Следственная некромантия

Пролог

Ирвин не успел даже открыть глаза и хоть что-то вспомнить, но следовательское чутьё с уверенностью подсказало: он не дома. По комнате носился летний ветер, снаружи что-то шумело, пахло свежескошенной травой, а ещё что-то нагло зудело снаружи – а он жил в городской квартире, в которой заклинивало окно, и пахнуть там могли разве что блюда, приготовленные назойливой соседкой. Что-то позвякивало, совершенно нетипично для его обычного утра, солнце слепило глаза – а ведь он привык просыпаться раньше, чем небесное светило…

Впрочем, фактором, подчёркивающим необычность ситуации, было нечто совершенно иное. Солнце, трава, ветер – это легко можно было смоделировать и дома, если немного постараться. Но некто тёплый и мирно посапывающий под боком совершенно не внушал доверия.

В последний раз Ирвин просыпался с кем-то в постели… Да когда это было? Тот день, когда они с Сагроном напились и не уползли дальше дивана, на котором и пили, а потом проснулись в обнимку под громкие возмущения жены друга – не считался.

Он же зарекался после того случая вообще брать в рот спиртное! Память вышибает напрочь… Сагрон – его никакая зараза почти не берёт, - потом рассказывал, что Ирвин, опьянев, едва не вышиб заклинанием дверь соседям и планировал поджечь следовательское управление. А ещё подрался с хулиганами на улице, да так, что их едва не забрали в участок, и это после нескольких кружек эля!

Зато голова не болела. Какая прелесть! В голове – ни единого воспоминания о событиях нескольких прошедших дней… И некто рядом.

Некто был тёплым – это радовало в контексте превышенной некромантской активности в первую двадцатку лета, - и совершенно точно являлся особой женского пола. Если повезёт, это даже человеческая девушка. Или эльфийка. В крайнем случае, оборотень. Главное не проснуться с орчанкой или, упаси боги, какой-нибудь хрупкой тролльей барышней…

Ирвин открыл один глаз, потом, убедившись, что никакой угрозы нет, второй – и взглянул наконец-то на дремавшую рядом девушку.

В том, что между ними что-то было, сомневаться не приходилось. Что ж, оставалось благодарить – в кого там нынче принято верить? – за то, что ему не понадобится об этом жалеть. Ну, по крайней мере, есть высокая вероятность, что не понадобится…

Девушка была человечкой. Ирвин не жаловал смешанные связи, потому с опаской посмотрел на то ухо, которое мог увидеть, и с облегчением выдохнул – всё в порядке, а то можно принять за эльфийку, такой хрупкой казалась незнакомка. Блондинка, ещё и с нежными, тонкими чертами лица, точёной фигуркой – последнее он скорее чувствовал, чем видел, так как девушка была укрыта одеялом. Кого-то напоминала…

Она распахнула глаза – тёмно-синие, к слову, - и у Ирвина в голове мелькнула дурацкая мысль, что он уже видел это на двухсотлетней давности портрете графской семьи: первый советник короля, его супруга, хрупкая светловолосая леди, и, собственно говоря, король: их годовалый внук. Конечно, незнакомка была лет на двадцать пять моложе супруги советника с портрета, но сходство всё равно смущало.

- Доброе утро, - первой нарушила она молчание и шмыгнула носом, словно собиралась расплакаться. – А мы…

- Ага, - кивнул Ирвин, поворачиваясь на бок. – Это…

- Мой дом, да.

Уже легче.

- У меня никогда такого не было, - вздохнула девушка, глядя на Ирвина своими большущими и удивительно наивными синими глазами.

Он скосил взгляд на почему-то сброшенную на пол простынь, оценил её наметанным следовательским взглядом и хмыкнул:

- Да я понял. Ничего не болит?

Девушка замялась.

- Всё в порядке. А ты целитель?

- Стихийный необузданный дар. Вообще-то я боевой маг.

- Ну, мне, можно сказать, повезло, - тяжело вздохнула девушка. – Много кто хотел бы… - она зарделась, - с целителем, который выглядит как боевой маг.

Ирвин хмыкнул. Эта назойливая шутка о целителях… Впрочем, в ней была доля правды: контакт с целителем, не контролирующим свою магию, позволяет минимизировать любые болезненные ощущения и, к тому же, залечить все раны. Никаких ран, как надеялся Ирвин, и появиться не могло, но хоть в чём-то его в целом бесполезный дар мог помочь – никакого дискомфорта для возлюбленной ни в первую ночь, ни во вторую, ни в сотую, если вдруг что. И голова болеть не будет, да и всё остальное тоже. Боевые маги часто искали себе в пару целителя или целительницу: полезно для здоровья.

Только вот выглядели они обычно не очень. А в последнее время массово облачались в белые хламиды, отказывались от нормальной пищи, переставали бриться, превращали волосы в гнездо для птиц и старались максимально быстро сойти с ума. Целители обычно были худощавы, невысоки, светловолосы… В общем-то, не мечта любой девушки.

Впрочем, проснуться невесть с кем – тоже не предел счастья, и Ирвин знал, что на подарок судьбы не потянет.

- Ты не обидишься, если я скажу, что не помню, как тебя зовут? – заранее представляя, как будет просить прощения, протянул Ирвин.

Девушка отреагировала удивительно спокойно. Вместо положенной ему пощёчины она только завозилась в постели, села, подтянув одеяло к груди, высвободила одну руку и, поймав его за ладонь, стремительно её пожала.

- Я тоже не помню! – бодро поделилась мнением она. – Я – Лилиан, если сложно, то можно просто Лили. А ты?..

- Ирвин.

- Ты не похож на целителя, - сообщила Лилиан, ободрившись. - Я б скорее назвала тебя некромантом. Кем ты работаешь?

Ирвин вздохнул. Некромантом, как же… Чёрные волосы, чёрные глаза, смуглая кожа… К тому же, некроманты, в отличие от целителей, обладатели других стереотипов – они за собой смотрят. Мёртвых нельзя пугать небритой рожей!



Альма Либрем

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться