Способные

Размер шрифта: - +

Первая глава

На полу, посреди бушующего огня лежала женщина. Рядом надрывался маленький мальчик, он сидел и вытирая слёзы тормошил безжизненное тело матери. Внезапно треснула стена и в горящую комнату ворвался мужчина. Он сурово посмотрел на ребёнка:

— Ты! — Мужчина, сжав кулаки, замахнулся. —  Это ты виноват, дьявольское отродье!

В образовавшийся проём зашли люди в защитных костюмах, они подхватили мальчика и потащили к выходу.

Эдриан очнулся и запаниковал. Темнота вокруг пугала, он слышал лишь треск факела, завывание ветра и монотонный перестук капель. Он не понимал что происходило, заплакал, и не смог вытереть глаза. Железная маска закрывала верхнюю половину лица, и он ничего не видел.

Неуверенно встав на ноги и сделав пару шагов, он наткнулся на что-то большое и острое. Упав, схватился за разбитую коленку и зашипел от боли, между пальцами потекла тёплая струйка, возможно кровь. Он мысленно позвал маму, но перед внутренним взором всплыло воспоминание.

" — Эдриан! Закрой глаза! Успокойся! — кричала матушка, пытаясь защитить его от бушующего пламени". А потом она упала на пол и не двигалась.

Он полежал ещё пару секунд на холодном полу, ждал, пока утихнет боль, затем поднялся и мелкими шажками добрался до стены, шершавой и скользкой, тут же отдёрнул руку, с брезгливостью вытирая ладонь о штаны.

Где-то сверху послышался топот. Кто-то подошёл и начал возиться неподалёку. Услышав лязг и скрип, Эдриан поспешил навстречу звуку, его сердце  радостно затрепыхалось, но он снова упал.

Тяжёлая походка человека обрисовала в воображении мальчишки, что это весьма большой мужчина.

— Кто вы? — спросил Эдриан, пытаясь встать.  

Человек медленно подошёл к нему, и пробасил:

— Ешь.

Больше ничего не говоря, мужчина опустил перед Эдрианом еду. То, что это была еда, мальчик понял по запаху, в животе сразу заурчало.

На руки мальчика упала тряпка, а рядом лязгнуло что-то тяжёлое.

— Это вода, чистая, можешь пить, —  снова пробасил мужчина.

— Скажите, когда меня отпустят?

Мужчина ничего не отвел, шаги отдалялись.

Эдриан, запаниковал:

— Пожалуйста! Позовите моего папу.  

Вдали послышался тяжёлый вздох и скрежет. Видимо мужчина уже снова запирал замок.

— Не уходите! Поговорите со мной! —  закричал Эдрин, всхлипывая.

Его снова окутала тишина, по щекам потекли слёзы. Он поднял руку, хотел протереть глаза, но наткнулся на обжигающий холодный металл маски.

Он немного успокоился, да и голод немного притупил чувство тоски и боли. Съев то, что ему принесли, на него снова нахлынула горечь и обида. Где-то рядом зашуршало, ему стало страшно, сердце замерло. Возможно это мышь или крыса. Что если она его съест? Или может ей хватит остатки пищи, что остались после него. Эдриан помотал головой, ища источник шума, но сложно ориентироваться в пространстве, когда на голове маска, скрывающая зрение.

Он снова вздохнул. Почему и главное, за что его заперли? Он запомнил, как хмуро смотрел на него отец, его плотно сжатые губы и молчание. Он вспомнил, как неподвижная мать лежала на полу, а вокруг огонь. Всюду языки пламени. Нужно успокоиться. Сердце бешено колотилось, а руки дрожали. Надо лечь, может это пройдёт. Но видения не покидали. Неужели во всём виноват он?

Эдриан помотал головой, ему хотелось всё забыть, не думать о грустном, не вспоминать ужасный вечер, но мысли о том, что случилось лезли к нему в голову, и от бессилия ему хотелось выть. Эдриан уткнулся в рукав и тихо заплакал. Неужели он здесь останется навсегда?

Ничего не видя, он находился на грани паники, а сердце сжималось от чувства несправедливости происходящего и отчаянной безысходности. Пустое ведро перенёс поближе к окну, чтобы там скапливалась дождевая вода, так Эдриан хоть немного утолял голод. Пара тряпок, что приносил стражник, превратились в подстилку.

Мальчик с трудом передвигался, падал и сталкивался с предметами, которых он не видел. Тело покрылось ушибами и царапинами. В обычных условиях они бы зажили быстро, но в этом помещении, где воздух был пропитан влагой, раны гноились. Эдриан кашлял, содрогаясь всем телом, мучаясь от зудящей кожи, так как умыться из-за маски не получалось, лицо покрылось язвами. Со временем, он привык к темноте и знал каждый сантиметр своего невольного жилища, и ориентировался по звуку и ощущениям тела.

Время длилось бесконечно долго. Восемь лет прошло с тех пор. Эдриан задыхался и кашлял от плесени и тошнотворного духа нечистот. Он лежал на прогнившем сене, кутался в грязные лохмотья, пытаясь спастись от холода и сырости. В его животе постоянно урчало, голод не давал уснуть. Скудная пища, которую приносил надзиратель, только дразнила измученный желудок.

Со временем, страж приходил всё реже. Уже давно никто не спускался в подземное помещение, может день или два, а может целый месяц.

Все годы он ломал голову. За что? За какой проступок отец запер его, лишив всего, кроме сознания, которое шептало, что лучше бы его убили, чем так долго мучить.  



Юкио Хикари

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться