Свободный народ

Свободный народ

***

      Со вре­мен треть­ей ми­ровой прош­ло без ма­лого двес­ти лет. Мир лю­дей по­терял пять мил­ли­ар­дов на­селе­ния. Боль­шинс­тво по­гиб­ли в са­мом на­чале, ког­да бы­ли сбро­шены бом­бы, мил­ли­оны по­гиб­ли в бес­счет­ных бит­вах, ког­да уже и не­понят­но бы­ло кто, с кем и за что во­юет.
      В один из дней на раз­ру­шен­ные го­рода про­лил­ся дождь из рас­плав­ленно­го ме­тал­ла. Ког­да он прек­ра­тил­ся и лю­ди под­ня­ли го­ловы, чер­ные с крас­ны­ми от­блес­ка­ми ту­чи из­верга­ли на них пе­пел. Так лю­ди вспом­ни­ли о сво­их Бо­гах.
      — Это Раг­на­рёк, — го­вори­ли не­кото­рые, — смерть всем Бо­гам. Ло­ки выр­вался на сво­боду. Про­рочес­тво сбы­лось.
      В этот са­мый мо­мент, ког­да они с ужа­сом смот­ре­ли в не­бо, Ло­ки пла­кал над те­лом лю­бимой же­ны.
 

Дом



      На ок­ра­ине не­боль­шо­го го­рода сто­ял дом. От жи­лого рай­она его от­де­лял не­боль­шой парк, в ко­тором рос­ли то­поля, а на до­рож­ках с пот­рескав­шимся ас­фаль­том рас­по­лага­лись оди­нокие ла­воч­ки.
      Дву­мя ве­ками ра­нее в этом до­ме жи­ла боль­шая семья. Но слу­чилась вой­на и что с ни­ми ста­ло ник­то не знал. Го­род не был раз­бом­блен и дом сто­ял, как жи­вое на­поми­нание о ста­рых вре­менах. Лю­ди за­ново стро­или свою жизнь, об­жи­вались, пра­ва на кра­сивое зда­ние пе­реш­ли к го­роду, нем­но­гим поз­же там был ор­га­низо­ван ху­дожес­твен­ный му­зей. За со­рок лет до про­изо­шед­ших со­бытий в му­зее слу­чил­ся по­жар — боль­шинс­тво по­лотен бы­ли унич­то­жены, тог­да-то и на­чались стран­ности.
Ка­кое-то вре­мя го­род был нас­тро­ен на то, что­бы от­рестав­ри­ровать дом, про­из­вести внут­реннюю от­делку. Но пос­ле то­го, как раз за ра­зом бри­гады ра­бочих от­ка­зыва­лись вхо­дить в не­го, го­воря, что про­ис­хо­дит там ка­кая-то чер­товщи­на, всё ос­та­нови­лось. А спус­тя ещё не­кото­рое вре­мя, две­ри до­ма зак­ры­лись, и ник­то из лю­дей не мог вой­ти в не­го.
      Те­перь на ок­ра­ине го­рода, слов­но приз­рак, сто­ит дом. Две­ри его за­пер­ты, стек­ла, ко­торые всё-та­ки бы­ли встав­ле­ны пос­ле по­жара, пы­лят­ся, ка­мен­ные сту­пени по­рас­та­ют тра­вой и раз­ру­ша­ют­ся. Го­рожа­не об­хо­дят сто­роной заб­ро­шен­ное стро­ение, парк, ко­торый был раз­бит, как па­мять о страш­ной вой­не, так же опус­тел.
Спус­тя ещё двад­цать лет мес­тной яс­но­видя­щей уда­лось вой­ти в дом. Го­вори­ла она, что, об­хо­дя дом, чувс­тво­вала ог­ромный выб­рос энер­гии.
      Пос­ле про­веде­ния слож­но­го ри­ту­ала дверь пе­ред ней от­кры­лась. Что слу­чилось по­том до­под­линно не­из­вес­тно, но в тот ве­чер её ви­дели стре­митель­но вы­бега­ющей из пар­ка. Пос­ле это­го она го­вори­ла, что дом неп­ре­мен­но дол­жен быть раз­ру­шен, а мес­то ого­роже­но. Су­евер­ные го­рожа­не бы­ли на­пуга­ны и де­тям сво­им на­казы­вали не приб­ли­жать­ся к пар­ку.

      Ро­дите­ли Эм­мы не бы­ли ис­клю­чени­ем. На тот мо­мент ей бы­ло шесть, и вся эта шу­миха её не кос­ну­лась.
      Но всё зап­ретное при­тяги­ва­ет. Ког­да ей ис­полни­лось две­над­цать, она с дву­мя под­ружка­ми — Кла­рой и Та­ней ре­шила по­сетить зло­получ­ный дом в тай­не от ро­дите­лей.
      — Страш­но то как, — при­чита­ла Та­ня, ког­да они выш­ли из пар­ко­вой зо­ны и приб­ли­зились к до­му. Он слов­но древ­ний зверь смот­рел на них хо­лод­ны­ми тем­ны­ми ок­на­ми.
      — Да брось, — зас­ме­ялась Эм­ма, — ты ве­ришь в эти су­еве­рия? Ник­то те­бя не съ­ест.
      — Да, — под­держа­ла Кла­ра. — Вы­жив­шая из ума тет­ка, рас­пуска­ла слу­хи то ли о де­монах, то ли о приз­ра­ках, а ты и по­вери­ла.
      — Она го­вори­ла о дь­яво­ле, — поп­ра­вила Та­ня. — С ро­гами.
      — Лад­но, да­вай­те быс­трее, — по­торо­пила всех Эм­ма.
      Дев­чонки обош­ли вок­руг до­ма, заг­ля­нули в ок­на. Че­рез за­пылен­ные стек­ла в кро­меш­ной тем­но­те ни­чего не бы­ло вид­но.
      — Ну что, убе­дились, что там ни­кого нет? — Кла­ра рас­кла­дыва­ла су­хие вет­ки на по­ляне. — У ко­го-ни­будь есть спич­ки или за­жигал­ка?
      Та­ня вы­тащи­ла из кар­ма­на ко­робок спи­чек и про­тяну­ла их под­ру­ге. Эм­ма ещё раз обер­ну­лась на дом и то­же под­клю­чилась к при­готов­ле­ни­ям.
      Ког­да кос­тер был ра­зож­жен, дев­чонки рас­се­лись вок­руг не­го и при­нялись рас­ска­зывать друг дру­гу страш­ные ис­то­рии. Пре­иму­щес­твен­но эти ис­то­рии бы­ли свя­заны с до­мом. Эм­ме, нас­тро­ен­ной сна­чала весь­ма скеп­ти­чес­ки, ста­нови­лось жут­ко. Ве­тер за­вывал в вет­вях то­полей, взош­ла пол­ная лу­на. Та­ня жа­лась к Эм­ме. Толь­ко Кла­ра чувс­тво­вала се­бя прек­расно.
      — Так, уже пол­ночь, мо­жет, пой­дем? — роб­ко пред­ло­жила Та­ня.
      — Да лад­но вам, вы что ис­пу­гались? — уди­вилась Кла­ра. — Нас­та­ло вре­мя са­мого ин­те­рес­но­го.
      — Ты че­го хо­чешь де­лать? — нап­ряглась Эм­ма, ког­да уви­дела, что её под­ру­га дос­та­ла ма­лень­кий но­жик.
      — Мы про­ведем ри­ту­ал, — Кла­ра дос­та­ла из кар­ма­на смя­тый лист бу­маги. — У ме­ня и текст есть. Это тот са­мый текст, ко­торый ис­поль­зо­вала та су­мас­шедшая или нет. Не­важ­но. Я его про­читаю, а по­том мы дол­жны по­жер­тво­вать ог­ню на­шу кровь. Тут так ска­зано. Го­товы?
      — Это пло­хая идея? — за­мети­ла Та­ня.
      — Это пе­ребор, — сог­ла­силась Эм­ма. — Мы ведь точ­но не зна­ем есть ли там что-то…кто-то. А ес­ли есть, сто­ит ли его злить?
      — Ни­кого там нет, — от­махну­лась Кла­ра. — И у нас бу­дет шанс в этом убе­дить­ся. Де­воч­ки, не будь­те тру­сиха­ми. Сколь­ко мож­но?
      — Лад­но, но по­том мы сра­зу уй­дем, — сог­ла­силась Эм­ма.
      Ос­тавшись в мень­шинс­тве, Та­ня не ста­ла спо­рить.
      Кла­ра тор­жес­твен­но за­читы­вала текст на древ­нем язы­ке. За­кон­чив, она бро­сила лис­ток в кос­тер и раз­ре­зала свою ру­ку. То же са­мое сде­лали Эм­ма и Та­ня. Кровь гус­ты­ми кап­ля­ми по­лилась в огонь. На мгно­вение пла­мя вспых­ну­ло яр­че. Де­воч­ки по­дож­да­ли па­ру ми­нут, но ни­чего не про­ис­хо­дило.
      Та­ня вздох­ну­ла с об­легче­ни­ем и отош­ла от кос­тра.
      — Вот и всё, — Кла­ра за­маты­вала ру­ку но­совым плат­ком. — Всё это ба­буш­ки­ны сказ­ки. Со­бира­ем­ся?
      — Да, — Эм­ма нак­ло­нилась за­вязать крос­со­вок, ког­да раз­дался хло­пок и огонь об­жег ей шею.
      Де­воч­ка от­ско­чила в сто­рону, хва­та­ясь за ожог. Кос­тер на­чал гас­нуть и ме­нее, чем че­рез ми­нуту от не­го ос­та­лись толь­ко тле­ющие уголь­ки.
      — Вот же черт.
      Дев­чонки бро­сились бе­жать прочь.

      Хо­тя они и до­гово­рились ни­кому не рас­ска­зывать о про­изо­шед­шем, скрыть это не уда­лось. Не то что­бы ожог Эм­мы был серь­ез­ным, но она не смог­ла спря­тать его от ро­дите­лей. А ког­да о про­изо­шед­шем ста­ло из­вес­тно все­му го­род­ку, семья Кла­ры, опа­са­ясь трав­ли и мес­ти су­евер­ных го­рожан, бы­ла вы­нуж­де­на пе­ре­ехать.
Та­ня окон­чи­ла шко­лу в один год с Эм­мой и выш­ла за­муж сра­зу пос­ле эк­за­менов. Вско­ре и она по­кину­ла го­род, пе­реб­равшись в сто­лицу.
      Эм­ма не хо­дила к ста­рому до­му и хо­тела бы не вспо­минать о про­изо­шед­шем, но ожог не да­вал ей за­быть. Вре­мя от вре­мени он крас­нел и на­чинал бо­леть, тог­да де­вуш­ка ста­нови­лась нер­вной и раз­дра­житель­ной. А ещё ей ста­ли снить­ся стран­ные сны, в ко­торых она ис­ка­ла до­рогу, но ни­как не мог­ла най­ти. Тог­да де­вуш­ка про­сыпа­лась и ча­сами бро­дила по до­му из уг­ла в угол.

      — Чем те­бе не уго­дил Бер­ни, Эм­ма? — это бы­ла лю­бимая те­ма раз­го­вора её ма­тери за ужи­ном. Вре­мя от вре­мени ме­нялись толь­ко муж­ские име­на.
      — Он иди­от, — от­ве­тила де­вуш­ка.
      — У те­бя все иди­оты, а те­бе уже сколь­ко? Двад­цать шесть. Од­на ос­та­нешь­ся.
      — Ну и что? — Эм­ма рав­но­душ­но ко­выря­ла вил­кой в та­рел­ке. — Мо­жет, я во­об­ще не хо­чу вы­ходить за­муж.
      — Ты что же та­кое го­воришь? — в го­лосе ма­тери прос­коль­знул ис­пуг. — Лю­ди и так уже бол­та­ют, мне стыд­но вы­ходить в го­род. Не­уже­ли ты хо­чешь, что­бы те­бя на­зыва­ли ни­кому не нуж­ной ста­рухой, пус­тоцве­том или то­го ху­же — ведь­мой?
      — Мне всё рав­но, — по­выси­ла го­лос Эм­ма и по­тер­ла шрам на шее.
      — Не по­вышай на ме­ня го­лос, — жен­щи­на за­мети­ла это дви­жение. — И но­си пла­ток на шее, я те­бя умо­ляю, по­ка ник­то не уви­дел, что у те­бя это клей­мо дь­яво­ла.
      — Ма­ма, это ожог, а не клей­мо и при­чём тут дь­явол? — де­вуш­ка под­ня­лась из-за сто­ла. — Я пой­ду к се­бе.
      — И не ду­май, что мне не­из­вес­тно, что ты гу­ля­ешь в пар­ке.
      Эм­ма хлоп­ну­ла дверью.
      — Хо­рошо, что твой отец не до­жил до это­го.

      Эм­ма и прав­да гу­ляла по пар­ку каж­дый день, мес­то бы­ло спо­кой­ным и ти­хим. И она ис­крен­не не по­нима­ла, по­чему ос­таль­ные жи­тели так его бо­ят­ся.
      Тот день не был ис­клю­чени­ем, Эм­ма бро­дила по пус­тым до­рож­кам пар­ка, сол­нце прог­ля­дыва­ло че­рез вер­хушки то­полей, де­ревья шу­мели лис­твой. Де­вуш­ка се­ла на ска­мей­ку и прик­ры­ла гла­за, нас­лажда­ясь теп­лым ве­тер­ком. Там её и наш­ла мать.
      — Ты что тво­ришь? — она рез­ко под­ня­ла дочь на но­ги. — Не­мед­ленно пой­дем до­мой. Ес­ли те­бя сно­ва уви­дят?
      — Мне тут нра­вит­ся, — Эм­ма выр­ва­ла свою ру­ку. — Здесь спо­кой­но, хо­рошо. Прек­ра­ти сле­дить за мной.
      — Се­год­ня ве­чером при­дет Да­ни­эль, те­бе нуж­но под­го­товить­ся.
      — Я не хо­чу ни с кем зна­комить­ся, ма­ма.
      — А что ты хо­чешь? — зак­ри­чала жен­щи­на. — Мо­жет, пой­дешь и про­дашь­ся не­чис­той си­ле?
      — Мо­жет и пой­ду.
      — Сле­ди за язы­ком.
      Эм­ма сор­ва­лась с мес­та и по­бежа­ла в сто­рону до­ма.
      — Стой, — зак­ри­чала мать, но бе­жать за ней не ре­шилась.

      Де­вуш­ка вы­бежа­ла из пар­ка на по­ляну и ос­та­нови­лась в рас­те­рян­ности. Вот он пе­ред ней. Тот са­мый дом. Всё те же, по­тем­невшие от вре­мени, ка­мен­ные сте­ны, за­пылен­ные стек­ла, сту­пень­ки сов­сем рас­кро­шились. И сов­сем нес­траш­но.
      Эм­ма не­реши­тель­но по­дош­ла бли­же и, встав на цы­поч­ки, заг­ля­нула в од­но из окон. Раз­гля­деть что-то бы­ло слож­но. Она тол­кну­ла дверь, но та не под­да­лась.
      — Что я де­лаю? — спро­сила у се­бя Эм­ма. — Ник­то не мо­жет от­крыть дверь.
      Тем­ные ок­на рав­но­душ­но смот­ре­ли на неё.
      — Ты не дь­явол и не де­мон, я знаю, — де­вуш­ка се­ла на по­лураз­ру­шен­ные сту­пень­ки. — Не знаю от­ку­да, но знаю. Кто ты?
      Ти­шина.
      — По­гово­ри со мной, кто бы ты ни был, слы­шишь? Я не уй­ду.
      Но ей сно­ва ник­то не от­ве­тил. Эм­ма про­вела на сту­пень­ках весь день и вер­ну­лась до­мой к ве­черу.

      Мать де­лала вид, что всё в по­ряд­ке, да­же не чи­тала но­тации — ужин про­ходил в пол­ней­шем мол­ча­нии. Да­ни­эль, кста­ти, так и не при­шел, к ве­личай­ше­му об­легче­нию де­вуш­ки. А ночью ей опять снил­ся стран­ный сон. В этом сне бы­ли ка­кие-то стран­ные лю­ди, стран­ные го­рода, а по­том всё ис­чезло, и она ку­да-то шла по уз­кой тро­пин­ке. Ког­да тро­пин­ка ста­ла ши­рокой до­рогой, Эм­ма прос­ну­лась.
      Нас­пех одев­шись и, за­мотав шею бе­лым шар­фом, де­вуш­ка нап­ра­вилась к до­му. В пар­ке ран­ним ут­ром бы­ло ту­ман­но и зяб­ко. Эм­ма ку­талась в вя­зан­ную коф­ту. Каж­дый шаг от­зы­вал­ся в ушах эхом. Ей ка­залось, что весь го­род слы­шит, как сту­чат каб­лучки её ту­фель. Что сей­час все эти лю­ди выс­ко­чат пе­ред ней и нач­нут по­казы­вать паль­цем. Но это­го не про­изош­ло. Она спо­кой­но ми­нова­ла парк.
      Наб­рав в лег­кие по­боль­ше воз­ду­ха, Эм­ма по­дош­ла к две­рям.
      — Ло­ки, — поз­ва­ла она.
      Дверь от­во­рилась. Де­вуш­ка не­реши­тель­но ог­ля­делась и вош­ла в дом.
Она ока­залась в прос­торном по­меще­нии, в цен­тре ко­торо­го рас­по­лага­лась ши­рокая лес­тни­ца.
      В ка­мине го­рел огонь, на ка­мин­ной пол­ке бы­ли заж­же­ны све­чи. Пе­ред ка­мином рас­по­лага­лась па­ра кре­сел, на сте­не ви­села кар­ти­на. Ни­чего не го­вори­ло о том, что дом пре­быва­ет в за­пус­те­нии. Ка­залось хо­зя­ин вы­шел на ми­нуту и вот-вот вер­нется.
      Эм­ма по­чувс­тво­вала, как на её пле­чи опус­ти­лись ру­ки, но не дви­нулась с мес­та. Ду­ша уш­ла в пят­ки, сер­дце за­билось с бе­шеной ско­ростью, в гор­ле зас­трял ком. Мыс­ленно она ру­гала се­бя за столь оп­ро­мет­чи­вый пос­ту­пок и тут же се­бе от­ве­чала, что вы­хода ино­го не име­ла. Пус­кай это Ло­ки, мо­жет быть, он не так стра­шен, мо­жет, не от­ка­жет ей в по­мощи.
      За­та­ив ды­хание и заж­му­рив­шись, Эм­ма обер­ну­лась и за­чем-то вы­тяну­ла ру­ку впе­ред. Раз­дался ве­селый сме­шок, и она по­чувс­тво­вала, как Ло­ки сжал её ла­донь. Де­вуш­ка от­кры­ла гла­за и встре­тилась с ним взгля­дом. На де­мона он не был по­хож. Не то что­бы, Эм­ма зна­ла, как выг­ля­дят де­моны, но ей ка­залось, что выг­ля­дят они со­вер­шенно не так. Он смот­рел на неё вы­жида­юще.
      — Прос­ти, — вы­дави­ла из се­бя де­вуш­ка.
      — За что? — уди­вил­ся Ло­ки.
      — Я те­бя пот­ре­вожи­ла.
      — Я не был за­нят, — он от­пустил её ру­ку и нап­ра­вил­ся к ка­мину.
      Эм­ма не­реши­тель­но пош­ла сле­дом. Кто та­кой Ло­ки она бы­ла нас­лы­шана, его име­нем пу­гали с детс­тва. Как се­бя с ним вес­ти ник­то ни­ког­да не го­ворил, пред­по­лага­лось, что он дав­но мертв, а ес­ли ка­ким-то чу­дом ос­тался жив, то встре­чать­ся с ним не сто­ит.
      — Са­дись и рас­ска­зывай, — Ло­ки ука­зал ей на крес­ло, нап­ро­тив.
      — Что рас­ска­зывать? — удив­ленно спро­сила Эм­ма.
      — Ты же за­чем-то приш­ла.
      — А мне не­куда боль­ше бы­ло ид­ти, — от­ве­тила де­вуш­ка.
      — Вот как? — Ло­ки рас­стег­нул две вер­хние пу­гови­цы на ру­баш­ке и ус­та­ло вздох­нул.
      — Да, — Эм­ма сму­щен­но от­ве­ла взгляд.
      — Как ин­те­рес­но.
      Боль­ше он ни­чего не го­ворил, толь­ко смот­рел в огонь, а по­том ка­жет­ся вов­се зад­ре­мал. Эм­ма чувс­тво­вала, что она тут не к мес­ту, а уй­ти не мог­ла. Ни­ког­да она ещё не си­дела у ка­мина ря­дом с древ­ним Бо­гом. Воз­можно, сле­дова­ло что-то ска­зать или сде­лать. За ок­ном тем вре­менем ста­ло сов­сем свет­ло.
      — По­чему ты ре­шила, что те­бе боль­ше не­куда ид­ти? — на­конец уточ­нил Ло­ки.
      Де­вуш­ка вздрог­ну­ла от не­ожи­дан­ности и на­чала мед­ленно раз­вя­зывать шарф.
      — Вот по­это­му, — Эм­ма уб­ра­ла во­лосы. На шее, за са­мым ухом вид­нелся ожог.
Ло­ки нак­ло­нил­ся и про­вел по не­му паль­ца­ми.
      — Силь­но бо­лит? — спро­сил он.
      — Иног­да это прос­то шрам, ко­торый поч­ти не вид­но, а иног­да он ста­новит­ся вот та­ким и, да, очень бо­лит.
      — Ты хо­чешь, что­бы я уб­рал это?
      — А ты мо­жешь? — с на­деж­дой спро­сила Эм­ма.
      — Мо­гу, но за­чем?
      — Что зна­чит — за­чем?
      Ло­ки ра­зоча­рован­но вздох­нул.
      — Я ду­маю, что от это­го, — про­дол­жи­ла Эм­ма, — все мои проб­ле­мы. Со мной что-то про­ис­хо­дит.
      — И ты свя­зала то, что с то­бой про­ис­хо­дит с этим?
      — Да. А раз­ве это не свя­зано? За­чем ты сде­лал это?
      — Ты сто­яла бли­же всех к ог­ню, — от­ве­тил Ло­ки. — Толь­ко и все­го.
      Эм­му слов­но хо­лод­ной во­дой ока­тило. Всё это вре­мя она ду­мала, что при­чина всех её проб­лем и нес­частий эта злос­час­тная мет­ка и ес­ли её снять, то она ста­нет та­кой, как и все.
      — Но как же? — спро­сила она.
      — Прос­то ты ведь­ма, но ты ещё это­го не по­няла.
      — Нет, — Эм­ма по­чувс­тво­вала, что у неё зак­ру­жилась го­лова, в гла­зах ста­ло тем­неть. Быть ведь­мой в ми­ре, где она жи­вет — это по­доб­но смер­ти. — Я не ведь­ма.
      — Ес­ли те­бе ин­те­рес­но, твоя под­ру­га пы­талась ме­ня из­гнать, текст, ко­торый она чи­тала из­го­ня­ет де­монов. Но я не де­мон. Бы­ло за­бав­но за ва­ми наб­лю­дать. Я да­же хо­тел явить­ся пе­ред ва­ми в об­ра­зе — с ро­гами и ко­пыта­ми, но по­том ре­шил, что не со­лид­но пу­гать под­рос­тков. Ты хо­чешь быть обыч­ным че­лове­ком, но те­бе при­дет­ся при­нять се­бя та­кой, ка­кая ты есть.
      Огонь в ка­мине по­тух.
      Эм­ма вско­чила на но­ги и нап­ра­вилась к вы­ходу:
      — Я не дол­жна быть здесь.
      — Ещё ты боль­на, но я мо­гу по­мочь, — крик­нул ей вслед Ло­ки.

      Пос­ле­ду­ющие два дня де­вуш­ка ду­мала о том, что про­изош­ло. Она ведь­ма? Она боль­на? Эм­ма ду­мала рас­ска­зать о про­изо­шед­шем ма­тери, но есть ве­щи, о ко­торых луч­ше мол­чать да­же пе­ред са­мыми близ­ки­ми. Осо­бен­но пе­ред близ­ки­ми. По­это­му по ис­те­чении двух дней, де­вуш­ка сно­ва нап­ра­вилась к то­му, у ко­го мо­жет поп­ро­сить по­мощи.
      Ког­да она вер­ну­лась, в до­ме ца­рил по­лум­рак, огонь в ка­мине не го­рел. Эм­ма сня­ла коф­ту и, бро­сив её на ши­рокий по­докон­ник, прош­ла к лес­тни­це и ус­тро­илась на сту­пень­ках. Она зна­ла, что Ло­ки при­дет, нуж­но толь­ко по­дож­дать.
      Ждать приш­лось до­воль­но дол­го, по ощу­щени­ям прош­ло нес­коль­ко ча­сов.
      — Моя мать ме­ня бо­ит­ся, — вмес­то при­ветс­твия ска­зала Эм­ма, ког­да Ло­ки сел ря­дом с ней.
      — Это­го и сле­дова­ло ожи­дать, — отоз­вался он, — лю­ди нын­че очень пуг­ли­вы. Хо­тя и рань­ше сме­лостью не от­ли­чались.
      — Но она моя мать.
      — Они не ви­нова­ты, что им страш­но, но те­бя ведь это не уте­шит?
      — Сов­сем. Что мне де­лать, Ло­ки? Как мне жить?
      — При­нять свою осо­бен­ность и под­ру­жить­ся с ней. Те­бе снит­ся то, что бы­ло и то, что про­ис­хо­дит сей­час. Это нуж­но для то­го, что­бы ты на­конец уви­дела мир и се­бя в нем. Всё при­дёт пос­те­пен­но, на­до по­дож­дать.
      — Ты ска­зал, что я боль­на, но ты мо­жешь по­мочь. Что со мной?
      — Ты за­дыха­ешь­ся, — Ло­ки об­хва­тил её ли­цо ру­ками и заг­ля­нул гла­за.
      Эм­ма по­чувс­тво­вала, как сер­дце сжа­ло сталь­ны­ми тис­ка­ми, в го­лове за­шуме­ло, ста­ло хо­лод­но.
      — Пе­рес­тань, по­жалуй­ста, — поп­ро­сила де­вуш­ка.
      Он ра­зор­вал зри­тель­ный кон­такт и отс­тра­нил­ся. Но что-то всё ещё про­ис­хо­дило, Эм­ма за­каш­ля­лась, хва­тая ртом воз­дух. Пе­ред гла­зами по­тем­не­ло, ста­ло ещё хо­лод­нее. Она уже не ви­дела, но по­чувс­тво­вала, как Ло­ки, мяг­ко при­дер­жи­вая её спи­ну, зап­ро­кинул ей го­лову и лёг­кие ста­ли на­пол­нять­ся об­жи­га­ющим воз­ду­хом. Соз­на­ние, ко­торое уже на­чина­ло по­кидать де­вуш­ку, вско­лых­ну­лось и она по­пыта­лась выр­вать­ся. Воз­ду­ха бы­ло уже слиш­ком мно­го и Эм­ме ка­залось, что ещё нем­но­го и её ра­зор­вет из­нутри. Де­вуш­ка схва­тилась ру­ками за его пле­чи.
      Как толь­ко Ло­ки от­пустил её, Эм­ма сра­зу от­пол­зла в сто­рону и под­ня­ла на не­го ис­пу­ган­ные гла­за.
      — Ты чуть не убил ме­ня!
      — Я бы не убил те­бя, — ус­та­ло от­ве­тил Ло­ки, с тру­дом под­ни­ма­ясь на но­ги. — Те­бе ведь нуж­на бы­ла по­мощь.
      Он мед­ленно спус­тился по лес­тни­це и вы­шел на ули­цу. Эм­ма с удив­ле­ни­ем от­ме­тила его не­ожи­дан­но бо­лез­ненный вид и воп­ро­сов ста­ло ещё боль­ше. Де­вуш­ка по­дож­да­ла нес­коль­ко ми­нут и пош­ла за ним.
      Ло­ки она наш­ла на бе­регу мо­ря, выг­ля­дел он уже луч­ше.
      — Как ты? — взвол­но­ван­но спро­сила Эм­ма.
      — Хо­рошо.
      Де­вуш­ка нер­вно рас­сме­ялась и уда­рила се­бя ла­дош­кой по лбу. Ло­ки вни­матель­но на неё пос­мотрел и то­же за­улы­бал­ся.
      — Я с то­бой так го­ворю, — по­яс­ни­ла Эм­ма. — Я за­была, кто ты. Ка­кая же я ду­ра.
      — Не ру­гай­ся, — от­ве­тил ей Ло­ки.
      — Мы не рав­ны, — с грустью за­гово­рила де­вуш­ка. — Но ты единс­твен­ный, с кем я мог­ла по­гово­рить.
      — Так бы­ва­ет до­воль­но час­то.
      Сол­нце кло­нилось к за­кату, по не­бу ро­зовы­ми и оран­же­выми бли­ками стру­ились об­ла­ка. Над глад­кой мор­ской по­вер­хностью па­рили чай­ки.
      — Мой отец всег­да го­ворил, — про­дол­жи­ла Эм­ма, — что ес­ли че­ловек го­ворит с Бо­гом — это мо­лит­ва, а ес­ли Бог го­ворит с че­лове­ком, то это ши­зоф­ре­ния.
      — Так ме­ня дав­но не на­зыва­ли, — зас­ме­ял­ся Ло­ки. — Я да­же сму­тил­ся.
Эм­ма бы пос­по­рила, что что-то мо­жет сму­тить Бо­га, но ре­шила про­мол­чать.

      Со сто­роны пар­ка до­нес­лись взвол­но­ван­ные го­лоса, и де­вуш­ка нап­ряглась.
      — Не бой­ся, они нас не уви­дят, ес­ли я не за­хочу, — ус­по­ко­ил её Ло­ки.
      — А по­чему ты здесь, — Эм­ма за­мялась, под­би­рая под­хо­дящее сло­во, — жи­вешь?
      — Ты ду­ма­ешь я пос­то­ян­но на­хожусь тут, в этом до­ме? — уди­вил­ся Ло­ки. — Серь­ез­но, ты так счи­та­ешь?
      Эм­ма кив­ну­ла.
      — Мне нра­вит­ся это мес­то, но я тут не жи­ву.
      — А где ты жи­вешь? — спро­сила Эм­ма.
      — Ниг­де, — от­ве­тил Ло­ки.
      К до­му тем вре­менем по­дош­ли два че­лове­ка — жен­щи­на и муж­чи­на. В жен­щи­не Эм­ма сра­зу уз­на­ла свою мать. Они заг­ля­дыва­ли в ок­на и пы­тались от­крыть дверь.
 



Эмблъ

Отредактировано: 05.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться