Только не замуж!

Глава 1

Сначала был гнев: «Да как он смел?! Да что же такое?!» Потом пошли жалобы на судьбу: «Ну почему мне так не везет, у всех как у людей, у одной у меня всё кверху попой?» Потом как всегда началось самоуничижение: «Может, это ты, Ярослава, сама виновата? Может, так ведешь себя или так одеваешься? Или что-то еще, почему вызываешь у людей такую реакцию». Я посмотрела на себя в зеркало со всех сторон. Вроде ничем из толпы не выделяюсь, к этому я себя приучала с момента как переехала из маленького городка в столицу, поступив в институт. Смотрела на столичных девчонок и подражала внешне, чтобы не выделяться. Если не будешь выделяться, будет всё как у людей. Но со мной почему-то это не срабатывало.

 

Месяцем ранее

Я наблюдала, как главбух выплывает из приемной начальницы, подарив мне усмешку, и внутренне застонала. Ну что опять? Чутье не обмануло. Появилась секретарь Леночка и, бросив сочувственный взгляд, сказала:

- Славка, Зинаида Федоровна вызывает.

У-у, чтоб тебе. Это относилось к главбуху. Про себя я называла ее Софьей Андреевной, хотя имя у нее было другое. Просто на каждой работе мне попадалась такая вот Софья Андреевна, в честь которой я назвала определенный типаж женщин по первой встреченной мне даме из этой категории. Потом я уже научилась с первого взгляда узнавать эту Софью Андреевну где бы не встречала, и под каким соусом ее не подавали. Но в первый раз меня поразила ненависть, которую я увидела в глазах той, первой, реальной Софьи Андреевны и причину которой не могла объяснить.

Властный взгляд, губы в узкую полоску, рот как открывает, так брызжет ядом; умная, выглядящая дорого и со вкусом, разведенная или замужем, но несчастливая в браке – вот портрет в двух словах.

Надо сказать, в коллективе ее не любят, но побаиваются, поскольку она интриганка, и может здорово попортить кровь. Начальство она холит и лелеет, растекается медом, стремится стать приближенной, норовит подчеркнуть, что отношения с руководством выходят за рамки рабочих, и старается перевести их в приятельские. Пытается связать какими-то темными делишками, чтобы держать в некой зависимости от себя, и очень, очень любит сплетни. Является добровольным стукачом у начальства, но в своих интересах: кого надо очернит, кого надо отмоет.

Как руководитель, наоборот, не терпит фамильярности, но получает удовольствие от стравливания подчиненных друг с другом. Вежливая дружеская обстановка на фирме не приветствуется, искореняется. Таких еще нередко, независимо от пола, называют самодурами. Они не то чтобы ко всем испытывают ненависть – нет, но чаще неприязнь. Кругом все дураки, она одна умная, но по стечению жизненных неурядиц, не смогла достичь большего, чем имеет. А имеет всегда много меньше, чем мечтает, - очень, очень амбициозна, и испытывает явную выраженную ненависть к тем, кто в чем-то ее превзошел. Хотя обычно свою зависть скрывает и, наоборот, перед ними лебезит, словно ждет, что удача перейдет и на нее.

Ко мне почему-то этот тип женщин, если их еще можно так назвать (я искренне сочувствовала домочадцам такой «хранительницы очага») испытывали какую-то бессознательную ненависть, которую и не скрывали и всячески старались извести меня своими интригами.

Вот и главбух невзлюбила меня с первой минуты. Эмпатия у меня очень развита, я всегда чувствую настроение собеседника. И с момента знакомства сразу определяю, сработаемся ли мы с человеком или нет. С главбухом мы не сработались. К счастью, по обязанностям почти не пересекались. Но если редко это происходило, то она цеплялась к каждой мелочи, а однажды через начальницу попросили захватить из налоговой одну бумажку, а я перепутала, так главбух устроила такую истерику, что амбре от нее стояло еще несколько дней. После чего я зареклась делать «добрые дела» и чуть ли не поругалась с начальницей, четко определив круг моих обязанностей.

С тех пор моя личная Софья Андреевна ходила что-то клепала на меня за спиной, я это чувствовала, потому что начальница, с которой до этого был вежливый нейтралитет (на работу меня приняла не она, а ее партнер – очень милая и приятная женщина. Мы с ней друг другу понравились, но лишь потом я узнала, что фактически компанией управляет другая), стала проявлять ко мне повышенный интерес. Причем негативного толка.

Сначала стала постоянно интересоваться, что я делаю, при том, что с утра у нас ежедневная короткая планерка, где каждый рассказывает о своих планах на день и отчитывается за предыдущий. Но моими отчетами вдруг стали интересоваться несколько раз в день. Затем начались придирки. И в последнее время наши отношения переросли в полное непонимание.

Главбух между тем выходила от начальницы и улыбалась свысока со значением. Я чувствовала, что эта змея там что-то на меня наговаривает, но возможности оправдаться не было, поскольку меня никто ни в чем открыто не обвинял. Что бесило больше всего. Ну ладно бы меня открыто в чем-то упрекнули, чтобы ситуация прояснилась. Так нет, против меня плелись интриги, а мне приходилось только гадать по изменившемуся отношению начальницы, что ей там кто наговаривает.

Я зашла к Зинаиде Федоровне и напоролась на недовольный взгляд.

- Присаживайся, Ярослава, - указала она на место за столом напротив. – Расскажи, что у тебя по проекту «Вишневый сад»?

- Всё хорошо, Зинаида Федоровна, - уверила я ее. – Всё четко по графику. Пока не отстаем.

- Пока – звучит неуверенно. Какие-то проблемы?



Маруся Хмельная

Отредактировано: 22.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться