Троечница моей мечты

Сентябрь

В сущности, этот год обещал быть таким же скучным, как и предыдущие 10 лет. Геля с другими старшеклассниками курила за оградой, обсуждая потраченное впустую лето. Со школьного крыльца до них доносилась тошнотворная «Учат в школе». Торжественная линейка последние лет семь не вызывала у Гели никаких чувств, кроме тоски. Выслушивать эти вечные наставления учителей и напутствия директора — так утомительно. Ко всему прочему, сегодня они должны ввести за руку в «обитель знаний» сопливых первоклашек. Скука…

— Что, ребят, всё ещё дымите по классике? — этот голос зазвучал в какофонии привычных звуков как-то по-новому.

Геля подняла глаза от усеянной окурками земли на подошедшего незнакомца. Вот то и странно, что незнакомец. Она всех тут знала в лицо, а этого видела впервые.

— Ну, ничего, и до вас цивилизация доберётся, — снисходительно проговорил он, выдыхая клуб пара с ядрёным запахом мяты от электронной сигареты. — Когда-нибудь.

— Вейпер недоделанный, — процедил сквозь зубы Петров. Или Сидоров.

Геля уже не различала таких мелочей. Вообще она о том дне больше ничего не запомнила, кроме того незнакомца.

 

***

Зато уже через неделю Геля знала о нём всё.

Во-первых, разумеется, что его зовут Артём. Во-вторых, конечно, что он новенький в их выпускном 11 «Б». В-третьих, ему уже исполнилось 18, потому что в школу он пошёл на год позже. И, наконец, что немаловажно, он красавчик, каких поискать. У них в школе всегда с симпатичными парнями была напряженка — без слёз не взглянуть на прыщавых одноклассников. Но Артём был как из молодёжного фильма: высокий, с соломенными волосами чуть ли не до плеч, светлыми глазами с обаятельным прищуром, выразительными скулами и такой милой щербинкой между зубами. Он носил зауженные чёрные джинсы, рубашки на выпуск и небрежно повязанный галстук. Даже ногти на длинных тонких пальцах он грыз очаровательно. И на большой перемене все девчонки, начиная чуть ли не с восьмиклашек, сбегались, чтобы постоять в облаках душистого пара, которые окутывали его божественный силуэт.

Репутацию небожителя он заработал быстро. Этому способствовало всё: потрясная внешность, непринуждённая манера общения и чуть хриплый низкий голос, тайна о его внезапном уходе из старой школы и привычка дерзить учителям. Всё-всё, связанное с ним было так вожделенно и привлекательно, что манило к себе лиц любого возраста и пола.

И Гелю. Больше всех Гелю.

 

***

Ко второй неделе совместного обучения, Геля поняла, что ловить ей нечего. Ну, в самом деле… Кто она и кто ОН?

По правде, в Геле не было ничего особенного. Средний рост, средний вес, средний достаток в семье. Она шла на средненький троечный аттестат. Когда-то закончила музыкальную школу по классу домры (только потому что родители заставили). Разве что, имя у неё было не слишком распространённое — Ангелина. Но его ещё в начальной школе безжалостно низвели до ординарной четырёхбуквенной формы.

У Гели не было никаких увлечений, кроме лелеяния своих волос. И хоть они были простого средне-русого цвета, она испытывала некоторую гордость за их длину и шелковистость. По крайней мере, на фоне пережжённых волос одноклассниц, её шевелюра действительно смотрелась выигрышно.

Что ещё можно о ней сказать? Фильмы она смотрела редко, интерес к музыке отбило сольфеджио, рисовать не умела от слова «совсем». Она даже с предметами, которые нужно сдавать на ЕГЭ ещё не определилась, потому что не знала, на кого хочет поступать.

Геля вообще часто ловила себя на мысли, что ничего не знает. Не в плане учёбы, а так — в жизни. Но как только в их классе появился Артём, ей стало казаться, что нечто она всё-таки узнала наверняка.

Она была влюблена.

 

***

Небывало душный сентябрь подвигался к концу, а массовая истерия по поводу Артёма и не думала утихать.

Он был таким недоступным, хотя и ходил с ними по одним коридорам. С парнями общался так, будто тысячу лет их знал, а над признаниями девчонок так виртуозно иронизировал, что даже обижаться на него было зазорно.

Откуда-то все уже знали, что он терпеть не может курящих дам. И тут же курилка за оградой резко утратила прекрасную половину своих питомиц. Кто-то утверждал, что Артём как-то обронил в разговоре, будто ему нравятся выпирающие ключицы и острые коленки. И вот уже самые отчаянные поклонницы пропускают завтраки и обеды в погоне за отметкой в 45 кг на своих весах. Прошёл слух, что он играет на гитаре какую-то непопулярную музыку. 11 «Б» срочно переквалифицировался в андеграундную тусовку.

Подвержена всем этим влияниям была и Геля. В большей или меньшей степени, но была. Слава Богу, курить она никогда и не курила. Только в это злополучное первое сентября кто-то предложил ей сигарету — ну она и согласилась просто так, за компанию. С тех пор в руки не брала. Похудеть? Почему бы и да. Она давненько недовольно оглядывала свои округлые икры. Теперь она съедала на обед яблоко и занюхивала его ароматом Артёминого вейпа. А вечерами она бороздила сеть, в поисках никому неизвестных песен.

Почему её так переклинило на Артёме — она бы и сама не ответила. Просто был в нём какой-то чуть ли не мистический магнетизм, который заставлял людей улыбаться ему, тянуться к нему, думать о нём. Геля прочла на каком-то сайте по психологии отношений, что человек ищет в партнёре то, чего ему самому не достаёт. И она была склонна с этим согласиться.

В Артёме действительно было много того, чем сама Геля не обладала. Уверенность, независимость, наполненность чем-то… Своим. Кажется, это называется «индивидуальность», но Геля путалась в определениях.

 

***

В последний день сентября Геля решилась на отчаянный шаг. Она проследила за Артёмом. Пошла за ним к его дому. Дошла до самого подъезда.



Розмари Финч

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться