надпись предлагавшая обновить лицензию у блокировщика рекламы на внутреннем интерфейсе. Обадайя закрыл все окна и размялся шею, пробуя обновленную силу и скорость. И прежде, чем его накрыло пламенем, отскочил в сторону, оттолкнулся от перрона, прыгнул на крышу остановки, с нее на фонарный столб и полез по нему вверх. Руки противно хлюпали, почти присасываясь к поверхности, зато совсем не скользили по поверхности, что позволяло взбираться куда угодно на максимально возможной скорости.

Криллоциты изобрели давно, ещё во время войны. Тогда они спасли человечество от вымирания, затем – полностью изменили мир. Крохотные, меньше элементов крови, частицы могли перемещаться по телу, делая носителя быстрым, сильным и практически бессмертным, только плати за специальные приложения. Оборот и создание последних контролировало государство, не позволяя гражданским использовать искусственное увеличение физических параметров. Разумная мера по мнению Обадайи. Люди и в обычном своем состоянии ухитрялись повсеместно нарушать закон, выдай им допуск к сверхспособностям, не миновать новой войны. А вот для полицейских, спасателей и военных сделали исключение, но только на время несения службы. И Обадайя собирался воспользоваться этим. И за время, пока ящер жег пустой перрон, он раскачался на верхушке столба и перелетел на хребет дракону. У каждого бота была специальная зона на шее, надавив на которую можно его усыпить.

Дракон попытался налёту перехватить врага, но промахнулся и впустую щёлкнул челюстью. Обадайя же тяжело упал на загривок бота и надавил на точку. Толстенная, утыканная шипами шкура не проминалась, а антигравы выдохлись, отчего дракон начал падать, бестолково размахивая крыльями. Зато он мог выкручиваться, трясти шеей, мотать головой и с силой ударять ей по тому самому столбу. По ощущениям это не могло сравниться с ежегодным тестом вестибулярного аппарата. Обадайя держался за драконью шею и пытался нажать на «выключающую» точку. Загвоздка была в том, что ее полностью закрывал один из шипов.

Дракон опустился на полотно монорельса и повалился на бок, пытаясь расшибить всадника. Обадайя же выдрал с мясом шип, запихнул пальцы прямо под шкуру и вдавил точку на позвоночнике. Дракон сразу же заснул, вытянув вперёд лапы.

С внутреннего экрана посыпались предупреждения о ранах и переломах. Обидно, что полицейская страховка покрывала только часть из них, скачивание остальных приложений пришлось оплатить с личного и так небольшого счета. Радовало то, что внешнего вмешательства не потребуется, а значит больницу можно не посещать, иначе бы совсем разорился.

— А-а-аташел! Аташел быстра! – справа на Обадайю налетела щуплая женщина с короткой стрижкой. Сдвинуть сотню с лишним килограмм с места у нее не вышло, потому она просто упёрлась в бок Обадайи и попыталась отпихнуть его от дракона. – Падлец! Аташел! Пакалечил Пламеня.



Евгений Монаков, Елена Труфанова

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться