Студент/нестудент

Пролог

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной -
Распущенной - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня - не зная сами! -
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами,-
За то, что вы больны - увы! - не мной,
За то, что я больна - увы! - не вами!

(Марина Цветаева)

Пролог

За полтора месяца до начала основных событий

Середина июля. Испания. Приятная прохлада вечера после знойного дня. Довольно красивый парень с серьезным лицом сидел в баре за стойкой, черные волосы, спускавшиеся до скул, почти сливались с полутьмой помещения, глаза, темные, холодные, бездумно следили за всем, что происходило в баре. Сидящий рядом с ним парень вертел в руках стакан с вином, болтая о чем-то с барменом на испанском. Темноволосый парень улавливал отдельные фразы и даже порою предложения, но все равно понимал слишком мало. Нет, он конечно знал английский почти в совершенстве, так зачем было отцу отправлять его в Испанию, словно в Англии или Америке исчезли курсы программирования. И пусть здесь, в этой стране, на английском тоже курсы были, но парню не нравилось, что вокруг звучит другая речь, которую он не понимает.

Его товарищ наконец обратился к парню, обратился на испанском, ведь именно он и пытался научить чужестранца своему языку:

- Даниэль, как тебе вечер?

- Неплохо, - на том же языке ответил Данила, которого здесь называли на испанский манер именно так.

- А как у вас на родине развлекаются?

- По-разному.

«Но не я», - подумал Данила. Он вообще пожалел, что пришел сюда. Обычно он выходил куда-то вечером с совершенно другой компанией. Они могли пол ночи танцевать, шататься по городу, пить в шумных барах (правда Данила старался не пить, но на это у него были свои причины). Много смеялись и шутили. В компании говорили в большинстве своем на английском, потому что в нее входило еще несколько иностранцев, кроме Данилы, и они еще не настолько хорошо изучили испанский, хотя и горели желанием. В отличие от Данилы. Лично ему вполне хватало и одного иностранного.

Так вот, молодежь развлекалась, как могла. Данила легко вливался к ним, отлично зная, что на родине он так точно не оторвется. Ох уж эти журналисты и постоянная необходимость поддерживать свою репутацию! Здесь, за границей, он вел себя намного свободнее.

Правда сегодня желание идти туда, где много шума, музыки и людей не было. Оттого Данила и предложил Карлосу пройтись куда-нибудь.

В баре Даниле надоело, и они с Карлосом вышли на улицу, ярко освещенную фонарями. Испанец что-то говорил ему, но Даниле надоело напрягаться, чтобы понять испанскую быструю речь, и поэтому только делал вид, что понимает своего спутника, изредка кивая на его слова.

В конце концов испанец все же заметил, что парень его не слушает, и решил привлечь его внимание, перейдя на английский. Данила был даже благодарен испанцу за этот жест.

- Я еще хотел тебе напомнить про итоговую работу, - сказал испанец. – Я поминаю, что у тебя и своих дел полно, но может ты все же начал делать и мою работу.

Данила моментально вытащил из кармана джинсов флешку и ответил:

- Я все уже сделал, там ничего сложного не было.

- Ого, спасибо, - восхитился Карлос, принимая флешку.

- Почему же ты сам не мог сделать эту работу?

Не то чтобы Даниле было так это интересно, но он не понимал, как наследник одной из крупнейших IT компаний в Испании не в силах справиться с какой-то там итоговой работой для компьютерных курсов.

- Я совсем не заинтересован в этой сфере, мне вообще больше нравится медицина. Но бизнес отца, все такое, - охотно отозвался Карлос.

Данила рассеянно кивнул.

- Я твой должник, - продолжал говорить испанец. – Жаль только, ты через пару дней уедешь на родину, а я не знаю, как отплатить тебе.

- Мне ничего не надо, - пожал плечами Данила.

Сейчас ему больше всего хотелось остаться одному. Карлос, сам того не подозревая, ненароком напомнил ему о скором возвращении.

Вечером, уже в своей комнате, где кроме него никто не жил (да и Данила не мог представить, как бы он жил с другим человеком), в который раз задумывался, а стоит ли ему вообще возвращаться домой. Да, ответственности на нем много, и он никогда не сбегал от нее. Но жизнь слишком зажала его всеми социальными рамками. И в то же время парень отлично понимал: он вернется. Вернется на родину. Как и всегда возвращался с очередных заграничных курсов.

***

Алена никогда не забудет этот день. День до поступления. Она отлично знала свои баллы по экзаменам, знала в сумме свой балл, она следила за мониторингом. Она видела, до последнего дня видела, что проходит на бюджет. А потом резко ее сертификат с баллом переместился из категории «80-89» в категорию «70-79». Вначале с непониманием, а потом уже в панике она перепроверила свой сертификат, который, как и у всех других поступающих, был в электронном и бумажном виде. В электронном вместо цифры 86 стояла 76, а баллы по двум экзаменам были убавлены. Девушка в панике бросилась к маме. Мама тоже ничего не понимала. Они позвонили в справочную сообщить об ошибке в электронной версии сертификата. Но там все перепроверили и сказали, что ошибки нет. Что такие баллы были изначально. А то, что написано в бумажной версии, вполне могла быть опечатка. Еще и наехали, что раз своим умом баллов не добрала, то нечего таким способом их вырывать. Алена чуть не в слезах металась по комнате.



Анастасия Мелюк

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться