Телохранитель: танец в живописной технике

Пролог

— Дэйран…
Вздрагиваю и вновь поднимаю на него глаза.
Спокойный взгляд темно-серых глаз прожигает психопатическим спокойствием. Он сидит, расслабленно откинувшись на спинку стула. Но эта его «расслабленность» кажется гораздо более угрожающей, чем если бы в его руках было оружие.
Не вижу его рук, и это нервирует. Но не потому, что страшно. Мне просто нужно их видеть… В моей голове крепнет безумная мысль — хочется написать с него портрет… Он — настоящий вызов. Возможно ли передать на холсте ту адскую смесь из спокойствия, что крошится льдом о неудержимую жажду жизни, опасно тлеющую в его глазах?
Но его руки сцеплены за спиной. Ошейник с «ампулой мгновенной смерти» на случай внештатной ситуации еле заметно подмигивает зеленым светодиодом — все по стандартам.
— Мое имя — Дэйран Кросс, доктор Грин, — повторяет он. Холодно и твердо, словно это я сижу перед ним с ошейником.
Губы сами приоткрываются от удивления: ни один киборг не сказал моим коллегам своего имени…
— Ты — киборг, Дэйран?
Да, этот вопрос был очередным у меня в списке. Идиотский.
— Нет.
Не выдерживаю его взгляд и опускаю глаза. Не могу больше это выносить. Не понимаю, зачем я ввязалась в это?.. Порывисто выключаю планшет. Внутри все взрывается от гнева .
— Ты можешь задать вопрос о количестве убитых мной людей, — слышу его усталый голос. — Тебе, возможно, станет легче.
Он смотрит на дверь. А я — на него. Да, скорее всего, цифра будет впечатляющей. Но разве не для этого создавались киборги?
— Доктор Грин… — его взгляд возвращается ко мне.
— Я не доктор, — обрываю жестко.
Взгляд снова срывается с его лица. Я хмурюсь, не в силах продолжать…
— Ты рисуешь?..
Его голос такой холодный и равнодушный. Ни издевки, ни презрения.
— …У тебя на запястье остатки красной краски…
Мы смотрим друг на друга.
— Очень редко.  Из-за учебы времени почти не остается.
Он усмехается и слегка меняет позу, но взгляд с меня не спускает.
Все мои моральные приготовления к этому «интервью» не помогают. Я с самого начала знала, что не смогу быть равнодушной, как требовалось от  кибернетика-аспиранта. Эти киборги на самом деле — живые люди, производственная ошибка, от которой просто хотят избавиться, доказав, что они опасны для общества, не подчиняются приказам и имеют свое мнение, что совершенно недопустимо.
— Красный тебе, должно быть, очень идет…
До сих пор вижу его взгляд во сне и слышу голос с раздирающей душу хрипотцой… В этом мужчине ясно читалась решимость загнанного в угол зверя. Я видела это. Но никого об этом не предупредила…

 



Анна Владимирова

Отредактировано: 21.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться