Тени перед закатом

Глава 1. Всё только начинается

        Свобода. Это самое важное слово для каждого живого существа. Это понимает зверь, птица и человек. Особенно человек, потому что он знает ей цену. Это то, ради чего возлагают на алтарь борьбы свои жизни пламенные глупцы. Это то, что так нужно мечтателю и без чего себя не мнит поэт. Да каждому она нужна, но не всякий знает, как ею распорядиться. Она бывает абстрактной и абсолютной, бывает личной и всеобщей. Но всегда она желанна.

       Отворилась калитка внизу массивных ворот и из нее вышел человек. Навстречу долгожданной свободе. Он ждал ее так много лет. Отсчитывал дни, месяцы и годы, не надеясь дожить до этого дня. Ведомый целью, он лелеял мечту дожить до этого дня. Он вышел через двери тюрьмы на свободу.
       Острог, в котором содержались узники, отбывающие свои последние дни  перед освобождением, расположился в старом замке первой столицы. В левом крыле, где раньше были казармы гвардейцев. Когда прадед теперешнего короля перенес столицу ближе к Срединным горам, там мол чище воздух для его Величества. Ха и еще раз ха!На самом деле новая столица располагалась в стратегически очень удачном месте, в отличии от старой. И не разорялась степняками с переодичностью раз в 10 лет. Поэтому Кронград остался без монаршего стола, а соответственно и финансирования. 
        Величественный город в устье спокойной реки с населением когда-то в миллион жителей и гостей, начал постепенно сдуваться как старый воздушный шар. Уезжали придворные с вельможами и офицерами, а за ними и торговцы со своими дорогими товарами.  Красивые парки, разбитые для отдыха богачей оказались не сильно и нужны мещанам и заезжим мелким торгашам. И поэтому постепенно приходили в запустение. То же самое пооисходило с дорогими просторными усадьбами и постоялыми дворами. Старые хозяева столицы поуезжали, а новым .... Да не было в общем то новых. Факультеты Академии тоже устремились за двором, наполняя новую столицу студенческим гомоном, и бесшабашными выходками кадетов офицерского отделения.
Город увядал, а с ним и ветшали улицы. Население сократилось во много раз. Прошлогодняя перепись насчитала всего около 50 тысяч. При том, что ушлый бургомистр чтобы заполучить королевских ассигнаций в перепись дважды умудрился вписать лагерь беженцев и цыганский табор у реки. Ну да Бог ему судья. 
          Так вот посреди всего этого увядающего великолепия стоял старый замок, когда то бывшый зимней резиденцией короля, еще 30 лет назад превращенный в Первый Острог. За замком, который занимал довольно большую территорию  следил старый дотошный граф Даоло, известный во всем королевстве герой битвы Скалистых гор, а сейчас просто дотошный хромой самодур. Но дело свое он знал великолепно. Замок содержался в чистоте и порядке. Крыша вовремя латалась, не давая снегу и дождю выхолаживать помещения, пол прибирался и везде все было по-военному чисто и как по уставу гарнизонно-караульной службы.И когда из ворот бывших когда то парадными вратами гвардейских казарм вышел бывший узник, а теперь свободный человек, он не услышал ни скрипа петли, ни потрескивания прохудившихся досток. Часовой в караулке проверил бумагу об освобождении, точнее просто мельком взглянул на целую сургучную печать на свитке и дежурно буркнул почти смешную шутку-,,Больше не приходи!,,.
       Дверь захлопнулась за ним и вместе с радостным пением весенних птиц под веселые лучи солнца на него навалилась долгожданная свобода. До тяжелого комка в горле и влажнеющих глаз начинало давить сердце, говоря что все закончилось. Хотя разум тихонечько шептал, что все только начинается.
       Вот тут, наверное стоит понять, что же представлял из себя этот человек, заслуженно получивший свободу.
Звали его Герарт. Точнее Герарт фон Кариуз. Вы не ослышались, узник получивший сегодня свободу после долгих 18 лет заключения, был графом. Точнее, когда-то был графом. Ибо 18 невыносимо долгих лет назад он получил самое страшное обвинение-обвинение в государственной измене, измене клятве верности королю и короне. Обвинен он был лично королем, своим когда-то молочным братом и ...собственной женой. Да, вы не ослышались. Собственной женой. И такое бывает. 
         После попытки июньского  гвардейского переворота 1821 года, когда гвардейские части под предводительством брата короля, принца Гериуса, там же и упокоенного, попытались штурмом взять столичный замок, все пошло наперекосяк. Герарт, будучи основным карателем переворота, впоследствии оказался его главным пособником. В те жаркие июньские дни суды и виселицы работали не переставая. Судили и вешали заговорщиков, которых не порубала дворцовая стража, сжигали магов примкнувших к мятежу и рубили головы пособникам лжекороля. Мятеж был подавлен сурово и беспощадно, а иначе в воюющем королевстве и нельзя было. Воевали тогда в очередной раз с южными степняками.
       Герарта арестовали дома. Ночью. Он проснулся тогда от непонятных звуков в спальне, в которой заночевал в одну из редких ночей смутного времени мятежа.
Его уже тогда мутило от череды бесконечных городских боев, арестов и задержаний вельмож, в которых ему и его отряду пришлось учавствовать. Это при том, что некоторых из арестованных он знал лично.Его бойцы, которые выполняли сложные боевые задачи, вынуждены были заниматься карательной работой. Все были по горло этим сыты.
Он вырвался на ночь в свое поместье, чтобы увидеть супругу и сына, проверить все ли в порядке. Но их не было в поместьи, они вместе с фрейлинами отправились к королеве, которая приходилась его супруге родной сестрой. Так доложил дворецкий. 
        Он обмылся, смывая смрад крови тех дней и не ужиная завалился спать. События тех дней он вспоминал каждый день. Изо дня в день он пытался восстановить детали, но они были несущественными. Что то постоянно ускользало. И ночью его разбудил посторонний шум в опочивальне. Он успел открыть глаза и потянулся к кинжалу у изголовья. Но не успел. Ничего не успел. На него навалилось сразу несколько человек, скрутили руки и голову моментально накрыл темный мешок. Не пинали, просто связали как барана и в закрытую арестантскую карету.
        Потом острог. Потом другой. Где угрюмый тюремщик сказал, что граф должен быть благодарен супруге. По приговору Герарту грозила смертная казнь. Но милостливый король учел прошение графини и былые личные заслуги графа и смягчил приговор. Он еще легко отделался. На долгих 20 лет его вычеркнули из жизни. Точнее навсегда. Ведь по приговору,  Герарт лишался титула, претензии на родовые земли и имущества. Оставалось только личное имя.



Алексей Баюл

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться