Справедливости ради

Справедливости ради

Уорт окинул взглядом комнату, вытирая куском тряпки меч. Кажется, этот лоскут был крайне дорогой шторой… что ж, теперь она приобрела фантасмагоричный и крайне зловещий алый узор. Художники-экспрессионисты бы оценили.

Хозяин этих штор, комнаты и, собственно, замка, в котором все происходило, лежал на полу с зияющей раной в груди. Чуть в стороне, прислонившись к стенам, сидели еще двое - охрана. Оба также мертвы, как и целая плеяда их коллег в коридорах.

Уорт внимательно осматривал лежащего на полу владельца замка, все четыре его руки. На одной из них, на среднем из четырех пальцев, должно быть кольцо. С большим рубином, обрамленным бриллиантами, оно являлось символом высшей власти в этом мире. Как жаль, что даже самая высшая власть не спасает, когда перед тобой стоит человек с мечом, жаждущий твоей крови.

Заприметив таки кольцо, Уорт спрятал меч в поясные ножны. Оружие недовольно завибрировало - сколько бы крови им не было пролито, ему всегда мало, таков характер большинства мечей-артефактов. Но на этот раз его пир окончен. Вместо него Уорт достал из-за сапога короткий, бритвенно-острый кинжал. Взмах - и палец с кольцом отделился от мертвого туловища. Из раны немедленно полилась кровь. Уорт, поморщившись, снова устремил взгляд на многострадальные шторы - сегодня им и так пришлось несладко. Заприметив единственный их кусок, оставшийся чистым до сих пор, Уорт полоснул по нему кинжалом. Завернув отрубленный палец в полученную тряпицу, убийца положил трофей в карман. Кинжал, уже привычно обтертый о гардину, вернулся на свое место.

Покопавшись в карманах, Уорт извлек маленький желтый свиток, свернутый трубочкой. Поискав глазами по комнате, убийца подошел к стоящей рядом с огромной кроватью тумбочке, смахнул с нее помпезный золотой подсвечник и развернул сверток. Внутри змеилось несколько строчек, выведенных витиеватым шрифтом, оканчивающиеся размашистой подписью. Точкой в ней служила капля крови. Уорт приложил к ней большой палец левой руки, свежий порез на котором едва успел затянуться, и прикрыл глаза. В тот же миг он растворился в воздухе, а контракт, оставшийся на столе, вспыхнул ярко-голубым пламенем, мгновенно в нем исчезнув.

- Так быстро? - раздался удивленный голос. Уорт открыл глаза - он стоял посреди огромной залы, облицованной мрамором, в центре которой расположился гигантский бассейн. В нем, у самого края, одиноко плескался старый, грузный мужчина. Как и убитый Уортом, с четырьмя руками, на каждой из которых было по четыре пальца.

- Заказ исполнен, - ответил Уорт, извлекая из кармана успевшую пропитаться кровью тряпицу и бросая ее к краю бассейна. Приземлившись с мерзким звуком на мрамор, кровавый сверток от удара раскрылся. Солнечный свет, проникающий в залу сквозь гигантские окна в одной из стен, заиграл на гранях рубина.

- Значит, мой брат мертв, - кивнул мужчина в бассейне. - Хорошо. Не буду даже спрашивать, как тебе это удалось, но это внушает уважение. Я немедленно распоряжусь, чтобы обещанную награду перевели на твой счет.

Мужчина, не отрывая взгляда от лежащего на полу зловещего трофея, нащупал у себя на груди толстую цепь. На ней болтался небольшой серебряный колокольчик, немедленно звякнувший от руки хозяина. Тут же с прыткостью, сопоставимой со скоростью солнечного луча, рядом с Уортом материализовался тощий, сгорбленный четырехрукий человечек в огромных круглых очках и с глиняной табличкой в нижних руках.

- Сламодахнен, - обратился к нему мужчина в бассейне. - Наш гость исполнил свою миссию. Оплати его работу сейчас же.

Сгорбленный кивнул и, достав из-за пояса тоненькую палочку, принялся что-то выцарапывать на своей табличке. Уорт, глядя на это, вновь завозился, на этот раз вытащив из кармана маленький белый листок бумаги. Текста на нем было совсем мало, лишь две строчки. “Уорт С. Л. О.” и ниже цифра - “241 000 000”. Уорт пристально уставился на девятизначное число, и, едва сгорбленный четырехрук закончил царапать свою табличку, оно изменилось. Теперь на бумажке значилось “257 000 000”.

- Уверен, что нанять армию головорезов и пойти штурмом на крепость брата было бы многим дешевле, - произнес мужчина в бассейне, наконец отрывая взгляд от пальца на полу. - Но эти наемники… не доверяю я им. Не принимай на свой счет, я, признаться, не верил, что и ты справишься, благо, что ты работаешь без аванса. Да и с наемниками было бы явно дольше, много народу бы полегло… а я хочу быть хорошим правителем. Хороший правитель не допускает гибели своих граждан, ведь они могут еще поработать на его благо...

Но наемник уже не слушал. Он шел к выходу из зала, спрятав заветную бумагу в карман. Двести пятьдесят миллионов. Наконец-то этот рубеж пройден. Можно, вернуться домой и обрадовать свою семью.

Уорт не мог путешествовать между мирами. Мало кто мог, откровенно говоря. Но уж действительно сведущи в этом деле были шогриты. Существа, очень похожие на людей - столько же рук, ног, голов. Почти такие же по строению лица, лишь с одним отличием - полное отсутствие глаз, гладкое, пустое пространство на месте глазниц. Уорт слышал легенду, что когда-то шогритов так наказали боги - ослепили за их непомерную жадность. Даже если и так, это было очень давно. Ныне шогритов опасаются, наверное, даже боги, не из-за каких-либо выдающихся физических данных, нет. Даже не из-за огромных армий. Просто шогриты за сотни, а то и тысячи лет построили огромную межмировую систему банков. Они открывали свои представительства во всех мирах, где могли извлечь для себя выгоду, и непременно ее извлекали.

Более того, сам Уорт - один из элитных убийц, работающих на шогритов. Это тоже часть их огромной выгоды - наемники, лучшие из лучших. Шогриты находят для них невозможные, невыполнимые задания, стоящие уйму денег. И когда убийцы выполняют их, берут свой маленький процент за посредничество.



Белоножко Е.

Отредактировано: 10.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться