Третий, счастливый

Третий раз. Vol 1

 

Дракон

 

- Серьезно? - устало пробормотал Майанфрат.

Амая медленно, но уверенно взбиралась в гору. Это он увидел еще пару часов назад, выйдя на балкон замка, вырубленного века назад в скале. Окнами замок выходил на ущелье, потому никто его не замечал. Какой дурак полезет в ущелье? Балкон находился с другой стороны - с балкона открывался вид на пологий склон горы, а сам балкон выглядел со склона широкой горизонтальной дырой в скале.

Чтоб рассмотреть резные темные перила и фигуру в черном плаще у них, нужно было подходить ближе и всматриваться очень внимательно.

А таращиться на скалу так внимательно тоже никакой дурак не станет.

Кроме Амаи. Она уже какое-то время то и дело поглядывала в сторону балкона и даже рукой махнула.

Она была еще далеко, на на душе уже было неспокойно. Надоела взбалмошная девчонка. Хоть возьми и убей ее, когда дойдет. А еще лучше - прими драконий облик и сожри к чертовой матери.

“Хоть узнаю, чего хочет”, - утихомирил Майанфрат кровожадную натуру.

В конце концов, это ведь он ее когда-то сюда притащил. Да, по собственной глупости, повинуясь минутному порыву, но притащил.

На свою голову.

И вот теперь она вновь решительно взбирается вверх, а он стоит на балконе, облокотившись о перила, бессильно наблюдает за этой ненормальной и поделать ничего не может.

- Разрушу скалу, - отчаянно прошептал он, не сводя с нее обреченного взгляда. - Развалю тут все к чертовой матери и улечу в Северные горы. Там обоснуюсь...

- Никуда ты, вашество, не улетишь, - прокряхтел горный дух Агат, уже не первую сотню лет щеголяющий по его обители в обличьи скрюченного седого старичка.

- Да что ты говоришь? - прищурился Майанфрат, и его взгляд недобро вспыхнул. - Что ты домовым мне тут пытаешься заделаться - я уже привык. Теперь еще и пророком стать решил?

- Не, - добродушно отмахнулся Агат, - я не пророчу. Я угрожаю. Не полетишь ты, потому что не пущу. Не. Пущу. Будешь дергаться - во-он тот камушек на голову сброшу.

- Не хочешь один оставаться… - понимающе пробормотал Майанфрат. - Только если ты меня камушком зашибешь, все равно ведь один останешься.

- А я тебя не насмерть зашибу, - охотно разъяснил Агат. - Ты ж неубиваемый. Твою драконью шкуру ничем не пробьешь. А вот костей наломаю…

- Отстань, старик, - отмахнулся Майанфрат, круто развернулся - плащ взметнулся за его спиной, Майанфрат коротко чиркнул рукой по поле, усмирил - и зашагал вглубь коридора. Гулкие шаги подхватывало эхо, разносило, отражало от стен, и вся пещера, весь вырубленный в скале замок, говорил его шагами. Ударял барабанной дробью, дрожал от каждого шага. Вот идет Черный Дракон. Вот идет Тьма.

Майанфрат знал: как только он скрылся в темном коридоре, как только луч света, тянущийся за ним балкона, истончился и иссяк, он растворился во тьме. Его больше не видно, его нет. Лишь глаза горят зеленым, несут в себе отблики инфернального пламени.

Агат скользил следом по воздуху и сопел. То ли спросить что-то хотел, то ли сказать, но Майанфрату было не до бесед.

- Сгинь, - бросил он сквозь зубы. - Если только не надумал камень и на эту девку свалить. И без того пришибленную.

- А мне она ничего не сделала, - отметил Агат. - Как и тебе, рептилия агрессивная.

- Сделала бы что-то - уже давно разорвал бы ее, - устало вздохнул Майанфрат и даже “рептилию” проигнорировал.

- А так что? Совесть не позволяет? - насмешливо фыркнул Агат. Он-то прекрасно знал: нет у Майанфрата никакой совести.

А девчонку и правда давно пора было сожрать. Она подходила слишком близко, говорила слишком громко и ни капельки его не боялась. Такое случалось не впервые: его, бывало, не боялись.

Но только она одна из всех этих, слишком смелых, до сих пор была жива.

И возвращалась снова и снова, будто нарывалась все-таки на судьбу остальных дураков. С другой стороны, остальные дураки приходили к нему то с мечами, то с факелами, однажды даже катапульту подкатили, а еще как-то раз - толпу шаманов привели, и те всю ночь танцевали под скалой, спать не давали.

Шаманов он утром напугал.

Воинов съел, катапульту пополам перекусил.

Что делать с принцессой, до сих пор не знал.

- Ма-ай! - прокричала она, остановившись у входа - пещере в скале, что веками считалась проклятой. Еще бы. Кто бы туда ни входил, назад не возвращался никогда. Нынешние люди уже и забыли, почему. Только эта, зараза мелкая, знала. - Ма-ай! Ты дома?!

Он тяжело вздохнул, набросил капюшон и шагнул вперед - еще не вышел на свет, но она уже могла разглядеть его силуэт в глубине пещеры.

Люди уже давно забыли о нем. И было даже неплохо. Никаких тебе рыцарей и шаманов, никакого шума, никто не надоедает.

Черт его дернул украсть девку. Хотя, если честно, черт здесь совершенно ни при чем. Сам украл. Летел как-то высоко-высоко, парил черной тенью в небе под самыми тучами, а потом вдруг увидел: прямо на крыше дворца. Рыжая такая, мелкая, воздушного змея пускает. Такого же огромного и черного, как он сам.

Подумал еще: “Что за принцессы пошли? На крыше. Со змеем”.

А она будто увидела его: подняла голову и прищурилась на солнце, прикрыв глаза ладонью.

Хотя его разглядеть она никак не могла: он был черной точкой в небе. Это он своим драконьим взором видел землю хорошо. И ее, рыжую и веснушчатую девушку. И ее глаза - почти такие же зеленые, как у него самого.

Глаза ему понравились, чтоб их.

Он сложил крылья и спикировал вниз. Схватил принцессу и так же стремительно рванул вверх, снова под самые тучи. Она только слабо пискнула. И обмякла в лапах. Сознание потеряла.

“А нечего змеев на веревках держать, - подумал он. - Какие никакие, а почти драконы”.



Ника Милина

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться