Тёмная королева. Проклятый отбор

Глава 1. Новый член семьи

«Когда мы снова встретимся, он всё ещё будет королём, а я стану гораздо сильнее», — думала я, глядя в окно кареты, уносящей меня прочь от того, кто…

Самое необычное в человеческой природе, пожалуй, её изменчивость. То, что ещё вчера казалось неприемлемым и неправильным, уже сегодня представляется единственно верным.

Чуть больше месяца назад я уехала из родного дома, совершив самое длительное в своей короткой жизни путешествие в столицу, Драгомир. Проделанное не по доброй воле, а по приказу государя, Рагнара Третьего, объявившего о начале отбора невест.

К тому времени, я была помолвлена и собиралась прожить жизнь добропорядочной жены владыки северных земель, по  соседству со Стылыми областями, где во Тьме клубится холодная и ненавистная ко всему живому Мгла.

Всё, чего желало моё сердце — поскорее вернуться домой, не провалив отбор в числе первых, чтобы не навесить на себя ярлык «Мага без Дара». Никто не захочет породниться с такой невестой.

А теперь с каждой милей, удаляющей меня от Драгского замка, чувствовала себя всё более одинокой и отверженной.

— Ты вернёшься, — шептала я под звуки завывающего ветра, решившего напоследок бросить горсть снега в спину уходящей зиме. — Только повидаешь родных да полистаешь пару книг в семейной библиотеке. А он… подождёт. Уверена, что подождёт.

«И наберешься сил», — добавлял внутренний голос, с которым не получалось спорить. Дома и стены помогают, в если дело в родовой магии, то это уже не просто красивая поговорка.

Портал я миновала быстро, не затратив на перемещение даже сотой доли тех сил, которые мне понадобились, когда я столкнулась с ним впервые. Мой Дар окреп и требовал всё новых вызовов, а я прятала его и убеждала себя, что разлука с королём не продлится долго.

Теперь, когда появилось достаточно времени, чтобы разобраться в себе, я пыталась понять, что меня влечёт к Рагнару. Дар? Желание женщины? Тщеславие или… всё-таки любовь? Ответа не находила, но надеялась, что Виленна поможет разобраться в запутанных чувствах…

Чем ближе я подъезжала к дому, тем сильнее становилась метель за окнами. Я представляла её живой: огромной снежной собакой, желающей задержать карету и не дать мне пересечь черту невозврата. На душе стало неспокойно, я ощутила себя совершенно одинокой.

— Помоги, — сказала я, обращаясь в пустой угол кареты, чувствуя себя при этом идиоткой. Но знающие люди говорили, что с Даром можно общаться и направлять его против врагов, как бог Тор направляет метели и мечет молнии.

Метель, словно услышав меня, вскоре стихла. Дорога подошла к концу, и вот уже вдали показались башни нашего замка. Раньше я полагала, что он просто огромен, а сейчас недоумевала, как могла так думать. Девчонка, видевшая мир с башенки собственных покоев. Мир, умещавшийся на плоской ладони близлежащий полей.

— Хильда, мы так рады тебя видеть! — бросилась было ко мне одна из младших сестёр, но Виленна удержала её за рукав, да так крепко, что на бедной Миле чуть не треснула ткань платья. Сестра вспыхнула и виновато потупила взор. Остальные стайкой жались позади родителей, которые приветствовали меня так официально, словно я была важной особой, приехавшей с безотлагательной миссией.

Смех, да и только! Но мне было отнюдь не смешно. Хотелось встряхнуть всех, закричать, сделать что-то из ряда вон выходящее, чтобы разрушить это фальшивое церемониальное лицемерие. Но поступить так значило бы заставить родителей краснеть за меня, а этого мне не хотелось.

— Отец, нам надо поговорить! — начала я без обиняков, снимая перчатки и передавая муфту служанкам, окружившим меня со всех сторон.

— Поговорим, ярла, — ответил Эгиль Виртанен и чуть склонил голову. Я словно приросла к месту и разве что не открыла рот от удивления. Чтобы мой отец так обращался к незамужней дочери, вернувшейся из столицы ни с чем?! О нашем разговоре с королём не мог знать никто посторонний.

— Отдохните с дороги, послезавтра мы устраиваем пир в честь вашего возвращения. Будут соседи и все те, кого вы знаете, — отец скользнул по мне чуть насмешливым взглядом, но я не была расположена к шуткам и пустым светским беседам.

— Батильда, услужи мне лично, — короткий приказ прозвучал слишком сухо и дерзко, но главная экономка подобострастно кивнула, чтобы тут же бросить обеспокоенный взгляд на Виленну. Я обернулась к матери, отметив про себя, что та начала стареть, и спросила более мягким тоном: — Матушка, вы не приготовите мне своих чудесных отваров, дарящих безмятежный сон?

— Не беспокойся, Хильда, я всё сделаю. Поднимайся к себе, — она казалась усталой и отрешенной. Я вглядывалась в лица родных людей и не понимала, не хотела понимать причин их чопорного поведения. И одновременно осознавала, что причины имеются, просто я узнаю о них позже.

— Спокойной ночи! — вздохнула я, наконец, и сдалась.

Ясно, что на людях мне не позволят проявить какие-либо чувства, пусть и вполне оправданные слишком долгой  разлукой. Я могла бы плюнуть на всё и кинуться обнимать всех подряд, потому как только сейчас поняла, насколько соскучилась. Но заставлять родителей краснеть за мою невоспитанность и дурные манеры не собиралась.



Инесса Иванова

Отредактировано: 24.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться