Тёплые ладошки

Размер шрифта: - +

Тёплые ладошки

Тёплые ладошки

 

– Ты меня любишь? – Лена приподнимается на локтях, с трудом различая в полумраку очертания предметов.

– Чё? – Олег ворочается как медведь в берлоге, храпит, покашливает.

В любой другой ситуации Лена сказала бы, что это отвратительно, но сейчас и с ним – мило.

– Блин, Ленка... – говорит Олег, нашарив на полу возле дивана пластиковое тельце смартфона, – Час ночи. Ты чё не спишь?

– Не спится...

Она откидывает одеяло, оглядывает свои босые ноги, представляя, как пальцы с аккуратным педикюром ступают по разогретым на солнце камням, тонут в белом, горячем песке, а потом песок смывает волной. В призрачном свете от экрана «мобильника» всё кажется таинственным и близким. Реализуемым...

Язык можно сломать, какое это длинное и корявое слово. «Наверное, его придумали люди, которые не умели мечтать, – думает она, – Их спрашивали, возможно ли, что человек полетит в космос, спустится на дно океана, а девочка Лена из Исилькуля увидеть море? И они отвечали: «Реализуемо». Слово хрустит на зубах, оно безвкусное. Как будто жуёшь кусок картона. А на картоне написано: «Реализуемо».

– Ты меня любишь? – повторяет она полуночный вопрос и Олег, провалившийся-было в сон, вскидывается.

– Да люблю, люблю... Вырубайся уже...

И гаснет как подсветка смартфона, врастая в очередной страшный сон. Лена кутается в одеяло, прижимается к горячему боку Олега и пытается не уснуть даже – запрыгнуть в его сон.

Она часто спрашивала его о том. что приснилось. «Фигня всякая», – отмахивался Олег. «Нет, ты расскажи, – допытывалась она, – каждый сон – это сигнал нашего подсознания». Обычно Олег смеялся над её наивностью. Он старше, наверное, умнее (по крайней мере сам Олег так частенько говорит) и оттого Лене с ним одновременно хорошо и плохо.

– Чем у тебя чердак забит? – обычно говорит он ей и стучит указательным пальцем по виску девушки, – Дура!..

Так любит или нет?

Сегодня Лене приснился странный сон: она в парке старинного города со странным названием Тара. Июльская жара облизывает потных, загорелых людей, от мала до велика. Вокруг мамочки с колясками, бутылочками воды и их отпрыски – «личинки», как зовёт малышей Лена. У неё самой никогда не было ни братьев, ни сестёр. Лена идёт по парку, слушает, как щебечут птицы в кронах деревьев, наблюдает за детьми, решившимися прокатиться на карусели «Вихрь». У лотка с мороженым её перехватывает симпатичный светловолосый парень лет двадцати:

– Разрешите угостить вас мороженым, – говорит он и Лена соглашается. Её никогда не угощали мороженым. «Ягой» – да, пивом или «сигами» – тоже, но не мороженым. Удивительно, как девочка из неблагополучной, неполной и во всех отношениях тянущейся в болото семьи смогла поступить в педагогический и два семестра получать стипендию. …до встречи с Олегом.

– А как вас зовут? – спрашивает светловолосый и широко улыбается.

Лена с интересом поглядывает то на него, то на лоток с мороженым: дородная, раскрасневшаяся тётка в фартуке украшает вафельный рожок холодными сливочными шариками. Что ей больше интересно – парень или его неожиданный подарок, Лена ответить затрудняется.

– А? Меня? Лена меня зовут.

– Очень приятно, – парень вновь приторно-радостно улыбается.

Олег бы сказал: «так и просит зуботычины». Олег – не злой. Лена убеждает себя в этом уже второй год. «Просто он – реалист», – говорит себе. Верит? Вряд ли, но говорит. Он стал в её жизни первым и единственным мужчиной, стремительны роман закружил... Два года, с ума сойти! Они вместе уже два года.

– ...А меня зовут Железный дровосек, – выдёргивает её из мыслей голос белобрысого.

– Почему? – спрашивает Лена, понимая, что не ощущает привычной для сна предрешенности исхода любого разговора.

– Друзья прозвали... – он смущается.

Красивый парень. Высокий, крепкий, с лёгкой небритостью. Лене вспомнилось, как в одном из торговых центров Омска, где Олег работал продавцом, он показал ей дорогущую электробритву. «Знаешь, какая у этой штуки есть функция? – спросил он, – она может превращать бороду в щетину. Твари, мажоры! Как я их ненавижу». Она прекрасно помнит тот день. Это было ровно два года назад. Тогда Олег сказал ей, что знает, как подзаработать. Разом и без лишних запар.

– Как? – спросила она тогда, внутренне подобравшись, – соседство слова «разом» и фразы «без запар» заставляло поджилки подтрясываться.

Она знала, что Олег до того, как устроился в торговый центр, работал в автосервисе, где вместе с приятелями то ли перебивал номера, то ли снимал с ремонтируемых машин новые запчасти и устанавливал изношенные. Двоих сотрудников тогда посадили, а Олега несколько раз вызывали в полицию, но в итоге оправдали.



Александр Тихонов

Отредактировано: 04.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться