Текила Бум или упс, я сделала это...

Текила Бум или упс, я сделала это...

В полумраке спальни на просторной постели лицом вниз лежала совершенно обнаженная женщина. Густая бесформенная шевелюра всклокоченных волос и следы несмытой и поттекшей за ночь косметики выдавали о бурно проведенном вечере накануне.

Небрежно стянутая одежда, от пальто до нижнего кружевного белья, валялась разбросанной едва ли не по всей комнате. При этом пиджак все же висел на спинке стула, шейный шелковый платок выползал из кармана пиджака, а строгая юбка и блузка осиротело лежали скомканными около ножек стула, видимо, не долетев до намеченной цели. Даже пара туфель на высоком каблуке ютилась у входа, хотя должна была остаться за закрытой в спальню дверью где-то в коридоре прихожей.

Обе подушки теснились у изголовья, будто презрительно и обиженно сторонясь своей хозяйки. А скомканное одеяло большей своей частью и вовсе валялось на полу. Оно, как альпинист в надежде на спасение от неминуемой гибели, из последних сил хваталось одним углом за край кровати, будто пытаясь взобраться обратно.

Раскинувшись подобно морской звезде на смятой простыне, Светлана Александровна сладко спала, хотя обе стрелки настенных часов уже дружно подползали к цифре "10". Еще с прошлого вечера шторы остались незадернутыми, впрочем, давно наступившее утро не раздражало солнечным светом даже через полупрозрачную тюль. Воскресный день выдался пасмурным и, казалось, все вокруг буквально располагало к безмятежному сну как минимум до полудня.

Благо, вставать было не для кого. Окончивший в прошлом году школу, сын хоть и жил с матерью, но давно уже считал себя вполне взрослым и самостоятельным, чтобы не беспокоить мать по бытовым пустякам в ее законный выходной. Мужа у Светланы Александровны не было давно. К мысли о разводе они пришли обоюдно, без скандала и дележки совместно нажитого имущества. Он просто собрал чемодан личных вещей, оставил связку ключей на полке в прихожей и ушел. Она же к тому времени настолько охладела к нему, что почти не заметила перманентное отсутствие законного супруга, увлеченная работой, воспитанием любимого сына и бытом.

Неохотно приоткрыв сначала один глаз, а затем и второй, женщина откровенно зевнула. Во рту ощущалась такая сухость, что в сравнении с полостью рта Светланы Александровны любая из известных на планете Земля пустынь показалась бы дивным местом для увлекательной прогулки. К тому же, во рту присутствовал и даже господствовал стойкий привкус лимона. 

Женщина покосилась на циферблат настенных часов, вздохнула и осторожно приподнялась на локтях, предвещая головокружение и прочие соответствующие похмелью последствия. Но таковых на удивление не наблюдалось. Впрочем, еще хмельное сознание упрямо отказывалось выдавать хоть какие-нибудь воспоминания событий минувшего вечера.

Все же попытка восстановить в памяти произошедшее накануне была мучительно произведена и увенчалась сомнительным успехом. Затуманенное парами алкоголя сознание неохотно выдало лишь смутные отрывки о каком-то баре с грохочущей музыкой, громкими голосами и смехом праздно-отдыхающих граждан. За длинной стойкой бара было полно народу, что довольно характерно для субботнего вечера. Не меньше тел дергалось и извивалось на танцполе, сумрачно мелькая в ослепительно мигающем светодиодном освещении. 

Светлана Александровна облизнула губы. Во рту по-прежнему господствовал привкус лимона и пустынная сухость.

- Ну, не лимонов же я вчера так нажралась? - неприятное ощущение чего-то недоброго слегка мутилo женщину изнутри. - Ничего не помню... 

Из тумана хмельного сознания выплыла чья-то рука, игриво подливающая алкоголь в нестройный ряд маленьких рюмок.

- Значит одними лимонами не обошлось, - догадалась женщина. - Все-таки напилась, Светлана Александровна... Дорвалась и напилась! А еще учитель года. Фу такой быть!

Лежать нагишом стало зябко. Все-таки кое-какие синдромы похмелья проявлялись и разгульная пьянка не прошла даром. Некоторое время Светлана Александровна не глядя шарила рукой по постели в поисках одеяла, но так и не нашла его. Обернувшись и отыскав взглядом сбежавшую постельную пренадлежность, женщина схватила ту за край и натянула на себя.

Укутавшись, она перевернулась и уселась на кровати, при этом подбив под спину обе подушки для удобства. Взглянув сначала в экран телевизора, чернеющий полузеркальной пустотой, Светлана Александровна покосилась на пульт дистанционного управления. Последний расположился на углу телевизионного стенда, где ему и было место, но добраться до пульта не покидая постели не представлялось возможным.

Вскинув руку, женщина кое-как дотянулась до длинной полки, козырьком нависавшей над изголовьем кровати. Где-то там, на полке, в компании полного собрания сочинений любимого автора, каких-то памятных статуэток и нескольких фотографий в декоративных рамках, должна была быть трубка сотового телефона. Искомый предмет был найден - спасибо привычке, неподвластной любому состоянию своей обладательницы, даже в хмельном угаре, что, конечно же, бывало крайне редко. Светлана Александровна притащила телефон ближе к себе. 

Пропущенных звонков к счастью не оказалось, а единственное текстовое сообщение пришло от сына более полутора часов тому назад и гласило, что он ушел и будет только к обеду. 

- А вот будет ли сегодня обед? - промелькнуло в голове женщины. - Это же надо как-то встать, придумать и приготовить что-то вкусненькое... Или проще заказать доставку еды на дом?



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 20.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться