Тихий рёв

Тихий рёв

Ибо, да будет человек избавлен от мести -
вот для меня мост, ведущий к высшей надежде,
и радужное небо после долгих гроз.
(Фридрих Ницше)

 

В тесной лаборатории, среди множества склянок и рядов аппаратур, спешно действовал доктор Самаэль Варм. Испариной покрылся его лоб, трясущиеся руки не слушались. "Поймают сейчас, и всё пропало" - мысль билась о стенки разума, откликалась тревожным звоном и нарастала с каждым отскоком. Послышались чьи-то шаги. Суматошно подменив пробирки с реагентом, Варм уселся за компьютер. По монитору побежали строчки кода, сливаясь в единую рябь. Им не было конца. Закусив губу, Варм спешно дописывал код. Автоматы, синтезирующие вещество, получали новые команды.

            Распахнулась дверь. Кто-то уверенно приближался. Допечатав последний символ, Варм вдавил "исполнить". Экран моргнул, строчки побежали вновь. За спиной из тумана медицинских испарений возник человек.

            - Доктор Варм, что Вы здесь делаете среди ночи?

            Доктора передёрнуло. Обернувшись, увидел старшего лаборанта, смотревшего голубоглазым океаном недоверия.

            - Так известно что, - сказал Варм, нервно улыбаясь, - мандраж перед выпуском партии. Не могу уснуть. Вот и решил всё проверить, - врал взмокший доктор.

            Лаборант испытующе смотрел на Варма. Тот гадал, проглочена ли ложь. Длившееся молчание, казалось, выбилось из родного пространства-времени.

            - Ох, и перфекционист Вы, доктор. Это похвально и я солидарен с Вами. В этот значимый день нужно учесть всё. Оплошать никак нельзя. Иначе весь мир узнает об ошибке.

            - Вы совершенно правы, мой дорогой друг... Но, раз я всё проверил, то чего хлопотать напрасно? Давайте попробуем набраться сил. Может успеем вздремнуть. Что скажите? 

            Не дождавшись ответа, Варм начал убирать аппаратуру и выпроваживать лаборанта.  Доктор закрыл дверь и неуверенно перетекая, побрёл по коридору к лифту. Створки разошлись, впуская Варма. Повернувшись, он последний раз окинул взглядом привычное место работы. Тихо произнёс:  "Поспите. Но завтра, мы все проснёмся". Двёри закрылись.

 

***

            Огромный мегаполис простирался до горизонта и, наверно, свешивался за его края. Наполненные горящими диодами высотки были так щедры лучами света, что ночь казалась предзакатным днём. Город не знал сна. Молодой японец Арата вторил этому гигантскому организму. Окружающие зримые шири, словно великое озеро, отражали бездну звёздного неба. Небеса полные тайн, непокорённых горизонтов и мест для нового приюта. "Отец сейчас там? Если прокричать, то он услышит?" - эти мысли заставили Арату поднять голову и всмотреться в скопище небесных искр; потянутся к ним рукой. 

            Из мрака вышла женщина и села рядом на балкон.

            - Ты звёзды ловишь? Поэтому не спишь? - сказала мягким голосом женщина.

            Арата опустил руку, пристыжённый своим ребячеством.

            - Был бы ловцом, пошёл в астронавты, - неуверенно улыбнулся он своей жене.

            - Переживаешь, дорогой муж?

            - Нет, родная.

            - Тогда почему я вижу тревоги на твоём лице? Волнует сегодняшнее заседание?

            - Я знаю, что предстоит. Знаю, чего они хотят. Тут не должно быть неожиданностей. Но меня гнетёт недоброе предчувствие.

            - Тогда знай вот ещё что: я верю в мужа. И знаю, он не даст себя в обиду всяким рохлям, - она прижалась нежно розовыми губами ко лбу супруга, -  ты всё верно сделаешь.

            - У этих рохлей больно крепкие руки. Держат за горло.

            - Я их не боюсь. Вместе мы справимся, - она повернулась в сторону комнаты, где спал их маленький сын.

            - Ох, как бы я хотел, чтобы заседания не было. 

            Арата продолжал всматриваться то в небо, то в густой лес из зеркальных башен. Так и сидел до первых лучей восхода. После присоединился к жене на кухне. Включили новости.

             Ведущая с экрана встречала зрителя улыбкой, но взгляд выдавал скрытое беспокойство.

            - Доброе утро. Сегодняшняя дата -21 апреля 2027 года ознаменована, вероятно, важнейшим событием последних лет. Напомню, что сегодня должна пройти чрезвычайная сессия ООН, предметом обсуждения которой будет всемирное межконфессиональное урегулирование. Проведём краткий экскурс.

            Лицо ведущей сменили чередующиеся фотографии и изображения инфографики. Голос  продолжал звучать за кадром:



Артём Гиль

Отредактировано: 06.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться