Таящая силу

Глава 1

Таясия перебирала складки на атласной тунике, стараясь отвлечься от каждодневной пытки. Ее длинные темные волосы с каштановым оттенком нещадно драла гребнем служанка Сати – конопатая, со светлыми тонкими волосами и такими же бровями. Конечно, она старалась, но непослушные кудри никак не хотели поддаваться ловким рукам. Будь воля Таи – она обрезала бы надоедные пряди до плеч, но закон запрещал женщинам носить короткие волосы. Более того, это считалось бесчестьем, как и показаться на людях простоволосой.

Вот и приходилось терпеть, стараясь ничем себя не выдать. В среде баронесс Тая считалась своевольной и сильной. Она никому не давала спуска и любила состроить порой жестокую шутку – над прислугой ли или менее знатной родней. Исключения не было ни для кого. Даже себя она могла загнать в неприятную историю, но неизменно выбиралась из нее с честью. И хоть Тая частенько раскаивалась в своих поступках, ей удалось добиться своего – в обществе баронесс ее уважали и даже побаивались. По крайней мере, так говорила мачеха. Настоящая мать Таи умерла, когда ей исполнилось пятнадцать. И в тот же год она впервые выехала за ворота родного дома.

Тогда отец провожал ее – махал рукой со стены городских ворот, не сводя глаз с доброй полсотни справных воинов, дюжины нянек и прочей прислуги, вереницы лошаков с провизией, снаряжением и гардеробом юной баронессы. Только ее саму он не мог видеть – Тая спряталась в крытой повозке с расстеленным внутри пуховым матрасом и подушками. Ей было страшно, хоть она и старалась храбриться. Одна в чужом краю вдали от привычных стен и широкой и крепкой длани отца. Прошло три года, и Тая уже не могла припомнить всех деталей, зато страх жил с ней до сих пор.

И еще – Сати. Ее ровесница, но простолюдинка. Она тоже тряслась в повозке вместе со своей госпожой. Тая была к ней привязана, кажется, даже отняла Сати у кого-то из кузенов. Может, поэтому служанка стала чем-то вроде подруги. Насколько возможно применить это слово к прислуге. Впрочем, среди знатных девиц Тая не водилась ни с кем. Балы и приемы наводили тоску, а разговоры о писанных красавцах доводили до зубовного скрежета. Казалось, что кроме вышивки, танцев и замужества их ничего не интересовало. А Тая хотела посмотреть мир. Всё новое казалось ей волшебным.

Гостя в разных краях обширных южных баронств, она выучила разные наречия, повидала диковинных животных. От тордонтов с плоскими лбами и широкой спиной, больше похожих на ладьи с торчащими под брюхом ножками с копытами, чем на свою родню – лошаков, до мелких юрких ящериц, которые могли убить одним лишь прикосновением острого языка с с ядовитым шипом на кончике. Не отворачивалась Тая и от редкого оружия – от кривых ятаганов до коротких копий с зазубренными наконечниками. Неизменно она покупала что-то на базаре, и Сати шутила, что скоро они смогут вооружить целую армию. Будто не замуж собралась Таясия, а на войну.

А к исходу третьего года, когда не только Сати, но и письма из дома – от мачехи, только и делали, что напоминали о скором замужестве, Тая вдруг стала равнодушна ко всему. Когда-то веселая до озорства, она стала колючей, едкой. Всё чаще именитые бароны, желавшие предложить ей руку, получали отказы. Да не простое «нет», а публичное обличение в бедности, ханжестве, корыстолюбии, сладострастии…

Тая вытаскивала чужие пороки на всеобщее обозрении с завидным сарказмом. Наверное, не один памфлетист повздыхал о таком таланте к сатире. Но саму Таю такие победы не радовали. Она приезжала в очередное баронство, знакомилась с его верхушкой, самим женихом, а потом оседала в похожих один на другого замках. Не выходила дальше ворот, не посещала устраиваемые специально в ее честь приемы. Выходки Таи не оставались незамеченными, но положение отца – Пэрода Родобана – сглаживало недовольство.

Знатные бароны, особенно вдовые, уставшие тиранить своих людей налогами и податями, готовы были мести перед ней дорожки собственной бородой, лишь бы она одарила их благосклонностью. И несметными богатствами, которые сулили земли семейства Родобан. Плодородные, налитые медом и молоком, с сытыми стадами на вечно зеленых пастбищах. Там водились руда и олово, там добывали порох. И именно там стоило копнуть лопатой поглубже, и можно было найти самоцветный камень. Рабы в этих краях жили богаче некоторых господ – в соседних баронствах. Так говорили о доме Родобан. И только те, кто жил там могли судить – много ли правды помещалось в этих легендах.

Тая не спешила возвращаться. Это сначала она скучала по отцу, по привычным блюдам, по хохлатым попугаям в золоченых клетках. Теперь же напоминания о скором возвращении наводили тоску. На кону стояла ее судьба – брак с кем-то из знатных баронов. И всё, что она могла – выбрать своего будущего супруга, но ей никто не нравился. Никто не задевал сердца. То ли оно было у Таи слишком холодным и твердым, то ли и впрямь в среде южной знати вымерли достойные мужи.

- И как вам барон Крушенваль? - стянув Тае волосы в тугую косу, спросила Сати.

- Он такой же скучный и глупый, как остальные, - отмахнулась та. – Мечет передо мной золотыми приборами и бархатом, а у самого камзол с дырами.

- Зато как он галантен, как мил. Не скупится на комплименты и подарки.

Тая фыркнула, одела чепец с твердым картонным каркасом, а потом повернулась к зеркалу. Оттуда на нее глянуло знакомое лицо с высокими скулами, четким румянцем и зелеными яркими глазищами. Красавица, да и только – шептались за спиной, но Тая променяла бы и тугую шелковую косу и правильные черты на что-то более уродливое.



Екатерина

Отредактировано: 04.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться