Соня и Лев или как найти Золушку для принца?

Соня и Лев или как найти Золушку для принца?

Бабушку моей лучшей подруги Юльки Вербицкой Ольгу Соломоновну больше всего на свете интересовали дела её подруг и знакомых.

Взбивая пюре или замешивая тесто для пирогов, она постоянно придерживала плечом возле уха телефонную трубку и громко кричала (старушка была глуховата):

- Розочка, скажи Боре, что тетя Мойра раздобыла для него золотые запонки! Они очень подойдут к тому костюму, что Самуил Гершевич привез себе из Москвы... Я вас умоляю! Договоритесь с ним, и наш мальчик в концерте будет выглядеть не хуже своей скрипки!

Она была постоянно на связи с различными Розочками, Эльвирами, Мойрами и Гелями.

Когда я забегала по своим делам к Юльке, она неизменно начинала делиться со мной заботами, одолевавшими её великодушное сердце:

- Ах, Виктор - сын нашей дорогой Зои не сдал экзамен на кандидатский минимум!

- Может, плохо подготовился?

- Я вас умоляю! Мальчик такой талантливый! Я говорила Зое, что нельзя всё пускать на самотёк..., таки нет!

Но особо задушевной подругой Ольги Соломоновны была Рахиль Борисовна Кац. Сын последней - Гертруд (сокращенно Героический Труд) Лейбович Кац был лучшим невропатологом нашего города. И вся жизнь этой семьи крутилась вокруг воспитания его единственного чада - Лёвушки.

"Золотой" мальчик с золотой же медалью окончил школу, с красным дипломом институт, отучился в аспирантуре и защитил кандидатскую. Как обстояло дело насчёт школы, я не знаю, но вот в историю кандидатской была невольно вовлечена, потому что всё это устраивалось по большому многоступенчатому блату, и телефон Ольги Соломоновны буквально раскалывался от бесконечных переговоров с вовлеченными в это дело людьми.

После окончания школы я поступила в строительно-дорожный институт, собираясь стать архитектором.

Вот там-то я и столкнулась однажды в коридоре с невысоким (мне по плечо!), щуплым черноволосым мужчиной со смазливым личиком. Вокруг него нервно щебечущей стайкой роились студентки, преданно заглядывающие в его искаженное скучающей миной лицо.

- Чего это они? - вслух удивилась я.

Рядом со мной стояли однокурсницы, и одна из них, больно ущипнув за руку, тихо прошептала на ухо:

- Тише, он может услышать! Лев Гертрудович Кац преподает сопромат! Говорят, сдать ему экзамен всё равно, что в клетку с настоящим львом зайти! Да ещё он ярый бабник - редко какую студентку пропустит!

- Могучий дух в столь щуплом теле?! - недоверчиво хмыкнула я, вспоминая все рассказы Ольги Соломоновны о "деликатнейшем мальчике".

- Ну, рост в этом деле не главное!

Спустя некоторое время, когда я навещала Вербицких, разговор опять зашел про Льва.

- "Принц" ваш блудливым котом оказался! - зло прервала я привычные дифирамбы Ольги Соломоновны, - к студенткам пристает!

Если я хотела удивить старушку, то мне это не удалось!

- Я вас умоляю! - горестно вздохнула та, - Рахиль недавно плакалась об этом! Лева - мальчик робкий, деликатный, а эти девицы - наглые негодяйки! Так и

виснут у него на шее, звонят то и дело домой, приглашают на свидания, а он просто не может им отказать!

Ольга Соломоновна так яростно взбивала белковый крем для безе, словно перед ней были те самые "нахальные негодяйки", и не обыкновенные яйца.

- Женить надо Лёвушку! - наконец, твердо заявила она,- срочно! Кого он в своем институте найдет? Очередную вертихвостку? Прости, Леночка, я не тебя имела в виду!

- Ничего,- легкомысленно отмахнулась я, - вертихвостку, уж как-нибудь переживу! Меня другое интересует - а как вы ему невесту искать собираетесь? Вдруг, у вас вкусы окажутся разными?

- Я вас умоляю! - отрезала старушка,- если глупостями не заниматься, то подойдет любая порядочная девушка из хорошей еврейской семьи!

Тут она сообразила, что последний довод мне вряд ли покажется убедительным, и поспешила добавить:

- Я, конечно, не хочу сказать, что русские девушки плохие, но понимаешь..., здесь справится только еврейка!

Да мне-то что? Пусть женят своего Льва хоть на эскимоске.

Дней через пять ко мне пришла Юлька, и рассказала о баталиях, развернувшихся в её доме накануне.

- Собралась целая дюжина теток! Разложили на столе на всеобщее обозрение фотографии десятка девушек из "хороших" семей, и рьяно принялись нахваливать своих протеже.

Юлька тяжело вздохнула:

- Бабушка Рахиль поначалу всех огульно охаивала - мол, нет среди претенденток девиц, достойных её внука! Ему, дескать, нужна и красавица, и умница, и скромница, и виртуозная хозяйка, и чтобы непременно было высшее медицинское образование!

- А это ещё зачем? До них, наконец-то, дошло, что их Лев - сексуально озабоченный псих, и будущая сноха всё время должна держать шприцы наготове?!

- Да ты что! Кацы, наоборот, считают, что именно Лёвочка страдает от нападок девиц! А на медицинском образовании настаивает тетя Берта (мать Лёвочки). Мол, медички чистоплотные...

- И к лотку приученные!

Юлька хихикнула, правда, как-то невесело!

- Тетя Берта говорит, что ей нужна дисциплинированная и самоотверженная сноха.

- И зачем ему Мэри Поппинс? Сопли вытирать, или давать подзатыльники?

- Служить! Курить фимиам!

- Всего-то? И где они найдут такое чудо?

Моя подруга хмыкнула.

- Представь себе, что нашли! Весь наш кагал посовещался и, в конце концов, постановил, что Лёвы достойна только Соня Гольдберг!

- Софья Генриховна?!

Эта девушка была высококвалифицированной операционной сестрой, и хотя ей было всего лишь тридцать с небольшим хвостиком, она уже заработала себе славу незаменимого работника.

Меня с ней свело несчастье - моя тетка нуждалась в срочной операции на сердце.

Я помню, какая робость охватила меня при виде её серьезного лица небожительницы от медицины. Она выслушала мою просьбу, ничего не сказала, но к вечеру моя тетя уже лежала в палате, готовясь к операции.



Гаан Лилия

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться