Тлеющие звёзды

Глава первая: Торговые ряды Халута

Фрэнк провёл рукой по щекам и подбородку. Под грубой кожей ладони зашуршала молодая щетина - короткие волоски, которые обычно мужчины его профессии не спешат сбривать. Полно дел, порой не до гигиены. Умылся, подмылся, почистил зубы и хватит. Не в конкурсе же красоты участвовать. Да, можно ещё ногти подстричь, пока они не начали ломаться. Фрэнк посмотрел на пальцы. Те почти тут же расплылись перед глазами, а взгляд сфокусировался на маленьком дисплее, напомнившем о том, сколько времени Коул провёл в анабиозе. Две недели. Две недели в треклятом анабиозе, подобном короткой смерти, что по ощущениям длится не более минуты.

Фрэнк не переваривал его из-за собственных страхов. Он пережил войну, где каждая ракета с вражеского эсминца или линкора могла стать последней, где боевые товарищи гибли на минах в астероидных поясах и горели заживо в кораблях на подступах к Сулахо, но боялся не проснуться, отправляясь в очередной полёт с грузом экзотических плодов для какого-нибудь новоиспечённого короля или аграрных машин для маленькой планетки у жёлтого карлика. Только анабиоз был обязательной составной частью его дела, которое кормило и обувало, а также в определённом смысле продлевало жизнь – Фрэнк физиологически уже был на три года моложе сверстников, вынужденно отказавшихся от космоса в пользу скотоводства или адвокатской деятельности где-нибудь на Эстоле или Темпере с Неферто. Приходилось мириться. Не без борьбы, конечно, но мириться. Каждый полёт маленькая смерть, не обещающая перерождение, но вот патлы и длинные ногти гарантирующая.

Фрэнк развалился в капитанском кресле и закинул ноги на пульт, рядом с помигивавшими кнопками различных включавшихся, работавших или выключавшихся систем. Корабль, управляемый стареньким бортовым искусственным интеллектом, способным вести судно между звёзд, огибая чёрные дыры и уходя с курса комет, шёл на автомате. За узкой полоской иллюминатора, левее пылавшей звезды Тау Халла, сверкала крохотная точка планеты Халут.

- Уже на посту? – на мостик поднялся Спуни, второй пилот и грузчик по совместительству.

- Нежиться в капсуле после сна не моё, - ответил Фрэнк, не оборачиваясь. – Во время дежурства эксцессы были?

- Всё прошло в штатном режиме. Даже камеры с грузом не барахлили, что удивительно.

Спуни уселся на соседнее кресло, скинув потёртую куртку с шевронами «Мермэс» на спинку. От него повеяло запахами моющих средств и гелем для бритья.

«Чистюля», - подумал Фрэнк, вглядываясь в постепенно увеличивавшуюся точку Халута.

- Селену видел? – спросил он Спуни.

- Не успела проснуться, как сразу отправилась в машинное отделение, - бросил тот и через паузу, проверив по дисплеям показатели искусственного интеллекта, обратился к Коулу: - До сих пор не могу взять в толк, почему на место механика ты взял женщину. Ведь женщина в команде, быть беде.

- Меришь какими-то древними стереотипами. Сейчас днём с огнём хорошего спеца не сыщешь, а она отличнейший, - Фрэнк поднял вверх указательный палец. - На коленке редуктор перебрала, когда я ей собеседование проводил. Может она даже лучше всех этих механиков-белоручек с богатых планет, что ни за какие деньги их не отдадут. Так что, засунь это суеверие, которому, наверное, десять тысяч лет…

- Столько же, сколько воздушному фильтру на этой посудине? Поэтому ты так сильно воняешь? – второй пилот залился громким смехом.

Фрэнк шлёпнул его по блестящему, свежевыбритому затылку.

- Не зарывайся, Спуни! – осадил он помощника, ухмыльнувшись. - И потом, поговаривают, что Селена падка на женщин. Тогда она скорее мужик, чем баба. Какие тут беды?

- Жаль, - Спуни потёр раскрасневшуюся голову. – Не высокая, крепкая. Есть за что ухватиться. Хоть и не принцесса, коих развелось в последнее время уйма, но привлекает. Внутри аж всё пылает… Обидно, что она из «наших».

- Скоро сядем, и ты извергнешь свой вулкан с местными дамочками. Но, только после того, как разгрузимся.

- Слушаюсь, босс! – козырнул Спуни.

- Лучше скажи, как пассажиры? – Фрэнк обернулся к помощнику. – Ну и морда! Никак не могу привыкнуть!

Коул с трудом сдержал смех, глядя на оттопыренные уши второго пилота, размером чуть ли не с пол головы с узкими скулами и маленьким подбородком, сидевшей на мощной шее, шириной с крупный лоб Спуни.

- Прости! – уголки рта Фрэнка всё же разъехались в стороны. – С волосами ты был симпатичнее. Ладно-ладно, - Коул поднял руки, - вернёмся к пассажирам.

- Просыпаются, - тихим голосом, насупившись, ответил Спуни. - Собираются в кают-компании. Есть один недовольный. Возмущался волосами в душевой, - второй пилот провёл ладонью по лысой голове. – И кава ему отвратная на вкус…

- Летел бы первым классом. Ах да! Как я мог забыть! – саркастически воскликнул Фрэнк. - Лайнеры уже давно не летают… Запомни его! Попросится ещё раз к нам на борт, возьмём вдвое больше. Может, сдуем пару пылинок за время полёта.

Спуни расплылся в улыбке.

Фрэнк встал, потянулся. И похлопав по-дружески помощника по плечу, посмотрел на того сверху:

- Включай экраны и прогрей маневровые двигатели, а я пока перекушу.

В кают-компании царило оживление. Гомон разносился по узким, серым коридорам корабля и долетал до самого мостика. Пассажиры под монотонное бормотание переводчика обсуждали новости двухнедельной давности, не успев наговориться после старта. Высокий голосок одной женщины, по виду дипломата, возмущался революцией на Равэле. Представитель Океануса с множественными тентаклями вместо волос щёлкал жвалами, а механический переводчик сухо выдавал его слова в защиту восставших против угнетения новыми властями. Третий басил про битву при Прото Имайи. Четвёртый его внимательно слушал, положив руки на необъятный живот, и брезгливо косился на жителя Океануса. В углу, у пищевых аппаратов, потягивая из кружки горячий кава, рыжеволосая Селена о чём-то шепталась с ещё одним членом команды «Мермэса» - грузчиком Лату, выходцем с Темпера, отличавшимся от остальных людей на борту слишком бледной кожей, заострёнными кверху ушами и радужками глаз цвета индиго.



Kirill Akakjev

Отредактировано: 24.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться