Стеклянные бусы

Стеклянные бусы

Циферки и буковки, таблицы и диаграммы всё ползли и ползли по сгустившемуся в плоский экран воздуху. По кругу. Раз уже, наверно, в пятнадцатый. Но останавливать круговерть информации и Корусу, и Редилу было лень. Не хотелось ничего делать ни тому, ни другому. Разочарование, апатия, досада и ещё десятка два подобных определений висело в рубке маленького кораблика с диссонирующим моменту названием «Счастливчик».

– Ну что? – полусонно спросил Корус.

– Я так и знал, – поморщился Редил. – Я так и знал, что ты скажешь своё дурацкое «ну что».

– Такое же моё, как и твоё, – буркнул Корус. – Или ты можешь сказать что-то более конструктивное?

– Могу, – Редил наконец-то щёлкнул пальцами, выключая информаторий. – Убираться отсюда надо.

– А можешь сказать – куда? – Корус пошевелил бровями, похожими на двух мохнатых гусениц, пытаясь изобразить любопытство. Получилось плохо. Потому что он и сам знал ответ. Даже два его варианта: один непристойный, а второй – «домой».

Редил выбрал непристойный. Корус поморщился:

– А на меня фыркаешь за безобидное «ну что»!

– Всё, хватит! – Редил выполз из кресла, превратившегося тут же в искрящуюся пыль, и поплёлся к мембране. Мембрана чпокнула, открывая овал в переборке. – Я собираюсь сейчас напиться, затем отоспаться, а потом лететь домой. Ты как?

– Найти альтернативу первым двум пунктам я еще могу, а вот насчёт третьего – сложновато…

– Оставайся здесь, – плечи Редила устало качнулись. – Планета – просто рай!

– Не надо ёрничать, – Корус тоже поднялся. Атомная пыль дематериализовавшегося кресла обволокла его радужным коконом. – Что там у тебя первым пунктом?..

 

После пятой банки пива Корусу стало немного легче. Редил же, допив шестую, принялся задумчиво мурлыкать. Тональность мелодии была минорной, но сам факт пения уже дарил некоторые надежды. За восемь лет сотрудничества с Редилом, Корус определил для себя эту нехитрую примету. Если напарник поёт – в его мозгах что-то зреет. Не всегда удобоваримое, но почти всегда – оригинальное.

– И-инфо! – икнув, сказал Редил и щелкнул пальцами. Воздух перед ним загустел и превратился в экран. – Кодекс мировых законов, закон о колонизации населённых планет! – Пальцы щёлкнули снова. – Читай! – это уже относилось к Корусу. – Внимательно. Можно вслух. И-ик!

– Включи доктора, – поморщился Корус. – Разыкался тут…

– Не хочу трезветь, – снова икнул Редил. – Читай!

– С начала?

– Пункты пять, шесть, семь… И-ик! – Редил открыл новую банку и принялся ожесточённо глотать пиво, надеясь побороть икоту.

– Пункт пять, – вздохнул Корус, фокусируя взгляд на экране. – Категорически запрещается колонизация планет, имеющих негуманоидные формы разумной жизни. Пункт шесть. Колонизация планет, имеющих гуманоидные формы разумной жизни допустима только при безоговорочном согласии на то руководителей правительств всех государств и (или) глав других общественно-социальных формаций, наличествующих на колонизируемой планете. При этом категорически исключается силовое, психологическое или иное давление на означенные выше лица. Пункт семь. В случае выполнения пункта шесть настоящего закона, колонизация планеты не должна включать в себя вмешательство во внутренние дела имеющихся на планете государств и (или) других общественно-социальных формаций, кроме случаев, несущих непосредственную угрозу существованию цивилизации планеты.

– Ну что? – спросил Редил. Икать он наконец-то перестал.

– Ага! – точёные ноздри Коруса злорадно трепыхнулись. – Тебе «нучтокать», значит, можно!

– Моё «ну что» – по делу! – припечатал Редил пустой банкой о стол. И стал открывать следующую.

Корус воздержался от комментариев и тоже открыл новую банку. А еще распечатал пакетик с солёными орешками и аппетитно захрустел, сплёвывая скорлупки в клубящееся облачко поглотителя.

– Что ты молчишь? – спросил, вытирая с губ пену, Редил.

– Что тут говорить? – две мохнатые гусеницы над глазами Коруса непристойно склеились. – Пункты шесть и семь можно было не читать.

– Ха-ха-ха! – откинулся в кресле Редил и забарабанил тонкими пальцами по раздувшемуся брюху. – Я так и знал, что ты это скажешь!

– Всё-то ты знаешь наперёд, – колыхнулся Корус, и в животе его булькнуло. – Ты просто ясновидящий у нас. Но ты, наверное, забыл, кто там, внизу? Может быть, братья наши по образу и подобию? Правда, с хоботами, веником глаз, кенгурячьими ногами и клешнявыми ручками в три ряда!

 

* * * * *

 



Андрей Буторин

Отредактировано: 28.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться