Subsistentia.

Размер шрифта: - +

Пролог

Железная дверь распахнулась. За ней стоял худощавый парень в очках и классическом костюме с галстуком на шее, который ассоциируется у меня лишь с поводком. Он подошел к столу и задумчиво посмотрел на меня, напевая себе под нос что-то вроде песенки. Затем он замер и вдохнул грязный воздух, который можно было увидеть под освещением лампы. Она была единственным источником света, висевшим над столом, который выделял толстый слой грязи, витающий в атмосфере. 
- Так-так, противогосударственные действия, экстремизм и неуважение к Старейшине. Да уж, плохи ваши дела, мистер Смитт - сказал мужчина в очках, садясь напротив меня. 
- Я ничего не совершал, я невиновен, - прохрипел я севшим от болезни голосом. 
- Ну что же вы, голубчик, у нас есть стандарт и каждый обязан его придерживаться. Повторите статью 786, пункт 4. 
- Каждый гражданин Северной Империи обязан распевать национальный гимн в полный голос и получать удовольствие от восхваления Старейшины, выражая ему почёт и любовь. 
- Ну вот! Правило прекрасно знаете, а пели в пол голоса, непорядок. Вы хоть знаете, что вам грозит за это? 
- 30 лет исправительных работ. - Сказал я сквозь зубы. 
- Не уж то вы злитесь, мистер Смитт? Разве вас не устраивает правосудие? - Раздалось из его ржавого рта. Он сказал это с таким омерзительным тоном, как никогда не скажет самый испорченный богатством родителей подросток. Я бы хотел изложить ему всё, что считаю об их "правосудии", об их законах и правилах, но тогда меня ждёт... 
- Мучительная смерть. 
- Вы что-то сказали? 
- Нет, вам послышалось. 
- Неправда, я отчётливо слышал ваш голос! А обман, между прочим, жестоко наказуем, статья 27, пункт 8! Или вас всё же не обучали законам?! - С той же надменностью посыпался шквал восклицаний. 
- Обучали. - Ярость кипела во мне, но я всеми силами пытался не подавать виду. 
- Так что же там тогда о смерти? Знаете, вы не первый кто думает о смерти в этой комнате. 30 лет в ледяной шахте на самом севере страны могут заставить молить о смертельной казни очень многих. Большинство умирает в первую неделю от холода, а те, кому не повезло замёрзнуть, работают до изнеможения и стирают ладони до костей, долбя горные породы. Смерть была бы приятней, чем такая жизнь в заключении, не так ли?.. 

Я задумался. Мои колени тряслись, а разум затуманился. Я представлял самые ужасные картины в своей голове и хотел плакать, словно ребёнок, которого потеряли в магазине. Стены словно сдавливали меня, а свет от лампы ослеплял. 
А что, если я скажу ему всё, что думаю? Я в любом случае умру, и больше обо мне никто и не вспомнит. Может у меня получится донести до его стальной головы свои идеи, и он увидит все пороки и изъяны этой ужасной системы? 

Да будет так. 

- Да, но мне есть что сказать. - Ответил я. 
- Хм, интересно, - удивился парень. - Не думал, что водителей учат говорить, а не только запоминать кодекс Империи и водить транспортные средства. 
- Каждый день я просыпаюсь и работаю за гроши. Просыпаюсь с ужасной горечью от того, что всё ещё существую. Я живу в серых развалинах и мне еле хватает денег на хлеб и воду, но каждый день я слышу эту чушь о величии нашей родины, о мужестве и отважности Старейшины, о райских городах нашей великой Империи. Нас отправляют на убой ради войны, которая не нужна никому, кроме дипломатов и правителей. Нас заставляют жить в нищете, чтобы мы не имели свободного времени на любимые дела, не имели возможности подумать обо всём, что происходит вокруг, а если и выдалась свободная минутка, то есть поток лживых обещаний из гнилых уст богатеев, которые вещают из пустых коробок. Нас учат читать, но запрещают книги. Есть только свод законов и история Старейшины. Когда-то книги делали людей умнее, но теперь это лишь бумага рабства и лжи в красивой обёртке. Вы добрались до всех слоев общества, до всех удовольствий и подогнули все под себя. Простой человек нынче может только спать и работать. Он не думает! Он деградирует обратно в обезьяну, а высший слой общества смеётся, словно это цирк из крови и грязи. Я устал смотреть на смерти детей от голода, на страдания их матерей и павших бойцов, которые боролись за таких свиней как вы!.

- СТОП! - Крикнул мужчина в очках. Вы что, только что сейчас говорили о том, как вы ненавидите всё, что связанно со старейшиной? Как настоящий изменник? 

- Я не изменник, я гражданин, гражданин Земли и патриот человечества. 

В комнате томно повисла тишина, продолжавшаяся несколько минут. 



- Вы приняты.



Lord

Отредактировано: 08.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться