Тха-сук

Тха-сук

Её лицо приковывало взгляд. Необычного цвета кожа, лишь немногим светлее подошвы ног, резко контрастировала с характерной для обитателей нижней палубы бледностью и синевой. Губы казались такими полными — в два, а то и в три раза толще привычного, — что это будоражило и горячило кровь. Богиня спала, и на чёрном прямоугольнике её капсулы бежали зелёные загогулины.

Тха-сук вздохнул и провёл по прозрачному корпусу четырёхпалой рукой. Он сам слышал, своими ушами, как Тха-бар говорил: «Меняю капсулу со спящей богиней на акку-уля-оры для пищедателя». Слышал и потому в тайное хранилище пришёл первым.

Тха-сук спрячет богиню от загребущих лап верхачей и от предателя Тха-бара! Тха-сук никому не позволит причинить богине вред!

Тха-сук обхватил руками корпус и попробовал поднять капсулу. От усилий у него раскрылся шейный воротник и по бугристым рукам побежали голубые световые пятна, но капсула с богиней не сдвинулась с места. Тха-сук попробовал ещё раз, и ещё, и ещё — всё бестолку!

Капсулу в одиночку ему было не сдвинуть.

Положив ладони на корпус, Тха-сук расплакался. При мысли, что любимую богиню вытащат из капсулы и убьют, его пронзала дрожь до самого хвоста. Богиня была невероятно красивой, даже несмотря на волосы, как у верхачей, и отсутствие шейного гребня. Он любил её, но не мог спасти, и оттого оба сердца колотились сейчас вразнобой.

Тха-сук напрягся, услышав гулкие шаги Тха-бара. Предатель крался по коридорам корабля: шаги то затихали надолго, то убыстрялись. Тха-бар не посмеет отобрать у Тха-сука богиню! Тха-сук не отдаст!

Обхватив капсулу руками и ногами, Тха-сук навалился на неё сверху. Вдруг под ним раздался щелчок, а следом в ушах пронзительно запищало.

Пип-пип-пип.

Несмолкающие звуки сводили Тха-сука с ума!

Руки сами по себе начали разъезжаться, а живот обдало ледяным паром. Тха-сук раньше не знал, что может быть хуже ледяного пара. Где был холод, там ходила рядом и смерть. Тха-сук видел, что бывает, если оказаться за бортом корабля — холод и мрак прикончат тебя раньше, чем пройдёт испуг. Но кое-что похуже ледяного пара всё-таки было.

Его прекрасная богиня, что ещё недавно так сладко спала, открыла глаза.

— О!

Вся боль и разочарование Тха-сука отразились в одном этом звуке. Как ни пытался Тха-сук сомкнуть руками створки капсулы, те не двигались с места.

Ледяной пар обволакивал богиню клубами. Много пара. Слишком много. Тха-сук долго ходил в помощниках у Тха-бара и понимал: богиню уже не спасти. Холод — это смерть. Всегда. Но, видимо, Тха-сук заразился глупостью от верхачей, потому что вместо того, чтобы бежать от холода и смерти, прижался к умирающей богине всем телом, надеясь, что живое тепло сможет её спасти.

Резкий удар между ног — и следом невыносимая боль.

Тха-сук не понял, как и когда это произошло. На миг перед глазами стало черно, а когда зрение вернулось, богиня уже выбралась из капсулы.

— Урод, да? — бросила она и окатила Тха-сука презрительным взглядом, совсем как верхачи. — Зачем так пугать? И где только нашёл этот костюм!

Богиня дотронулась до лица Тха-сука и больно ущипнула. Будто мало было предыдущей боли!  Но в этот раз внутри всколыхнулась обида. Тха-сук не урод! Почему богиня сердится на Тха-сука? Предатель — Тха-бар. Тха-сук — спаситель. Разве это не ясно?

— Так это... не костюм? — тихо спросила она, и в глазах отразился испуг.

Тха-сук не знал, что такое «костюм». Тха-сук дотронулся до лица богини и с силой ущипнул. Тха-сук подумал, раз это приветствие, то нужно поприветствовать её как следует.

— Ай! — Богиня отпрянула и шлёпнула Тха-сука по руке, а затем с воплем бросилась в коридор: — Лю-юди-и! На помощь!

Тха-сук проводил её отрешённым взглядом. Богиня, верно, повредилась умом. Воздух на корабле оказался для неё губителен — не иначе!

Ведь Тха-сук и был человек.

 

* * *

 

Номуса успокоилась лишь после того, как убедилась, что чудовище, вскрывшее анабиозную капсулу, её не преследует. Ну как успокоилась? Руки ещё мелко тряслись и её бил озноб, но челюсти уже сходились без дробного перестука — и это радовало.

Она не понимала, откуда на корабле взялось чудовище. Кто это вообще? Инопланетянин или сбежавший из лаборатории мутант? И как он оказался в пассажирском отсеке с анабиозными капсулами? Хотя… то место не походило на ангар…

Вопросы, вопросы, вопросы.

Её готовили к внештатным ситуациям. Но не к таким же!

— Так, девочка моя, выдохнула и успокоилась. — Номуса похлопала себя ладонями по лицу, чего в её состоянии явно было недостаточно. — Что на этот, мать твою, счёт говорят сраные инструкции? Правильно! Первым делом доложись капитану. А если он спит, тащи свой подтянутый зад в командный центр. Ну! Будешь у меня шевелить булками или как?



Рощина Надежда

Отредактировано: 04.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться