Стеша. Та которую не ждали

Глава 1

— Стефания, подойди, пожалуйста! —Чтобы не мешать читателям Маргарита Владимировна говорила совсем тихо. Библиотека у нас маленькая. А потолки высокие. И акустика.

Я аккуратно положила подшивку “Военного обозрения” на стол и улыбнулась Евгению Александровичу.

— Может насовсем заберёте? Мы этот журнал уже списали.

— Что ты… У меня в жизни осталось лишь два удовольствия: рыбалка и чтение тут, у вас.

Я сделала вид, что верю, и притащила ещё одну тяжёлую пачку. На самом-то деле, как я думаю, отставной майор просто на нашу заведующую глаз положил.

Если сойдутся, красивая пара получится: он высокий, правда, чуть сутулится, так ведь и не восемнадцать уже, зато волосы густые, русые с красивой проседью, глаза как небо перед грозой. При взгляде на темноволосую и темноглазую Маргариту Владимировну лицо мужчины светлеет. Оба уже давно вдовые, вот бы...

— Стефания! — Усталость в голосе заведующей выдернула меня в реальность. Есть за мной такое – задумаюсь и забуду куда шла. Окружающих это здорово раздражает. Бабушка говорит, что неорганизованность у меня в мозгах, отсюда и беды мои. А бед-то у меня и нет. Так, огорчения мелкие. Бегу.

— Стефания! — Маргарита Владимировна оглядела меня, и мои руки сами собой поднялись заправить прядку за ухо, застегнуть пуговку у горла. — До окончания рабочего дня ещё два часа, но я тебя отпущу. У тебя отпуск с понедельника. Бабушка твоя сказала, что ты путешествие запланировала. Будет время и вещи собрать, и… — Женщина многозначительно посмотрела на меня. Ой, да ладно, подумаешь, один раз забыла окно закрыть, теперь мне всей деревней до конца дней поминать будут. Я ж не виноватая, что дурной кот в чужой дом полез. Ну, проорался. Вытащили ведь. — Отвезёшь одну вещь. Вот адрес, — заведующая подвинула небольшой листик бумаги, подождала пока я прочту, и спрячу его в карман комбинезона. — И вот, — она сняла с шеи цепочку с медальоном и отдала украшение мне. Я подняла его на уровень глаз и принялась рассматривать. — Стефания! — Я выпрямились – всё внимание на начальство – оно сердиться изволит. — На себя надень. Сейчас! — Цепочку на шею, расправить, медальончик под рубашку. Готово. И со всем уважением опять на начальство. А ведь красивая женщина, и не старая. Сколько ей? Пятидесяти явно нет. Сорок? Сорок два? Был же день рождения, и чего я не спросила. Может ещё и сложится у неё с майором, вон и ступеньку у крыльца поменять бы, и перила покосились. — Стефа-ни-я! — Заведующая посмотрела на меня с укором. — Вернись на землю. Лучше бы ты в небесах не летала, не ровён час, упадёшь. — женщина покачала головой. — Иди уже.

Я прихватила кофту со стула.

— До свидания!

— Хорошего отдыха! — прилетело уже у двери.

— Спасибо!

В коридоре я остановилась и по своему обыкновению погладила деревянную панель. Тёплая.

Наш меценат неплохо так в ремонт вложился. Ме-це-нат – слово-то какое. Красивое.

Гладкое дерево слово ластилось к пальцам.

Я подняла голову. По потолку – лепнина. Изящно гнутся веточки, сверкают “позолотой” листики и бутоны нарциссов – любимых цветов жены владельца заводов. Мне они тоже нравятся, только мелкие – крупные пахнут сильно. Надо бы луковицы прикупить.

Три розетки, три люстры. А раньше лампы дневного света висели. С работы уйдёшь, а их гул всё в ушах стоит.

Я прихватила бок брючины и пошла, и пошла… Как барыня. Важно. Степенно.

Раньше здесь дамы в кринолинах ходили, балы давали. Глазком бы одним глянуть.

Остановившись у дверей присела в реверансе, вроде как с аристократом здороваюсь.

Мама дорогая! Куртку забыла! Возвращаться не буду – примета плохая, а у меня дорога дальняя впереди. Кофтой обойдусь, да и тепло на улице.

Я достала бумажку с адресом. И какое-то нехорошее предчувствие внутри шевельнулось: улица в моей стороне, но через парк. Старый. Проржавевшие остовы аттракционов среди деревьев с кудлатыми кронами, сквозь которые и летнее-то солнце с трудом пробивается.

Какой леший дёрнул меня тогда доказывать пацанам, что я не слабачка?! До верха-то колеса я добралась, а уж оттуда… С вышкой снимали.

Прикинула сколько идти. Вообще-то, мы не деревня, мы посёлком городского типа считаемся. Но от этого ближе нужный дом не станет, топать придётся немало. А потом ещё и по полю, и вглубь леса.

Что-то там строят. Давно. Я как-то бегала – не то, чтобы любопытно, просто интересно.

Я немного помялась у двери, хотелось вернуться и отказаться от поручения. Да вроде неудобно как-то. Что я скажу? Предчувствие? Смешно.

И я толкнула тяжёлую створку.

Солнышко тёплое, листья яркие, небо голубое.

Клён засыпал крыльцо жёлто – красно – зелёной листвой. Всегда листья разом сбрасывает – утром шла все ветки “ладошками” покрыты были, а сейчас голенькие. И всегда перед заморозками. Плёнку в сарай убрать, компост прикрыть, и… Вадик. Твою ж…

— Привет! — В светло–карих глазах смущение. — Торопишься?

— Привет! — Я опустила голову. Стыд волной окатил с макушки до пяток. — Маргарита послала.

— Проводить?

— Да нет, я быстро, мне ещё вещи собирать, в отпуск уезжаю, да и плёнку занести в сарай надо… — Ой, дура! Да кому интересна твоя плёнка?

— Ну, тогда, пока.

— Пока. — И бегом.

Через десяток метров оглянулась, но парень уже зашёл в здание.

Мой первый и последний секс. Всё-то у меня ни как у людей. У всех интим, а у меня… Не получилось...

А в итоге, кому сказать, ржать до слёз будут. 

Год прошёл, а как вчера.

Грудь словно обручем стянуло. Только бы не разреветься. Я с трудом втянула воздух.

И ведь не то чтобы мне очень хотелось. Только лет-то уже девятнадцать стукнуло. Все подружки уже, а я…

Обидно. Я ведь каждое утро вдоль канавы бегаю; и в баню воду честно из колодца таскаю – по сорок вёдер; и ноги поднимаю – пресс качаю, а всё зазря. Прёт, и прёт меня по всем обхватам.

И ямочки на щеках у меня милые, и коса толстая и длинная. И рост... метр восемьдесят четыре.



Мари Лесс

Отредактировано: 14.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться