Смерть за моей спиной

Пролог

ПРОЛОГ

В огромную полупустую комнату, выполненную в светлых тонах, сквозь множество мелких круглых окон проникал яркий солнечный свет. За единственным столом в помещении сидел высокий темноволосый мужчина. Он неспешно пролистывал очередное посмертное дело, мягко водил длинными пальцами по золотому теснению и безразлично просматривал отрывки из чужой жизни. На его лице давно застыла маска абсолютного равнодушия. Все чувства, благодаря которым Многоликая, единственная и полноправная богиня мира, выбрала именно его для этой работы, уже давно покрылись коркой ледяного безразличия. Да и могли ли сохраниться собственные светлые чувства у Вестника смерти по особым делам? Множество посмертных дел, что стопками скопились на его столе, требовали непосредственного рассмотрения небесной канцелярией. И Дамиан, окунаясь в воспоминания о прожитой жизни своих подвластных душ, не мог не замечать, что каждая душа была отравленной. И было неважно, предательство это или убийство, жажда наживы или обычная гордыня. Практически всех, чьи дела попадали на стол к этому мужчине, ожидало очищение от скверны и только потом отправка на перерождение. Вот уже несколько столетий он занимался этой работой, и незапятнанные души были скорее исключением, чем правилом. Таким душам Вестник разрешал доживать естественный срок жизни, отправляя их назад на земли Элдонии, если смерть была преждевременной. Но это случалось настолько редко, что в мужчине уже не осталось и капли жалости к созданиям Многоликой.

Бесшумно открыв единственную дверь, в комнату проскользнула невысокая светловолосая девушка. Хрупкость её фигуры была обманчива, как и слишком юный возраст. Она одарила Вестника смерти тёплым взглядом и так же бесшумно отошла к окну. На её лице играла лукавая улыбка пока она думала о своей затее. Но стоило взгляду Многоликой остановиться на проблемном городе, как улыбка погасла, отставив оттенок лёгкой печали на лице. Асгард — славная столица одного из королевств её мира. Этот город наполнен огромной магической мощью... был ей наполнен, пока в нём не стало происходить что-то тёмное и скрытое даже от глаз создательницы. И это богиню нервировало. В другое бы время Многоликая лично спустилась на земли Элдонии, как не единожды это делала раньше, но сейчас богиня была слишком слаба. Хотя выход из сложившейся ситуации у неё всё же имелся.

— Знаешь Дамиан, я решила отправить тебя в небольшой отпуск. Скажем, — она на минуту сделала вид, что задумалась, а потом продолжила своим мелодичным голосом, — месяца на три.

— И чем же я заслужил такой чести? – Вестник оторвался от бумаг и нахмурился.

— И почему ты меня сразу в чём-то подозреваешь? – Многоликая улыбнулась над сообразительностью одного из своих любимчиков. – В Асгарде бесчинствует какой-то тёмный маг, уже половина жителей подверглась заболеваниям различной тяжести и из них потихоньку уходит жизнь. А если учесть, что по улицам стали спокойно разгуливать мёртвые, то дело в скором будущем может принять совсем серьёзный оборот.

Вестник смерти откинулся на спинку своего кресла и нахмурился ещё сильнее. В этом городе было много тёмных и светлых магов, которых так не любил мужчина. Он вообще не понимал, для чего Многоликая одаривала души обычных людей частичкой своей силы, тем самым позволяя им возноситься над другими и считать себя элитой. Каждого, кто обладал хоть толикой способностей, ждало успешное будущее или как минимум безбедная жизнь, а маги, не сумевшие оценить подарок своего создателя, погрязали в самых низменных пороках. С душами таких людей он любил работать меньше всего.

— Ты же и так знаешь, кто за всем этим стоит. Так зачем тебе понадобилось меня туда отправлять, тем более что для этой работы у тебя есть отдел зачистки? — Нахмурился Вестник, не спеша соглашаться.

— Ты заработался. — Не стала она спешить признаваться в собственном бессилии. Вместо этого на её губах снова заиграла лукавая улыбка и она, не испытывая и капли угрызений совести, спокойно ошарашила мужчину. — В соседнем городе живёт подвластная тебе душа, которой осталось всего три месяца. Она маг Жизни и я хочу, чтобы ты взял её к себе в напарники.

Впервые за несколько десятков лет маска абсолютного равнодушия на лице Вестника смерти дала трещину, а Многоликая, словно, не замечая возмущения и негодования своего подчинённого, продолжила.

— Сыграешь роль следователя, разберёшься с тёмным магом, а маг Жизни подлатает жителей города. К тому же на девушке интересное проклятие, наложенное в момент смерти, а такие, как ты знаешь, жители моего мира не то что снимать, но и распознавать не научились. Вот по прошествии трёх месяцев и решишь, что делать с подвластной тебе душой. Может проклятие снимешь, может на перерождение отправишь, а может и в помощницы возьмёшь. А то, судя по стопкам на твоём столе, ты не справляешься. Подсказать, что за проклятие на девушке? – Многоликая повернулась к Дамиану, не скрывая смеха в своих глазах.

— Сам узнаю. — Вестник на мгновение скривился, уже представляя какую работёнку подкинула ему богиня. Просто так, находясь на грани смерти, никого не проклинают, а значит, душа мага Жизни отравлена так же, как и остальные, а ему ещё предстоит с ней работать.

— Постарайся, чтобы девушка прожила эти три месяца, а не отправилась за черту раньше, чем проклятие войдёт в полную силу. Ах да, чуть не забыла, на протяжении этих трёх месяцев, твои силы будут ограничены. — Не удержалась Многоликая от небольшого обмана. Это добавит немного трудностей в предстоящее задание. Иначе Вестник смерти может просто-напросто спалить в праведном огне действующую угрозу, безразлично прихватив и не в чём неповинных жителей города. Слишком уж безэмоциональным он стал в последнее время, а на мужчину у Многоликой были большие планы.



Ксения Кожина

Отредактировано: 19.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться