Только не я

Глава 1_1

— Ясь, — жаркий шепот подруги опалил ледяную кожу щеки, отчего волосы на затылке зашевелились.

— Бр-р, как же холодно, — поежилась я и поджала пальцы ног в замшевых валенках. Хмыкнула про себя. Как знала, что произойдет фигня какая-то, надела не осенние ботинки, а теплые валенки.

— Ясь.

Толчок локтем в бок отвлек от размышлений.

— Верка, прекрати, — шикаю на подругу, — синяки останутся, — потерла оледеневшей ладонью ребра.

— Да ты вообще как будто не здесь, — надула она губы.

— Вообще-то, сейчас урок, — шиплю на нее, вскользь бросаю взгляд на учителя, что стоит у доски и рассказывает новую тему.

— Ясь, — снова подруга обжигает кожу щеки жаром, — давай уйдем, а? Я совсем задубела.

Она складывает ладошки лодочкой и прячет в них нос, быстро-быстро дует внутрь. Пытается, видимо согреться.

— Вер, не выдумывай, остался всего один урок. Потерпи, — отвечаю ей и лишь на секунду поворачиваю голову в ее сторону.

— Елисеева, встань!

Я замерла на месте и медленно повернула голову к учителю.

— Что смотришь, вставай, — командует она, и я, опершись ладонями на столешницу, встаю из-за парты.

— Извините, Елена Владимировна…

Взгляд в парту и не поднимать до тех пор, пока эта грымза будет отчитывать. Ну, Верка, ну, удружила. Скашиваю взгляд в сторону подруги, но та уткнулась носом в книгу и не смотрит по сторонам.

— Уже поздно извиняться, Есения. Я так понимаю, ты новую тему знаешь лучше меня.

В голосе слышу подвох, эти ехидные нотки и шаркающие шаги по полу не предвещают ничего хорошего.

— Елена Владимировна, я не хотела вас перебивать, — начинаю оправдываться и слышу только себя. Ни смешка, ни вдоха постороннего, хотя нас тридцать пять человек в классе.

— Да, я вижу, как не хотела. Видимо, поэтому ты мне мешаешь вести урок, — учительница останавливается возле меня. — К доске, — шипит мне в ухо. — Расскажи-ка нам, Елисеева, законы Кеплера, — она подталкивает меня к доске, на которой развешаны астрономические карты.

— Ну, Елена… — начинаю упираться. Астрономия – это вот точно не моя наука, не люблю я ее и не понимаю.

— Не запрягла, Елисеева! А ну, марш к доске, и подружка твоя пусть тебе поможет. Дашина, вставай и марш за Елисеевой, — рявкает она так громко, что я подпрыгиваю на месте.

Понурив плечи, иду через длинные ряды парт.

— Первый закон: каждая планета движется по эллипсу, — слышу голос Димки со второй парты.

Я признательна ему за то, что пытается помочь, сжимаю кулак перед собой в знак благодарности и, будто ступаю на эшафот, делаю шаг на импровизированный подиум возле доски. Наконец-то поднимаю взгляд и устремляю его прямо перед собой.

— Первый закон Кеплера гласит, что каждая планета движется по эллипсу, — выговариваю на выдохе то, что сказал мне Димка.

Бросаю мимолетный взгляд на Верку, та до сих пор тащится между рядами парт, и возвращаю взгляд на парня, что активно шепчет мне правильный ответ.

Звонкий хлопок по парте, и мы все вздрагиваем одновременно. В классе повисает молчание.

— Ты, что, Волков, думаешь, я глухая? — взвилась грымза и, подскочив с моего стула, на котором вальяжно раскинулась, в несколько широких шагов оказалась возле Димки. — Сколько можно валять дурака?

Она орет ему в ухо, и я вижу, как из ее рта брызжет слюна, оседая на щеке парня.

— Елисеева вконец обнаглела, все пытается выехать за счет того, что на выступления постоянно ее выталкивают, — она резко выпрямляется и смотрит мне в глаза. — Ты что, думаешь, что сможешь заработать своими песенками себе на хлеб?

Не выдерживаю взгляда учительницы, опускаю глаза. Верка так и осталась стоять посреди класса. Коза-предательница.

— Я к следующему уроку буду готова, Елена Владимировна, — отвечаю ей и поджимаю губы.

— А мне к следующему уроку будет уже поздно, Елисеева. Садись, два, — рычит она и, задевая меня плечом, проходит к своему месту. — Волков, к доске. Дашина, ты долго будешь идти? — командует нами грымза. — Давай, Елисеева, не создавай пробку, садись на место.

Знаю, что спорить с ней бесполезно и уговаривать – тоже, вот и Димке из-за меня досталось, досада. Сталкиваемся с парнем плечом к плечу в проходе между партами.

— Прости, — шепчу ему одними губами и виновато прячу взгляд.

— Все нормально, — слышу его веселый голос, и на душе тут же становится теплее.

Когда уже уселась на стуле и приготовилась слушать Димку, дверь неожиданно открылась и в кабинет вошла директриса.



Юлия Рябинина

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться