Сполох и Шторм. Книга 2

1. Претензии Свечения

Не прошло и десятка дней после визита Морозного Узора в замок, как Шторму прислали еще одну бумагу. На этот раз без прилагающихся к ней советников и вояк, зато с целой делегацией представителей по решению правомерности договоров с темными. Часть из явившихся была ярыми противниками любых контактов с противоположной формацией, а оставшаяся часть, причем меньшая, пыталась хоть как-то защищать права темных в Свечении. 
Подобные визиты на свою территорию Шторм рассматривал крайне негативно, но все же до последнего старался обойтись с прибывшими вежливо. Жаль, не вышло. Вежливость его закончилась ровно в тот момент, когда делегация попыталась забрать Сполоха и закрыть под замок до итогов рассмотрения правомерности договора, после чего они бы стали решать дальнейшую судьбу темного. Неожиданно негативная реакция хозяина замка изрядно изумила визитеров, не сказать бы хуже. 
Намного позже прошел слух, что контрактник потребовался Шторму для каких-то опытов, исследований, и еще Тень пойми чего. Это, мягко говоря, не совсем соответствовало действительности, хотя рационального зерна было не лишено. Не то чтобы темный был действительно для чего-то необходим Шторму. Он надоел крылатому хуже теневой колючки, недозрелые семена которой всего лишь цеплялись к одежде, а зрелые уже вполне могли пробить обувь своими шипами. И сейчас, с появлением делегации от Свечения, у него вроде бы нашелся законный способ избавиться от контрактника. Законный и даже честный. 
Шторм задумался. Он ведь не мог пойти против законов? Конечно, не мог. Он чтил букву и дух закона до последней запятой. Вот только… он совсем недавно все настроил, как положено, взглянул, как выглядит блок оружия изнутри и вроде понял, что с этим делать, а ему даже не дали поигра… 
Осознав, о чем именно и как он думает, Шторм смутился, хотя подслушать его мысли точно никто не мог. Нет, он ни в коем случае не играет с блоком и со Сполохом. Темный – не игрушка, а серьезное оружие, хотя и крайне странно устроенное. Приор собирался заниматься ответственным и важным делом: поэкспериментировать, точнее, посмотреть, на что же способен контрактник. Кроме того, не лишним было бы доказать всем, что такой договор приводит к выгоде для светлого. А тут, как назло, все словно взбесились и не дали реализовать потенциал, который он разглядел в Сполохе во время взлома. И нет, Шторму вовсе не был нужен именно этот темный, к слову, весьма отвратительный.  Как только кто-то в Свечении мог об этом подумать? Просто, кроме прочего, он обещал Сполоху защиту. Шторм всегда придерживался жесткого правила, что если уж взялся за кого-то отвечать лично, то так оно и будет до конца. Без вмешательства посторонних лиц. И он давал темному слово.
Что значит слово против официального закона? Официальный закон превыше всего. Шторм соблюдает правила до последней буквы. 
Вот только, согласно бумагам, принесенным из Свечения Морозным Узором, новые положения были приняты ровно на 23 минуты позже, чем Шторм со Сполохом завершили становление контракта. А законы, как известно, обратной силы не имеют. И кто Шторм такой, чтобы требовать изменения прежнего постановления, действующего на момент заключения контракта, только ради него одного? Он будет честно соответствовать тем правилам, которые были приняты раньше. Все, как положено.
Делегацию он подчеркнуто строго попросил освободить принадлежащий ему мир, уклончиво намекнув, что, скорее всего, возьмет темного с собой в Свечение, и если потребуется, лично решит все вопросы, с ним связанные. 
Неохотно покинув замок, гости оставили после себя только плотный лист бумаги с красной полосой из орнамента кругов и штрихов, на котором красовалось ультимативное требование немедленно по получении документа явиться к главам Белого круга для беседы с целью уточнения и пояснения совершенных в недавнее время действий. 
Могли бы прямо написать, что их интересует контракт и все, с этим связанное.

Визит предстоял непростой. Отдельной сложностью был Сполох, который после выпроваживания визитеров рванул на кухню и, вероятно, принялся отъедаться впрок. Главное, чтобы сбежать не надумал... Оставлять его без присмотра в Тени Шторм не хотел, к тому же, это было чревато неприятными последствиями: делегация в любой момент могла вернуться с новым документом, и, никого уже не спрашивая, забрать контрактника на законных основаниях. С другой же стороны, – Шторм был откровенен с собой, – темный для визита к главам Совета был категорически не готов.
– Сполох? – задействовав пункт «вызова», тихо позвал он контрактника, и тот появился рядом в то же мгновение. Сунув свой любопытный нос в бумагу, пофыркал на нее, а затем с непередаваемым сочетанием наивности и серьезности на лице спросил:
– И что тебе тут написали?
– А ты разве не прочел? – Шторм до сих пор пребывал в полной уверенности, что Сполох умеет разбирать знаки языка Свечения.
– Прочел, но тут же ни хрена не понятно.
На это вполне логичное для темного объяснение оставалось только вздохнуть.
– Меня обязывают явиться в Свечение из-за контракта.
– Угу. Это я понял и без бумажки. Здорово. – Ощущая напряжение и серьезность приора, Сполох пытался изображать внимание и участие, хотя получалось это у него не очень хорошо. – Удачи.
– Тебе придется идти со мной, – очень внятно и медленно проговорил Шторм, пытаясь донести до темного всю сложность ситуации.
– Зачем? – так же внятно и медленно поинтересовался в ответ Сполох.
– Потому что ты – контрактник.
Разговор начинал понемногу превращаться в фарс, но тут до темного, кажется, что-то дошло, он нахмурился и кивнул, исчезнув раньше, чем Шторм открыл рот. Объяснять, чем ему может грозить посещение Свечения в том виде, состоянии и настроении, в котором он пребывал в замке, теперь было некому, и пришлось повторно, уже с изрядной долей раздражения, повторить вызов. 
На этот раз Сполох явился далеко не сразу. Шторм хотел было отчитать нерадивого контрактника за то, что он ушел без разрешения, но тот, явившись, оказался одет в цвета дома, причесан и выглядел бы вполне прилично, если бы не крайне кислое выражение лица.
– Я готов, – с мученическим вздохом изрек Сполох. – Пошли.
– Во-первых, не «пошли», а пойдем. Во-вторых, постарайся в Свечении молчать. Говори только в том случае, когда тебя спрашивают.
Сполох кивнул. Кажется, он решил начать молчать прямо сейчас.
Что-то еще просилось на язык «в-третьих», но Шторм решил не забивать темному голову лишними требованиями, чтобы не запутать.
– Ты знаешь этикет, постарайся ему следовать и все будет в порядке. Я надеюсь.
Судя по невеселой ухмылке Сполоха, он тоже не верил, что все обойдется, если он станет следовать этикету.
Сам Шторм уже на стадии приема делегации был готов к визиту к главам Совета и внешне, и морально. Венец остался дожидаться его возвращения в кабинете, с собой он брал лишь меч, больше как символ должности. Он даже без возражений принял успокоительную настойку, выданную целителем накануне.
Что бы ни решили в итоге главы Совета, противопоставить им что-либо в части силы Шторм не мог.



А. Эйс, Т. Беллис

Отредактировано: 30.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться