Техномутация. не земной Должник

Глава 1. Вторая жизнь

Чёрная и непроглядная тишина открытого космоса. Разноцветная россыпь сияющих звёзд заполняет взор. Но одна звезда кажется намного ярче и ближе, чем другие. Лучистая, пылающая золотисто-белым, звезда несётся навстречу, словно гоночный болид, захватывая всё больше и больше пространства обзора. Она всё растёт и растёт, занимая гигантское пространство, полностью перекрывая видимость и почти ослепляя. Колоссальных размеров огненный шар с многочисленными всполохами вспышек всё приближается. Тело заполняет дрожь, кажется, что сам воздух плавится и кричит от создаваемого жара.

Когда звезда вот-вот должна налететь на тебя и сжечь, спалить, распылить на атомы, не оставив даже пепла, она проносится мимо. Вспышка огненного света срывается с её поверхности, как будто звезда очень недовольна и не хочет отпускать тебя от себя. Звезда проносится мимо, огненный воздух опаляет спину, словно обиженный вздох. А далеко впереди виднеется какая-то точка. Постепенно точка приближается, раскрывая свои объятия и показывая себя во всей красе.

После приближения, становится понятно, что эта точка – массивная планета. Миллиарды гектар поверхности усеяны бесконечным множеством блестящих красных, оранжевых, жёлтых, зелёных, голубых, синих и фиолетовых деревьев, высотой в несколько километров. То там, то здесь среди деревьев попадаются серебряные, золотые или белоснежно-белые блёстки. Иногда даже маленькие участки таких деревьев. И в нескольких местах вздымаются иссиня-чёрные исполины, высотой в несколько земных Эверестов.

Невероятных размеров континенты, покрытые густым лесом, расположены среди массивных участков водной среды, покрывающей не менее половины поверхности. Тёмно-синяя гладь образует гигантские океаны, способные утопить Юпитер, проливы и моря, где утонула бы Земля под ручку с Марсом. Горные хребты на континентах вздымаются на высоту в тысячи километров, а в озёрах можно разместить острова, размером с Евразию.

Маленькая, по меркам планеты, стрекоза с блестящим серебряным отливом стремительно входит в атмосферу и плавно снижает скорость, тормозя о воздух крыльями с размахом в двенадцать тысяч километров. Крылья поднимают на земле ураган, который колышет титанические деревья, словно степной ветер траву. Стрекоза планирует в большую долину меж нескольких горных хребтов и аккуратно приземляется на шесть лап. Лапы раскидывают вековые стволы, словно мелкий гравий.

Через несколько минут брюшко, длиной в шесть тысяч метров, опускается, упираясь одним концом в землю. На конце открывается проход, из которого начинают вылезать разные насекомые и звери. Жуки, пауки, скорпионы, змеи, черепахи, носороги и т.д. После потока зверей, наконец, появляются разумные. Десятки миллионов антропоморфных или иного плана существ пешком или на вьючных животных сплошным потоком высыпаются на землю и скрываются в лесу.

***

Величественный, необычайно огромный дворец неестественной красоты и блеска, словно сделанный из самого дорого нефрита, золота, серебра, алмазов, рубинов, сапфиров и других драгоценных металлов и камней, висит прямо посреди космической пустоты, заключённый в прозрачную защитную сферу. В одной из главных башен дворца, на роскошной циновке из нежнейшего шёлка и лучшего кашемира сидит девушка прекрасная, как живая богиня. Прекрасные золотые волосы, как лучистый согревающий свет Солнца после долгой и холодной зимы.  Утончённые исключительно красивые черты лица, как работа божественного художника. Белая гладкая кожа, как поверхность спокойного озера заполненного до краёв молоком, и изящные изгибы тела, как пленительный пейзаж божественного сада.

Внезапно она отрывает большие изумрудно-глубокие глаза, в которых можно прочесть мудрость Вселенной. Она встаёт, делает взмах рукой, и белоснежная свободная туника сменяется на доспехи из белого золота. Ещё один взмах, и девушка перемещается в другую башню, где в большом кресле сидит прекрасный черноволосый юноша. Он весь излучает харизму и стать. Плечи его широки, как горы, тело крепко, как земная твердь, а руки и ноги могучи, словно вековые дубы., Его доспехи темнее безлунной ночи, его  длинная мантия притягивает, но не отпускает свет.

- Брат мой!
- Да, Сестра моя!
- Я почувствовала дрожь в Сферах Миров.
- Что ты уловила?
- Появился Величайший Ребёнок Судьбы этого поколения.
- Правда ли это? Надежда ли это или наша погибель?
- Я не знаю, Ядро Вселенной не даёт таких знаний. Даже Всеведущая Управляющая делает только неясные предсказания на раннем этапе. Но мы всё равно должны найти его или её до того, как на него положат глаз другие боги миров. Мы должны привлечь Ребёнка Судьбы на свою сторону.
- Я сделаю всё возможное, Сестра.
- Хорошо, Брат, спасибо тебе!

***
- Хозяин, просыпайся! – искрит в голове детский голосок.
- Отвали, дай поспать. – собственный голос звучит гораздо ниже и грубее, отдаваясь болью в висках.
- Хозяин, просыпайтесь, идут надзиратели. – голос без капли смущения или обиды продолжает настаивать на своём.
- Заткнись! Мы где, по-твоему? В тюрьме? – к боли в висках добавляется боль в горле.
- Нет, мы в трудовом лагере.
- В каком, блин, трудовом лагере?
- Трудовой лагерь номер три тысячи двести шестнадцать.
- Ты, блин, издеваешься! Стоп, а кто ты вообще? – с трудом размыкаются веки.

Бледно-фиолетовый свет режет так, будто коварная тварь бросила в глаза песка. Грязно-зелёный неровный потолок создаёт странный фон для обзора. Задеревенелое тело движется неимоверно медленно, как в густом желе, адская боль пронзает мышцы. Встать невозможно. Глаза ищут нарушителя спокойствия и не находят. Поворот шеи влево – никого. Там стена, такая же, как потолок. Поворот вправо – снова никого. Странные зелёные стебли, размером с запястье девушки, в метре от лежанки поднимаются от пола до потолка с промежутками не более ладони взрослого мужчины. За своеобразной решёткой виднеется большой просторный зал. Ни пола, ни потолка этого зала не видно с текущего ракурса. На другой стене множество этажей с такими же комнатами. Точнее камерами. Кожу шеи начинает саднить из-за трения о мешковину лежанки, возникшего во время поворотов головы. Ощущения твёрдо подсказывают, что камера не более двух с лишним метров в длину. Никакого иного тела, кроме своего собственного, вокруг чувствуется.



Кай Ханси

Отредактировано: 07.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться