Танец койота

Размер шрифта: - +

1-1. Император

 

Найрад любовался пустынной равниной с крыши особняка. Солнце клонилось к закату, на горизонте толпились розоватые перинки облаков.

За последнюю неделю он принял присягу у нескольких тысяч волков.

После каждой инициации его магический потенциал возрастал. Теперь Найрад уже не был похож на растрепанного юношу, который скрывался от охотников, при первой опасности улепетывая в другой город. Сияние его светилось, словно восходящее солнце. Волосы улеглись в аккуратную прическу, плечи расправились, казалось, что он даже стал выше ростом.

Персона молодого вожака вызывала благородный трепет среди перекидышей. Оборотни оказывали новому правителю почести, отчего Найрад, не привыкший к подобному обращению, чувствовал себя не в своей тарелке.

Сначала он пробовал скорректировать этикет, но Агнесс рекомендовала не вмешиваться. Почитание лидера заложено в волках на генетическом уровне. Чувства, что подданные испытывали к монарху его ранга, были в разы сильнее преданности, которой платили рядовому вожаку. Поэтому глупо было пытаться заставить оборотней относится к императору, находящемуся на пике силы, как к обычному волку.

А ведь всего пару недель назад Найрад был обычным отщепенцем. Будучи подростком, он сбежал из общины, чтобы вести жизнь обычного человека, несмотря на то, что вожак планировал сделать его своим приемником.

Теперь Найраду предстояло вернуть мир в Полис, пылающий агонией гражданской войны. Для этого потребуется укрепить союз с мятежными стражами, генетически модифицированными овчарками, которых вывели для травли перекидышей. Некоторые из псов оказались слишком смышлёными и решили выступить против неблагодарных боссов. А также объединить разрозненные общины сородичей против общего врага – волконенавистников Анти, организация которых в один прекрасный день окрепла настолько, что ее лидер устроил массовую охоту на оборотней и гражданский переворот.

Получив власть перекидыш начал понимать, почему в истории волков несколько веков не было единовластца. Допускать появление монарха было опасно. Власть могла вскружить голову любому, особенно если претендент честолюбив от природы. К счастью, Найрад подобной хворью не страдал. Скорее наоборот, пытался отделаться от управляющих ролей, сколько себя помнил, и принял этот пост лишь под давлением обстоятельств.

Появление тирана могло подставить под удар не только волков, но и людей, поэтому вожаки общин придерживались принципа «разделяй и властвуй», а Анти приглядывали за перекидышами, вынудив верхушку волков на вероломный союз. Но война смешала все карты.

Найрад тяжело вздохнул. Теперь, когда между Анти и перекидышами не осталось мостов, охотники бросят все силы на уничтожение оборотней. Значит, что со дня на день нужно ожидать удара.

В дверь постучали. Вожак мысленно разрешил войти.

На крыше появился парнишка лет шестнадцати. В руках он держал поднос с чайником и свежей выпечкой на фарфоровом блюде. Обозначив поклон кивком головы, юноша поставил угощение на стол и застыл в ожидании указаний.

На первый взгляд это был обычный долговязый подросток. Однако секретарю пришлось потрудиться, чтобы подыскать такого.

С самого начала Найраду не нравилось, что перекидыши кланялись ему, но деваться было некуда. Выражение почтения для волков не просто дань этикету. Поклон выражал глубину преданности подданных. Поэтому новому императору пришлось смириться, и попытаться избавиться от почитания хотя бы в стенах собственного особняка.

Подбор команды лег на плечи Инго. Помощнику пришлось перетряхнуть ряды отщепенцев, прежде чем удалось найти ребят, которые реагировали на правителя более сдержано. Они-то и обслуживали вожака, позволив ему чувствовать себя обычным парнем, а не властелином вселенной, перед которым все падали ниц.

 – Осталось что-нибудь на сегодня? – осведомился Найрад, наливая кипяток в цветную кружку.

– Привезли предателя. Инго полагает, вы хотите лично взглянуть на него.

– Он прав. Я спущусь в тюремный блок сразу после чая.

Кивнув, помощник удалился.

Найрад был доволен. Подросток не оказал ему никаких почестей. Среди оборотней найдется немного таких, кто способен приветствовать альфу на пике силы кивком головы, а уходя показать спину.

Соратникам, что были с ним с самого начала, после пары волшебных пенделей удалось справиться с приступами почитания. Стражи относились к нему со сдержанным уважением. Людей его статус особенно не волновал, если судить по поведению Кейсы. А вот волки реагировали иначе.

Найрад приковывал взгляды, где бы не появился, а его слова расценивались как приказ. Поэтому перекидыш ценил возможность отдохнуть от всего этого хотя бы в стенах собственной резиденции.

Свыкнуться с ответственностью оказалось проще, чем он предполагал. Статус правителя позволил раскрыться чертам характера, которые до этого дремали глубоко внутри, но при первой же возможности расцвели пышным цветом.

Раньше ему казалось, что управлять общиной – это что-то на грани фантастики, но сейчас, находясь на пике силы, он вполне справлялся с этой задачей.  Ознакомившись с обстоятельствами дела, он просто знал как поступить.

Последние дни Найрад бросил все силы на поимку оборотней-предателей, рассудив, что, лишившись магического подспорья, враги сдадут позиции. У вожака были соображения, что делать с отступниками, переметнувшимися на сторону головорезов, поэтому он попросил доставить одного из предателей для личной беседы.

Найрад пил чай и жевал хрустящую слойку, когда появился Инго.

– Преступник здесь, как вы и просили, – доложил помощник.

Секретарь общался с ним почти как раньше, правда, теперь парень обращался к нему на «Вы» даже наедине. Глядя на приятеля Найрад с трудом мог припомнить те времена, когда в далекой родной реальности его подруга Мирта вступила во вражеские ряды, чтобы спасти из плена прототипа Инго.



Анна Котавуопио

Отредактировано: 28.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться