Тридцать один 3. Властелин

Вступление

Константин примостился на большом плоском камне и опасливо вытянул из дорожной сумки игрушечный дом. Стены тёмного дерева опирались на необработанную пластину из бирюзы. Изящную крышу с тремя фронтонами покрывала серая черепица, поросшая мхом. Кое-где она обвалилась и обнажила дощатую обрешётку со стропилами, но маленькие башенки остались невредимыми. Половина окон щерилась кривыми осколками стёкол, а уцелевшие настолько заплыли грязью, пылью и паутиной, что едва пропускали свет.

– Монарх, зачем ты её притащил? Глянешь на эту хибару, так мурашки затопчут, – с отвращением заметил один из помощников-чародеев. – Она ж запрещённая!

Трое других напряженно вглядывались в скалы, будто бы не слыша разговора. Они выглядели, как бандитского вида бродяги. Нечёсаные бороды до груди, длинные волосы, стянутые на затылках в грязные хвосты. Поверх длинных дорожных плащах к спинам приторочены видавшие виды вещевые мешки.

– Запрещённая? – усмехнулся Константин. – Ты, Плут, даже не представляешь, насколько. Даже в Блэк Буке за Обитель духов казнят цветком душегуба, что уж говорить про остальные миры.

– Тогда зачем нам эта мерзость, Монарх? – отозвался чародей, кривя и так перекошенное от шрамов лицо.

Длинные давно побелевшие борозды прочерчивали его щёки, поднимая уголки губ, поэтому казалось, что он гаденько ухмыляется.

– Чтобы запереть в ней духа, Плут. Ты задаёшь слишком много лишних вопросов, а времени у нас мало. Мне ещё готовиться, а вам разведывать и гомункула отвлекать, пока я ловушку расставляю. Так что займитесь делом.

Константин отвернулся. Его ещё передергивало от прилипшего прозвища, но наёмники не признавали имён и обходились исключительно кличками. Он нарисовал на бирюзе врата и голубым мелом провёл к ним дорожку от дверей игрушечного дома. Написал охранные руны, разложил вокруг обточенные словно монеты кристаллы и каждый обвёл тонкой линией. Тщательная подготовка – главный залог успеха! Оксана рассказывала, что Мровкуб очень сильный маг, так что лучше перечаровать, чем недочаровать.

Плут подошёл к остальным волшебникам. Над ними нависали огромные стены замка королевской семьи Семисвета. Судя по спущенным стягам, коронованная чета отсутствовала. Оно и к лучшему, то, что они задумали, должно пройти тихо и незаметно.

– Ну что там? Опять чудит?

– Не, осторожничает, – ответил он. – Начнём, во славу источника. Висельник справа. Огородник слева. Нахал прикрывает.

Чародеи приблизились к краю выступа. Плут перегнулся через скалу и бросил мимолётный взгляд на море: тихие волны облизывали острые камни под обрывом. Сколько он ни присматривался, так и не различил скрытую утёсом пещеру, поэтому скомандовал:

– Запускай соглядатая.

Нахал достал из-за пазухи шилокрыса с беспокойными красными глазами и подбросил на ладони. Мелкая тварь с тонкими лапами и десятком острых, тонких хвостов слабо пискнула и, испуганно задёргавшись, воспарила над рукой волшебника.

– Не мешкай, – нетерпеливо одёрнул Плут и облизал пересохшие губы.

Нахал заиграл пальцами. Шилокрыс сорвался вниз и исчез под выступом.

– Чего видишь?

Чародей закрыл глаза, продолжая водить рукой.

– Надёжный схрон. Такую дыру и без защитных чар шиш найдешь. Единственный вход на отвесной скале высоко над морем… Захожу внутрь!

Закончив приготовления и добавив для надежности сильный охранный амулет, Константин распихал кристаллы по карманам и спустился к остальным.

– Что там?

– Погоди, – отозвался Нахал, – соглядатай, почитай, дополз. Я не подгоняю, чтобы шухеру не навёл.

– Правильно, – похвалил Монарх. – Если он ещё не сбежал, то уже никуда не денется, так что лучше не торопиться.

– Мож, пристрелим ентого гомункула из дагарского самострела, и всего делов, – опять предложил Плут. – Какой-никакой, а всё одно кусок мяса.

Константин покачал головой.

– Действуем по плану.

– Засёк энтого! – взволновано сообщил Нахал.

– Чего делает-то? – уточнил Висельник.

– Судя по вони, драконью желчь в ступе толчёт. Бормочет, что прикончит какого-то голема, а потом вроде размельчит и сделает снадобье от поноса.

– Коли голем каменный и довольно взрослый, то получится, – заметил Огородник, почёсывая длинный кривой нос, торчащий над седыми усами. – Желудочные хвори точно исцелит…

– Давайте начинать. Через минуту все за мной, кроме прикрывающего.

Константин прижал к груди игрушечный дом и шагнул с обрыва. Он до последнего не использовал магию, лишь замедлил падение и направил полёт ко входу в пещеру. А коснувшись ногами каменного пола, сразу же оборвал чары, чтобы не привлечь внимание гомункула. Бесшумно ступая по скользким ступеням, он спустился по лестнице. После узкого туннеля стены неожиданно разошлись в стороны, а потолок взлетел вверх. Корявые наросты сталагмитов перекрывали обзор, и Монарх видел лишь бесконечные ряды столов, заваленные книгами и бумагами, да стойки с одинаковыми безжизненными телами у необработанной, шероховатой стены. Зато услышал скрипучее бормотание:



Роман Смеклоф

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться