Станешь тут крейзи!

Станешь тут крейзи!

Посвящается авторам LitNet. Этот рассказ о вас - о тех, кто несмотря ни на что, путешествует по другим реальностям и вдохновенно делится своими впечатлениями.

 

Опаляющий зной под жгучими лучами обоих солнц. Непривычные запахи, кружащие голову. Открытая всем ветрам, чужая, неприветливая Орочья Степь. Она уже не первый день подтачивает мои силы и заставляет с тоской вспоминать далекий, родной и любимый Эльфийский Лес. Но все тяготы можно перетерпеть, когда знаешь, ради чего. И вот, несмотря на все трудности, я добралась до цели.

На краю орочего стана, уже несколько дней, скрываясь в высокой траве, я жду момент, когда орки проведут свой ритуал жертвоприношения.  Мне страшно. Но убраться отсюда нельзя, пока не узнаю, как и откуда орочьи шаманы черпают свою силу и знания. Врага надо знать в лицо, тогда шансы ему противостоять и спасти свою родину многократно увеличиваются.

Дождалась, наконец!

Бум!.. Бум!.. Бум!.. Яростный бой барабанов гулко отдаётся в груди, вызывая дрожь во всем теле, проламывая мозги, переворачивая душу.

Со всей возможной осторожностью, держась на значительном расстоянии, распластавшись в высокой траве, маскируясь с помощью заклинания "Отвод глаз", напрягая все органы чувств, я наблюдаю за орочьим ритуалом жертвоприношения.

Невыносимо зловещий бой барабанов смолк, и шаман закончил свою дикую пляску, во время которой он выкрикивал какие-то заклинания, то жутко хрипя, то исступленно визжа. Шаман наклонился над обездвиженной рабыней, лежащей на жертвенном камне, и вонзил в ее грудь свой ритуальный нож, заставив мое сердце от ужаса пропустить удар. Мы, эльфы, владеем и преклоняемся перед магией всего живого, и противоположная магия Смерти нам абсолютно чужда. Она вызывает у нас отторжение, подтачивает физические силы и ослабляет нашу магию Жизни.

Упорно заставляя себя не закрывать глаза и внимательно следить за этим дикий, беспощадный, действием, я чувствовую, как с каждым мгновением мне становится все хуже и хуже. Выдержу ли я до конца весь этот жестокий ритуал?

И тут произошло то, ради чего я оказалась здесь. Эманации Смерти, возникшие в результате кровожадного ритуального убийства, создали призрачный астральный путь между миром живых и миром мертвых. По этому пути поплыли кривые туманные тени, превращая порывы ветра и шелест травы в шепот:

– Зачем звал, Шаман?..

– Помощи прошу, Духи Предков…

– Чем заплатишь?..

– Кровью… Жизнью… Смертью... – поднял окровавленные руки вверх шаман.

Я оказалась постыдно слабой эльфийкой и не смогла это выдержать. Разлитая вокруг некромантские эманации стремительно истощили мой резерв магической силы и развеяли заклинание «Отвод глаз». Гул в голове и головокружение, звон в ушах, болезненный комок в горле, тошнота, тяжесть в груди. Я не выдержала, уронила голову и закрыла глаза. Сознание теряло связь с реальностью и уплывало в темноту. Несмотря на стиснутые зубы, я непроизвольно застонала.

В этот момент кто-то сильно и грубо дернул меня за ноги, резко переворачивая с живота на спину, а затем навалился тяжеленной тушей – ни вздохнуть, ни выдохнуть. Это вырвало меня из позорной отрешенности, заставило, преодолевая слабость, открыть глаза и вернуться к действительности.

Надо мной склонилась темнокожая, клыкастая, свирепая, безобразная орочья морда, внимательно рассматривающая меня глубоко посаженными глазами с вертикальным зрачком. Специфическая, варварская татуировка на виске – свидетельство, что передо мной устрашающе опасный клановый воин, способный убить меня одним ударом могучего кулака.

– Эльфа?! – удивленно и радостно прогундосила эта образина, обдав лицо смрадным дыханием. – Как ты сюда попала? Вот повезло-то! Давно хотел такую рабыню заиметь, а то только слышать приходилось – да какие ж вы и гладкие, и нежные, и вкусно пахнете. Теперь весь клан мне обзавидуется! – и он, довольно скалясь, цинично зашарил своей широченной, грубой ладонью по моему телу.

– Слезь с меня, раздавишь! – с замирающим от ужаса сердцем, с трудом прохрипела я. На удивление орк чуть отстраниться. Я тем временем судорожно прикидывала, как защищаться.

Магический резерв почти пуст. Физические силы до смешного не равны. Со всей очевидностью я поняла, что мне не спастись. С последней отчаянной надеждой на чью-нибудь помощь, вдруг кто-то свой меня услышит, глубоко вдохнув, набрала побольше воздуха, и закричала:

– А-а-а-а-а-а!!! – вкладывая в этот обреченный крик Зов, расходуя последние остатки магии, призывая на помощь кого-то родного, близкого, сильного, надежного, того, кто никогда не даст в обиду.

– Ты что орешь?! – ошарашено спросил орк, перестав нагло ощупывать меня, да и прижимать к себе стал как-то бережнее. – Детей разбудишь!

«Каких детей?!» – промелькнула, но не задержалась в сознании мысль, не давая так просто сбить меня с толку.

– Отстань от меня, мерзкий, грязный, вонючий орк! Да я лучше умру, чем позволю сделать из меня  рабыню!

– Не понял, это кого ты грязным и вонючим орком называешь? – угрожающе спросил он.

– Кого, кого! Тебя, конечно – воина клана!

– Да я голыми руками убью этого гада!

– А ты кто? – совсем я запуталась в происходящем, но списала это на тяжелые последствия, непереносимо страшного ритуала, не дающие мне ясно мыслить.



Алин Крас

Отредактировано: 30.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться