Странный гость

Странный гость

Для Кирилла день, когда началась эта история, ничем не отличался от всех предыдущих серых и одноцветных. С тех пор как он пошел в школу все дни были такими. Институтская жизнь вдали от родителей ярче не стала.

Выбравшись из-за компьютера, он натянул на себя старую толстовку и вышел на балкон покурить. Было по-осеннему холодно, впрочем, и была осень. Темно, облачно и ветрено. Блеклое небо чернело над головой, при неярких желтых огнях города оно казалось плоским. Огонек сигареты казался ярким и каким-то неземным. Кирилл потянулся к сигарете. Его так трясло от холода, что впору было засомневаться, что ему удастся затянуться. К тому моменту, когда мимо него кувырком пролетела тень, он уже почти убедил себя, что сигарету докурить не суждено. Он отпрыгнул и едва не присел на окно.

Конечно, в том, что что-то выпало с балкона этажом или двумя выше нет ничего удивительного. Даже если это кто-то, а не что-то. Только вот тень эта пролетела слева направо, а потом замерла на перилах. Сердце парня подпрыгнуло к горлу, и даже, кажется, стукнулось о кадык и тут же, едва до его слуха донеслось курлыканье голубя, рухнуло куда-то в желудок. Кирилл в сердцах крикнул и даже топнул, желая прогнать голубя, но голубь не только не улетел, но еще и посмотрел на парня так пристально, что тому стало не по себе. Торопливо докурив сигарету, Кирилл широко размахнулся, но под взглядом птицы стушевался и зашел в квартиру с окурком в руках.

В тот вечер впервые за свое пребывание в этой квартире, Кирилл  задвинул шторы. Он бы еще с удовольствием поторчал на балконе, с сигаретой или даже с банкой пива, но ему даже к окну подходить не хотелось. Все мерещился осуждающий взгляд странной птицы тенью нависавшей над перилами. И как назло из-за ветра пропал интернет. Ничего не оставалось, кроме как сесть за домашнее задание. Пару раз Кирилл порывался выйти покурить, но всякий раз уже у двери, увидав сгорбленную тень, менял решение.

За ночь это происшествие позабылось, и только когда после кружки растворимого кофе все в той же растянутой толстовке Кирилл вышел на балкон, вспомнилось. Светало. В безоблачном небе не было даже редких ворон. Город еще только просыпался. Перила были пусты. Обычный захламленный балкон. Облезшая тумба, спутанные веревки и выцветшие прищепки. Только одно единственно серое перо, которое только чудом не унесло ветром, подтверждало, что это была не галлюцинация.

 

Весь день у Кирилла было дурное настроение. Все утро он думал о том, что начинать учебу в такую рань придумал явно не очень хороший человек, позже, что в аудиториях так жарко и штор никаких на окнах нет явно не спроста. Видимо студенческая жизнь в глазах деканата – сплошная малина. Еще как назло преподаватель пришел только ко второй половине пары.  Одно хорошо: две последние пары отменили, только вот сил на молодежные подвиги отчего-то не было, и уже к обеду Кирилл был дома.

С самого утра во рту, кроме кофе и сигареты ничего не было, и дома было шаром покати. Родители, конечно, снабжали сына продуктами, но, как и все нормальные родители, такими, которые еще варить нужно, а сил на это у Кирилла не было. Про то, что неплохо было бы по пути зайти в магазин и прикупить чего, он вспомнил только дома. Вновь обошелся кофе и сигаретой. В голову ударило, словно с пивом. Есть захотелось еще сильнее, да еще тошнота к горлу подкатила. В чувства Кирилла привел позабытый уже гость. Серой тенью голубь пролетел мимо и уселся на перила чуть в стороне. Он был серым до последнего перышка, даже лапы, глаза и клюв были серыми. Он уставился на парня немигающим взглядом. Курить тут же расхотелось, и всего через несколько мгновений почти целая сигарета была смыта в унитаз.

Полдня Кирилл наблюдал за голубем через кухонное окно. А голубь, в этом не было сомнений, наблюдал за ним. Так они и сидели: один за столом на кухне щелкая семечки, вместо того, чтобы что-нибудь сварить, другой - на перилах, чистил перышки и смотрел по сторонам. Он смотрел в безоблачное небо, на голые деревья и грязные листья на голом асфальте, на машины, чаще на людей, а еще чаще на Кирилла. Вскоре стемнело, но он, кажется, не собирался улетать.

В этом негласном противостоянии победила птица. Кирилл, не выдержав безделья и голода, решил вскипятить чай и сварить макароны. Поднявшись из-за стола, включил свет и задвинул несвежие занавески. Походил из угла в угол по крохотной кухне, дожидаясь, пока закипит вода в кастрюле, потом насыпал в старое потемневшее блюдце горсть семечек и отправился на балкон. Голубь был все еще там. Опасливо открыв дверь, Кирилл шагнул через порог, бочком пробрался к тумбе и водрузил на нее угощенье. Птица, не отрываясь, смотрела на него. Ровные перышки и плавный изгиб шеи, как было не подумать, что это не голубь, а голубка. Поправив для чего-то блюдце, Кирилл точно так же вернулся к двери, но, словно дожидаясь этого, голубка упорхнула прочь. Немного расстроившись, парень махнул рукой и, решив, что так даже лучше, спокойно зашел с балкона в темную комнату.

Утром, едва выбравшись из постели, Кирилл вышел на балкон с сигаретой. Семечки были не тронуты. Конечно, было еще темно, а голуби – птицы дневные, но, все же, он расстроился. Он считал, что его голубка не как все. Вечером же, когда Кирилл вернулся из института после пар, которых на этот раз был полный набор, семечек не было, а голубка была на своем посту. Казалось, что она только что прилетела. Радости парня не было границ. Не переодеваясь, Кирилл отправился на кухню, накрошил прямо на стол свежий батон, сгреб в блюдце и, так же как и накануне, водрузил на старую тумбу на балконе поверх вчерашнего блюдца. Голубка неотрывно наблюдала за всеми его манипуляциями и, едва за ним закрылась дверь, принялась за угощенье. Она неспешно клевала крошки и поглядывала на стоявшего за дверью Кирилла своими серыми глазами.



Юля Ова

Отредактировано: 20.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться