Слишком хорошая девочка

Глава 1

Сверлящий взгляд, упёршийся мне в затылок, я почувствовала, лишь когда последняя фишка легла на доску и развернувшаяся на экране партия го закончилась победой чёрных. Кто-то стоял за моим плечом, хотя я точно знала, что в квартире одна. Невольно вздрогнув, я резко обернулась и уткнулась в пышное жабо маминого платья.

Ну, конечно, ключи я давала только ей.

– Не прошло и часа, меня заметили, – мама закатила глаза, точь-в-точь как это делали актрисы в её любимых мыльных операх, и отступила, обдав меня ароматом бергамота и нероли.

Я скривилась – как приторно…

– Если быть точной, то две с половиной минуты, мама.

– Хм?

– В этой партии было триста тридцать шесть ходов, а я листаю кадры со скоростью два клика в секунду. Кстати, вычти время, которое ты шла от прихожей до моего стола.

– И что за удовольствие смотреть, как сыграли другие? Ах, Леся, давай не будем! Между прочим я пришла позвать тебя пройтись по магазинам. Ты только и делаешь, что сидишь за ноутбуком. Когда ты последний раз выходила в большой мир?

Что я там забыла?

– И куда именно ты собралась? В просто «пройтись» я не верю, мама.

– Леся! Скажи на милость, зачем этот колючий тон? – она совсем по-детски надула губы, но, убедившись, что на меня не действует, понизив голос, заговорщицки призналась. – В ювелирный. Ты бы видела это кольцо из новой коллекции!

– Прости, не выйдет. Я занята. Вот, возьми, – я выудила из пачки своих карточек золотую «визу».

Мама белозубо улыбнулась, приняла кредитку и молниеносным движением спрятала в клатч. Я только вздохнула. Прощайте, денежки, я копила вас месяц… Впрочем, не жалко, раз именно обновки делают маму счастливой.

Я поднялась из-за стола, чтобы проводить её, потянулась всем телом до хруста. Пожалуй, и правда засиделась. Стоит прогуляться, только не по магазинам, чушь какая, а в парк. Воздухом подышу, цветами полюбуюсь, уток хлебом покормлю.

Мама, пока я размышляла, как-то странно подобралась.

– Леся, мои глаза…

А, ну да. Потёртые джинсы, растянутая майка с мультяшным принтом вывалившего язык тасманского дьявола. Встав из-за стола, я предстала во всём своём великолепии, которое довершали тапочки. На моих ногах красовались ушастые бежево-шоколадные щенки.

– Леся! Когда ты, наконец, возьмёшься за ум? В твоём возрасте…

Почему-то в мамином представлении, ум – это не серое вещество внутри черепа, а яркая обёртка снаружи.

– Дай-ка подумать…, – перебила я. – Мне всего двадцать восемь, но у меня собственная веб-студия, я зарабатываю в несколько раз больше, чем твой новый муж…

– Ты безвылазно сидишь в своей норе! Ты избегаешь нормального общения. Леся, даже твоя фирма! Ты переписываешься с подчинёнными и клиентами через Сеть! Это действительно ненормально.

– Мама!

Но её уже понесло:

– Леся, почему ты можешь стать хоть капельку милее, женственнее?

Её мечта – упаковать меня в кружево с головы до ног, а сбоку прицепить розовый бантик. Как будто под мишурой можно спрятать папин характер! Я демонстративно подёргала топорщившиеся во все стороны короткие пряди. Позавчера только покрасилась в тёмный каштан и подстриглась «под мальчика». Как чувствовала.

– Леся!

Мама всё повышала и повышала голос. У меня противно зазвенело в ушах, я упала обратно на стул, едва не промахнувшись мимо сидения. Мама не замечала, продолжая возмущаться. Я практически перестала слышать, что она говорит, и лишь дробью фишек по доске в голове отдавалось одно и то же слово. Женственнее–женственнее–женственнее! Сил не хватало даже застонать. На меня словно мешок упал, пригвоздил к стулу, заткнул рот, а вслед за тяжестью пришла поразительная лёгкость. Я воспарила, как перекаченный гелием воздушный шарик.

– Мама?

Но это сказала не я. Моё тело встало без моего участия, медленно огляделось с таким выражением лица, будто видело комнату впервые и она ему не слишком понравилась. Тело посмотрело вниз, оттянуло край майки, вздрогнуло.

– Леся, я прошу тебя, заклинаю! Поедем вместе и купим тебе хотя бы пару платьев!

Моё тело неуверенно кивнуло и сделало к маме несколько шагов.

– Эй! – возмутилась я, но меня почему-то никто не услышал.

До меня начало доходить, что происходит нечто запредельное, противоестественное. Кто-то чужой захватил моё тело… Но ведь так не бывает!

– Леся, ты согласна?! – обрадовалась мама, порывисто обняла самозванку.

И нечто, удерживавшее меня в комнате, лопнуло.

Гелиевому шарику обрезало нить – меня стремительно понесло ввысь, закувыркало.

А когда я очнулась, я обнаружила, что уже не сижу на стуле, а лежу на твёрдой поверхности, и сквозь тонкую ткань кожу холодят каменные плиты. Странный приступ беспомощности прошёл, и я приподнялась на локте. Несколько раз моргнув, я наконец поняла, что это не у меня в глазах темно, а в помещении, в котором я оказалась.



Нелли Видина

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться