Темная материя: Сказания предместий

1. Лои будет недовольна.

 

Лои будет недовольна.

 

 

Когда Жос сказал ей, что устроился на работу охранником в пансионате «Резвая лошадка», Лои поначалу была недовольна.

– Хотелось бы знать, как на самом деле зовут ту резвую лошадку, которую ты нанялся охранять, – заявила она.

Владела пансионатом Люсьена Нефедовна, если Лои эту лошадку имела в виду, и услуги Жоса в качестве личного телохранителя ей не требовались, поскольку по жизни ее тщательно и плотно объезжал и оберегал такой породистый жеребец, что Жосу на него и посмотреть было страшно. А вот на саму Люсьену он смотрел с плохо скрываемым удовольствием, это верно. Еще бы! Кроме пансионата, хозяйка заведения обладала таким роскошным, точно у танцовщицы самбы, телом, что Жос, даже глядя на нее издали, временами впадал в ступор. Закатывая глаза, он представлял, как было бы здорово, однажды... А то и не единожды... Вот не следовало бы ему смотреть картинки подобного содержания хоть с открытыми, а хоть и с закрытыми глазами, потому что, если Лои про то дознается, она будет очень, очень недовольна.

Вообще же Жосу повезло с этой работой, так он считал. Не пыльная, не нервная, предполагавшая длительное пребывание в одиночестве и, самое главное, на которой в его расположении имелся целый письменный стол. Отдельный. И раз так, неважно уже было, сколько ему за нее платили. Нет, размер, конечно, имел значение, но во вторую очередь. Главное же заключалось в том, что на этот стол он мог поставить свой ноутбук, и в долгие ночные  часы дежурства, когда другие охранники дремали с открытыми глазами или считали оставшиеся до смены минуты, писать, писать свой шедевр. Да, мало кто знал об этой его страсти, даже Лои представляла не в полной мере, но страсть имелась, и с годами не утихала, наоборот, становилась все навязчивей и забористей. В будущем Жос собирался работать по призванию, писателем, и на этом поприще завоевать признание, стать знаменитым и топовым. Закрывая глаза, он уже видел себя на палубе малого морского судна типа яхты, рука на леере, в белом костюме, смотрящего вдаль. А рядом в мечтах почему-то всегда оказывалась Люсьена Нефедовна в чем-то обтягивающем и подчеркивающем. Он обнимал ее – ах! – за талию, она же в его видениях всегда смотрела на Жоса с обожанием и вожделением, не так, как в реальности, сквозь. Видимо, его всеобщее, мировое признание начнется с ее, Люсьены Нефедовны, признания. Так ему представлялось. Конечно, узнай Лои о его мечтах, она, весьма и весьма была бы недовольна. Что ты!

Мечты сами по себе безвредны, даже и полезны, однако для их реализации нужна была малость, – закончить то его произведение, тот роман из внеземной жизни, который, он был уверен, явившись на свет, взорвет целевую аудиторию. Однако реальность была такова, что от творчества приходилось отрывать время на другие занятия. Все потому что, даже при наличии грандиозных планов на будущее, деньги для содержания семьи нужны были уже сейчас. Приходилось работать, выполнять действия и исполнять обязанности, за которые платили реальную копейку. Обычно он подбирал себе такую работенку, как теперь, охранником на воротах, где можно было еще и творить какое-то количество времени в относительном спокойствии. Проблема в том, что его спокойствие чаще всего входило в противоречие с должностными обязанностями и не поощрялось начальством, именно поэтому последние два года Жос пребывал в перманентных поисках работы.

Лои, конечно, знала об этой его слабости, безусловно, знала, тем более что в те дни, а то и недели, когда он в очередной раз бывал занят трудоустройством, ей одной приходилось наполнять их скудный семейный бюджет. Однако она ничего не могла с ним поделать. В общем, его тайной страстью Лои тоже была недовольна.

Ничего, мечтал Жос, вот стану знаменитым, куплю тебе все, что пожелаешь. Ты еще будешь мной гордиться, Лои, думал он. Хотя, конечно, предпочтительней, чтобы в минуту славы рядом находилась такая женщина, как Люсьена Нефедовна. Ах, Люсьена Нефедовна, богиня, недоступный идеал...

 

Однако все эти мысли и мечты, которыми Жос согревал себя и подбадривал, и, к слову, отвлекал от работы, рассыпались горсткой песка на ветру и отлетели прочь, когда от сильного пинка распахнулась входная дверь, и в дежурное помещение ворвались двое. Рыжий кот, до того мирно дремавший на подоконнике, вытаращил глаза от удивления. Да что кот, Жос и сам был застигнут врасплох. Ну, не ожидал он, не предвидел нападения. Потому что, откуда? Входные ворота находились буквально перед глазами, за окном, вот же они. По случаю межсезонья и, вдобавок, рабочего дня, первого после выходных, ворота надежно закрыты, а попасть на территорию пансионата каким-то иным путем, минуя их, невозможно. Во всяком случае, Жос других путей не знал. Однако незнание, как видим, не гарантирует спокойствия.

Едва успев оглянуться, он лишь заметил, что один из пришельцев росточку вроде совсем небольшого, а другой как раз большого, на две-три головы выше первого. Больше он ничего не заметил, не успел, и даже со стула, на котором сидел перед своим ноутбуком, подняться не смог, как незнакомцы оказались у него за спиной, и тут же принялись отвешивать ему полноценные, настоящие тумаки и затрещины. Так что голову Жос автоматически втянул в плечи, а глаза зажмурил. Руки у внезапных посетителей были тяжелые, ладони широкие и жесткие, как палки для игры в лапту. И если большой лупил его по затылку одной левой, то низкорослый, работая на первом этаже, а то и в полуподвале, то есть под локтями у первого, с двух рук метелил его по ушам, как заведенный. При таком подходе Жос имел возможность получать – и получал! – полновесные подзатыльники и оплеухи.



Андрей Приемский

Отредактировано: 05.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться