Служанка колдуна. Часть 2

Глава 1. Свадьба

Совсем не так Питер Гринуэй представлял собственную свадьбу. От гобеленов в старом замке воняло пылью, гости сидели на грубо сколоченных скамейках, а невеста поправляла складки чужого платья.

“Ниже падать уже некуда”, — брезгливо морщился отец, заметив пятно на рубашке сына. 

А тут важное торжество хуже похорон деревенского бедняка. Где прислуга? Почему невеста каждое мгновение порывается взять блюдо и обнести им двух единственных приглашённых? Что проходимец Норфолк сделал с аристократкой из древнего рода? 

Её руки.

Святые предки, Питер, когда надевал кольцо, чувствовал мозоли.

А кожа? Лицо покрывал загар. Проклятье, будто её выгнали в поле в разгар сенокоса!

“Матушку бы удар хватил, — скрипнул зубами лорд, два месяца притворявшийся приказчиком. — Её сердце не выдержало бы такого унижения для благородной крови”. 

— Господа, у меня есть тост, — объявил Фридрих Девиль, поднимая кубок. — За счастье и здоровье молодых! Да подарят вам боги много прекрасных деток!

Анабель зарделась от смущения. Со свадебных клятв ни слова не произнесла. За столом сидела как на иголках. То на дверь смотрела, то на грязные стёкла окон. И постоянно прислушивалась к голосу внутри себя. 

— Главное, не затягивать с этим, — поучающим тоном сказал отец Трюдо. — Богине плодородия угодно, когда семя падает в благодатную почву. Будущее нужно щедро орошать, тогда жизнь даст всходы.

Щёки невесты стали пунцовыми. Невинная девушка без ошибки угадала намёк в речах жреца. В книгах вычитала про мужское семя? Не исключено. Одни боги ведали, что колдуны писали в древних фолиантах. Сколько сил требовалось и воспитания, чтобы читать подобные непристойности и сохранить духовную чистоту? 

“А в кабинет Норфолка пошла в одной ночной рубашке, — ядовито зашипел голос отца в мыслях. — Да. Ещё и добралась быстро. Уж не прямиком ли из его спальни?”           

Тонкий шрам на груди запекло. Питер хорошо помнил, что магическую рану он получил после того как сравнил ученицу колдуна с любовницей. Вспылила будущая невеста. Сочла себя глубоко оскорблённой.

Но что делать со слухами о трактирщике? Половина местных пьяниц сально ухмылялась, рассказывая, как Анабель пошла рассчитываться за ужин телом.

“Мой сын опустился до падшей девицы”, — вторила мёртвая матушка отцу, но Питер крепче сжал кулаки и прогнал образы родителей. 

В нём говорила ярость. Слепая, беспощадная ярость. Трактирщика сегодня должны были прирезать в подворотне. Лиходея, рискнувшего напасть на леди Анабель Девиль, вчера тихо удавили в темнице. Питер мечтал выжечь первозданным пламенем всех, кто посмел трепать грязным языком её имя. И жалел, что колдовская сила покинула род Гринуэй.

“Успокойся, — приказал сам себе. — Подписи на бумагах уже стоят. Она твоя. Больше никто не посмеет даже приблизиться к ней”.

Когда безумная затея с маскарадом для Норфолка закончится, он заберёт Бель в родовое поместье. Замок — вонючий каменный мешок. Его давно стоило разобрать на камни. 

“И похоронить под ними всех бастардов старика-Мюррея”.

Питер поддержал тост, хлебнув вина из кубка, и взял Анабель за руку. 

— А мы и не будем тянуть с наследниками. Правда, любимая?              

 



Ирина Риман, Мишель Лафф

Отредактировано: 06.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться