Тайна фиолетовой пыли. История любви

Тайна фиолетовой пыли. История любви

Тайна фиолетовой пыли. История любви (бонусный рассказ к роману «Я вижу тебя насквозь»)

Доатрийская эпоха

Флотилия из нескольких десятков кораблей будущей колонии переселенцев зависла над зелёной планетой, которая по всем показателям была пригодна для жизни. Разведывательные зонды докладывали — вода, состав атмосферы, плодородная почва и богатые залежами минералов недра, геомагнитное поле, сила притяжения — идеально подходили для заселения. Новый рай. Новый Эдем — так называли пассажиры звездолётов этот мир в надежде обрести здесь бесплатный чистый воздух, здоровую пищу, а самое главное — возможность иметь много детей без оглядки на законы, царившие на материнской, перенаселённой планете.

— Ну вот и наш новый дом, Бэр, — сказал первый помощник командира, разглядывая переливающуюся сферу, плывущую в пустоте космоса.

— Сейчас вернулись разведчики с поверхности, — задумчиво потянул Бэр Вай, ответственный за будущую колонию. — С изумрудной зоны зафиксированы мелкие очаги пси-волнового излучения.

— Угроза?

— Да нет... Фон доброжелательный. Но понимаешь, Наддар, — он повернулся к своему помощнику, чтобы с энтузиазмом продолжить, — нам не нужна даже зачаточная разумность там. Планетой должна править только одна раса. И это будем мы! Не дзинтарцы, не пейоны, и уж тем более не зачаточный разум Цейда! Это уже девятая планета, которую мы нашли за время странствий, но именно она станет нашим домом.

— Что думаешь делать?

— Высадимся, начнём исследования, наблюдения. Зона одна, не сильно большая. Обнаружим уязвимое место и наведём порядок. Когда придёт время.

Довольный, Бэр Вай повернулся к панели управления и начал вводить команду, выбирая место для посадки. Ему понравилась зелёная равнина, испещрённая сетью пресноводных озёр. Лучшего места для строительства первых поселений и не найти.

***

— Олий! Олий! Поздно уже! — кричала Мэвэрис, пытаясь найти свою дочь.

Пси-Касиль уже давно покинула зенит и медленно клонилась к горизонту, предвещая приближающийся вечер. Несмотря на то, что новая планета была относительно безопасной (на ней не водилось ни одного хищника, а из флоры нашли только бабочек и цикад), глубоко в душе Мэвэрис испытывала беспокойство. Подошёл муж.

— Что случилось, Мэв?

— Наддар, Олий пропала... И Рион с ней...

— Милая, она скоро придёт.

Сильные объятья дарили тепло и успокаивали, вселяя надежду.

— А даже если заночует где-нибудь на поляне, уверен, ничего с ней плохого не случится.

Мэвэрис вздохнула и развернулась к мужу, чтобы нежно прикоснуться губами к его щеке, покрытой трёхдневной щетиной.

— Буду верить, что с ней всё хорошо.

— Вот увидишь... Она самостоятельная девочка. С детства знает, что такое самооборона и азы выживания. Зря у неё отец — военный космопилот? — Наддар улыбался. — Пойдём, милая, в дом. Через час, если она не появится, попробуем покричать снова.

Они развернулись и пошли в сторону небольшого домика, собранного из пластин акрилиуса, металла, часто использовавшегося в строительстве. Материал был удобен и лёгок в эксплуатации и часто применялся колонизаторами просто потому, что занимал мало места, практически ничего не весил, являясь прекрасным изолятором от холода или жары.

***

Олий считала себя взрослой. Девятнадцать лет — возраст, когда ты прекрасно ладишь с компьютерной и навигационной техникой, знаешь, как выживать на незнакомых планетах, и вообще, чувствуешь, что вся жизнь открыта перед тобой, как широкая светлая дорога. Только иди вперёд и не оглядывайся.

Вот уже месяц они жили здесь, на этой чудесной планете, так похожей на виртуальные проекции той, где родились отец и мать, но до сих пор ничего интересного с ней не произошло. Каждый день, по вечерам, неведомая сила влекла её на прогулки, уводя всё дальше и дальше от дома. Каждый вечер, нацепив на пояс пару кинжалов и закинув за спину рюкзак, она вместе с лохматым защитником уходила гулять в поисках чего-нибудь интересного.

В этот раз Олий зашла гораздо дальше, чем хотела изначально. Давно за спиной остался основной посёлок. Она понимала, что мама будет беспокоиться, но эти жёлтые бабочки, которые постоянно кружились вокруг неё, вели вслед за собой, не оставляя выбора. Жажда приключений и стремление стать первооткрывателем, как отец, делали своё дело, заставляя нарушать наказы матери.

Подъём на небольшой холм дался с трудом. Всё же она немного устала. Но когда добралась до вершины, улыбнулась — перед глазами раскинулось ярко-зелёное поле, в центре которого находилось необычайной синевы озеро. Резко остановилась и замерла. Бабочки привели её к изумрудной зоне. Правительство запретило поселенцам приближаться к этому очагу на планете, в то время как лучшие учёные проводили секретные исследования, не разглашая результатов. Всем жителям объявили, что чужеродная зона плохо изучена, а потому не следует посещать её кому бы то ни было.

Олий стояла на холме в облаке из жёлтых бабочек, которые настойчиво приглашали её следовать за собой. Она вглядывалась в траву, высотой по щиколотку, пытаясь на вид определить, где там может таиться опасность. Когда глаза устали от напряжённого всматривания, она проморгалась. Взглянула на поле и ахнула от неожиданности — золотистая дымка застилала поверхность лёгким туманом и мягко окутывала её и Риона, ласково согревая. Быстро присела на корточки и, потрепав за загривок вавира, произнесла:

— Ну что, Рион... Как думаешь, имеет смысл нам идти к озеру, чтобы выяснить, насколько изумрудная зона опасна?

Она смотрела в жёлтые глаза на вытянутой треугольной морде. Морда ощерилась в улыбке, показав двойной ряд мелких клыков, и мягкий тёплый язык лизнул лицо. Олий быстро схватила вавира за длинное ухо и завалила друга на спину, чтобы потрепать мягкую светлую шерсть на животе. Рион вытянул лапы, замахал длинным мохнатым хвостом и расфырчался от удовольствия. Ему, несмотря на грозный, устрашающий вид, всегда нравились ласки. Неожиданно он вскочил, йокнул и понёсся вниз с холма в сторону озера.



Елена Болотонь

Отредактировано: 07.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться