Смерть хамелеона

Смерть хамелеона

Литература была всегда видимостью, более того, она - это дефект речи.

Литература приумножает ложь, охватывает все большие пространства человеческого бытия, культуры, которая тоже, впрочем, обман; т.е. литература распыляется и чем больше, тем она убедительнее исчезает.

Литература увлекательное занятие погружения в чужой опыт, приобретенный за счет чьего-то еще опыта.

Литература меняется в соответствии с функциональными стилями, т.е. она функциональна, т.е. она глубоко пропитана всеми человеческими соками, - это прихоть человеческая, это необходимость в утверждении человеческой значимости.

Литература изменяется вместе с человеком, ведь человек изливается в нее.

Литература всегда будет корытом, которое человек никак не сможет наполнить продуктами своей жизнедеятельности.

История литературы - погружение в помойное ведро, слой за слоем проходишь следствия излишеств, суррогаты из разноцветных смесей так называемой культуры. Но что есть Культура? Культура - традиция употребления окружающих предметов. Не более того.

Литература, что бы ни говорили, всегда безлична, у нее нет Автора. Она дает нам Автора литературного, т.е. выдуманного; и какая бы у него не была правда характера - он остается фантазией. Но чья он выдумка - только одного лишь пишущего? Нет, он традиционен и значит, окультурен, он вводится в литературу под "общим" лицом, как элемент самой литературы, как ее опора и рычаг.

Литература, лишенная автора, теряется сразу среди нелитературных текстов, которые так же продукт не автора, а функции и потребления.

И, как продукт потребления, литература - вещь не несущая чего-то выше самой себя. Она текст, и как текст - подлежит продаже. А покупатель хочет потреблять то, что приобретает.

Литература - обман, крючок с жирной наживкой чужой жизненной сути.

Литература молчаливое создание, она не звучит вне уст, языка, гортани. Ее нет вне человека, она только внутри него. Она для человека и она из человека. Так что может человек черпать из нее? Из литературы, которая и вышла из человека? Все дело в том, что сегодня стало слишком много литературы, но именно своей необъятностью литература защищается и весьма успешно. Человек сам создает орудие своего поражения. Как он может устоять против памяти веков, против мудрости с изначальных времен и до наших дней?

Тысячу раз правы те, кто не любит читать! У них ключи от нашего мира, а не у близоруких книголюбов. Они живут, а не существуют ради чего-то такого, чего и нет.

Пресловутое словотворчество стало для некоторых смыслом жизни - это не удивляет: человек стер границу между обманом и реальностью, он настолько размыл свое мировосприятие, что практически отказался воспринимать то, что ему не хочется воспринимать. Даже восприятие, необходимейшую функцию организма, человек принуждает служить для своих забав. Удовольствие и спокойствие, расслабление и медитация на заданную тему благополучия...

Литературы нет! Есть только блажь оправдания пустоты, стоящей за человеком.

Литературы нет! Вся эта дурь от нашей глупости. Хотим мы учиться и учить. И что с этим поделать? Конечно, не писать по этому поводу трактаты, достаточно будет молчания...

Помолчим...

Но, черт возьми, как многое еще несказанно, как плохо до сих пор говорили...

И из-за одной только самонадеянности стоит писать? Но почему нет?! Пишут ведь! Многие пишут и ничего - продолжают жить и писать.

Чучела хамелеонов множатся... Чучелохамелеоноделы трудятся, не покладая рук, и едва успевают смахивать трудовой пот со лба.



Алексей Синецкий

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться