Сыщик галактического масштаба

1. Дело о невинном убийце. Глава первая

Люблю я детективы. И книги люблю, и фильмы. Вообще, вопреки сложившимся стереотипам, к детективам неравнодушны многие люди моей профессии. Сквозь иронические усмешки и снисходительное хмыканье — любят. Читают. Смотрят.

— Лозовский!

Ага. Чего я об этом-то заговорил? Возьмем, значит, фильмы детективные. Сколько в них деньжищ вбухивают — в голове не укладывается. И американцы, и европейцы, да и наши в последнее время. Нет, это правильно, наверное. Да что там “наверное”, само собой правильно. Я не только о спецэффектах разных говорю, хотя и это тоже важно. Я еще о том, что актерам платить должны нормальные деньги. Чтоб они играли нормально.

— Лозовский!!

У меня зазвенело в ушах. В обоих сразу, так редко, но бывает. Я вам быстренько свою мысль доскажу, ладно? Вкратце. А не то сейчас сюда с других кабинетов народ сбегаться начнет. Так вот. Мне в голову пришло такое соображение, что на зарплате исполнителей кое-каких второстепенных ролей вполне можно было бы сэкономить. Есть такой персонаж почти во всех детективах — Полицейский Начальник. Эдакий, знаете, характерный персонаж — толстый, крикливый... и недалекий. Так вот. Поставьте в кабинет нашего Босса скрытую камеру, пару недель поснимайте, потом все это дело нарежьте, смонтируйте — все! Фильмов на пять точно хватит. Не надо актера, следовательно не надо зарплаты. Это ж какая экономия средств для отечественной киноиндустрии!

— Лозовский, твою мать!!!

Стоп. Я всегда интуитивно чувствую, когда стоит прекратить играть в игры. Я поднял глаза на орущую голограмму в углу и изобразил на лице крайнюю степень удивления, смешенного с почтением и готовностью во что бы то ни стало исполнить свой долг.

— Вы меня, Пал Семеныч?

— Лозовский! — изображение толстого лысоватого мужика немного перевело дух. — Это чей кабинет?

— Мой, Пал Семеныч! — Я нахмурил брови, а-абсолютно не понимая, к чему он клонит.

— Так кого же я еще!.. — Босс шумно выдохнул. — Я тебя пять раз звал!

Между прочим, только четыре. И чего врать по мелочам?

— Да? Надо же, — я сокрушенно покачал головой. — Это все связь. Ведь сколько раз уже вам говорили, Пал Семеныч, давно пора менять всю систему интеркома. Ну, каменный век, честное слово! Вот в двенадцатом отделении...

Говоря все это, я сосредоточенно подкручивал ручки настройки. В чем тут фишка, догадываетесь? Ну, конечно, ваши действия собеседнику видны, а вот их результат остается для него неизвестным. Я довольно хмыкнул, когда рост моего шефа сократился с отпущенных ему природой ста восьмидесяти до полутора метров, а и так не слабая ширина увеличилась вдвое. В качестве завершающего штриха я придал его коже нежный розовый оттенок.

— Да плевать мне на двенадцатое отделение! — грозно прорычал поросенок-переросток из своего угла.

— О! — я поднял указательный палец. — Теперь гораздо лучше. Форма приведена в соответствие с содержанием.

Наверное, я все же немного увлекся. Переборщил. Босс посмотрел на меня с явным подозрением.

В том смысле, что теперь я вас отчетливо вижу и слышу, — не слишком логично пояснил я.

Чтобы отвлечь шефа от вредных (для меня) мыслей, я вытянулся в струнку и сделал лицо а-ля майор Пронин.

— Слушаю, Пал Семеныч.

В эти простые слова я вложил примерно такое содержание: “Дайте мне точку опоры, о, мой мудрый начальник, и я переверну Землю, дабы стряхнуть с нее в просторы Вселенной весь преступный элемент. Под Вашим чутким руководством”. Вот так-то!

— Задание, — коротко бросил чуть успокоившийся Босс.

В принципе, он мог этого и не говорить. Если бы мой дорогой шеф сейчас сказал, что так долго выкрикивал мою фамилию, горя желанием отправить меня во внеочередной оплаченный отпуск, я бы решил, что он где-то по дешевке приобрел подержанное чувство юмора.

Увы, внеочередного отпуска у меня не было... дай Бог памяти... о! Вспомнил! Никогда не было у меня внеочередного отпуска.

— Слушаю, Пал Семеныч, — повторил я со всем возможным служебным рвением. Отсутствие энтузиазма в голосе мне бы все равно ничем не помогло.

— Убийство, — продолжил шеф.

И это, в общем-то, не удивило. Отдел тяжких преступлений, все-таки. Но тем не менее, я чуть подобрался и выпустил из себя часть шутливого настроя.

— Где? — спросил я.

— На заправочной станции. В сегменте 17-36-121, — добавил он почему-то с гаденькой ухмылкой на губах.

В первый момент я ничего не понял. Во второй — тоже. Вообще, этих моментов порядочно прошло, прежде чем мои брови медленно, но неотвратимо поползли на лоб.

— Но это же... — я воздел указательный перст к потолку. — Это же... там!

— Ну, я бы сказал, скорее там, — Босс усмехнулся еще гаже и вытянул руку куда-то в сторону.

Наугад вытянул, готов поспорить. Для форсу. Когда я попытался мысленно представить себе положение галактической оси, а потом отложить углы 36 и 121 градус в разных плоскостях, у меня ум за разум зашел. Что уж говорить о скромном интеллекте моего начальника?

— Объясните мне одну вещь, Пал Семеныч, — вежливо попросил я. — Почему я не видел приказа о моем переводе в “Интерплэнет”?

— Ты его никогда и не увидишь, — фыркнул Босс. — Туда берут только полноценно развитых людей.

— Отлично, — ответил я довольно прохладно. — Будем считать, что я, как и подобает всякому хорошему подчиненному, пять минут хохотал над вашей остроумной шуткой. А теперь, когда я перевел дух, все-таки объясните мне, каким боком болтающаяся в космосе заправка попадает под нашу юрисдикцию?



Starrik

Отредактировано: 12.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться