Трон для Офелии.

Попал, так попал.

Судья сурово сдвинул брови и стал зачитывать приговор: «За оскорбление его Величества короля Генриха Четвёртого Милостивого господина Восточного берега государства Данийского приговаривается Макс Филип Поф рыцарь отвергнутый своим орденом к отрубанию головы…»

- Ваша милость, - подал свой голос подсудимый, ухмыляясь, - как-то некрасиво звучит!

Зал ахнул и зашумел, как штормовой океан. Адвокат, рыбой, выброшенной на берег, открывал и закрывал рот, от невыносимой наглости подопечного. Его глаза выпучились, а напудренные волосы зашевелились. Судья опустил лист и воззрился на слишком весёлого парня, закованного в кандалы.

- И как же вы считаете должно это звучать? – спросил он.

- Ну, - задумчиво проговорил Макс, - отрубания, отрубления… а – вот! Путём отделения головы от тела!

- Да?! – скептически произнёс судья и присел. Обмакнув перо в чернильницу, внёс правку и передал писцу. Пока тот скрипел пером, стараясь, как можно быстрее переписать документ, его начальник решил развлечься и вступил в диалог с обвиняемым. – Впрочем, как не пиши, а всё равно звучит скверно! А главное – исход один – смерть.

- Ну – это как сказать! – вся эта история сильно смахивала на фарс. И в данный момент сильно напоминала «Старую, старую сказку». Ему всё время казалось, что вот ещё немного, и он проснётся. Жаль, нельзя было себя ущипнуть, чтобы проверить явь это или сон. Руки сковывали деревянные колодки, закреплённые на шее. Поэтому, он уверенно продолжил. – Вы, ведь, документ на подпись королю понесёте, а он – что? – должен такие перлы читать? Вам же неприятности будут!

- Не знаю, не знаю, - усмехнулся судья, - его величество всегда доверяет моему мнению.

- Что же вы хотите сказать, что Король подписывает важные документы - не глядя? – попытался сыграть на публику преступник. Но публика его юмор явно не оценила, загалдела, завозмущалась, и в него полетели огрызки от яблок. Один, довольно-таки ощутимо, припечатался между лопаток.

- Тише! Тишина в зале! – гаркнул секретарь, успокаивая зрителей.

- Вот, всё и исправили, - миролюбиво произнёс вершитель закона, приняв лист из рук писца, склонившегося в поклоне, - теперь полный порядочек. Надеюсь, что вы не против того, что я зачитаю финальную часть?

- Отчего же не целиком? - заартачился Макс и дёрнул головой от возмущения так, что давно немытые патлы упали на глаза. Он сдул их одним мощным потоком. –  Фух! Вдруг вы ещё где-нибудь накасячили? А мне перед потомками краснеть?!

- Ну, знаете ли, молодой человек! Ваше неуважение к суду просто не имеет границ! – возмутился судья, тряхнув внушительным брюшком, и всё его благодушие, как ветром сдуло.

- А я – протестую! – неожиданно для самого себя вскочил адвокат, изображавший собой всё заседание статую безмолвной скорби. От удивления собственной наглости, голос дал изрядного петуха, перейдя на фацет.

- С чего бы это? – рявкнул судья.

- Мой подопечный имеет право знать - в чём его обвиняют, - сорвался уже на визг защитник.

- Хорошо! – судья ударил молотком по столу с такой силой, что рукоятка отлетела, - Только лично я считаю, что вы просто затягиваете дело, стремясь уйти от ответственности!

- Интересно! Каким это образом, если казнь всё равно состоится завтра? Ха-ха-ха! – веселился обвиняемый. - У нас с вами ещё полдня впереди!

- Протест адвоката не принимается. Итак, зачитывается обвинение! – сурово произнёс судья и начал всё с начала. Он изредка бросал угрюмые взгляды на этого странного парня в не мене странной одежде. И кому пришло в голову, что он рыцарь? Оборванцем, правда, тоже не назовёшь. Непонятные какие-то синие штаны, теперь изрядно вымазанные от сидения на старой соломе в камере. «Надо будет указать начальнику тюрьмы, чтобы меняли подстилку чаще, а то так и до эпидемии не далеко» - сделал для себя мысленную зарубку на память. Синяя рубаха на сюрко дворян совершенно не похожа – ни завязок, ни пуговиц, а мешок мешком. Правда, какой-то тонкой вязки. Под доспехи явно не пойдёт – слишком нежная ткань. На груди какой-то странный герб отпечатан в виде подковы с надписью на неизвестном языке.  Разделён наискось то ли обломком копья, то ли гарпуном, явно не одно поколение наследовал. И у кого такой герб? Секретари все книги по геральдике перерыли – ничего похожего не нашли. Но повесить, как простолюдина власти этого храбреца не решились. Мало ли – что? Государство маленькое, слабое – только войны ещё не хватало! Послы дружественных государств от него открещиваются, но вражеские – то не допрошены! Вдруг он какой-нибудь высокородный отпрыск? Для простолюдина - слишком вызывающе себя ведёт. А так всё будет соблюдено: оскорбление публичное было? – было; голову отрубим, как высшему сословию – отрубим. Всё прекрасно! – Приговаривается к смертной казни путём отсечения головы! Приговор привести в исполнение немедленно!!!

«И всё-таки - это глупый сон! – думал Макс, шагая под конвоем четырёх стражников. Двое распихивали народ впереди, двое смотрели за тем, чтобы он не удрал. – Идиотский сон! И не могу никак проснуться – жуть, какая. Нет, ну вот зачем, я так много выпил пива вчера с друзьями, а? Теперь снится - чёрте что! И, ведь, как всё правдоподобно. Год назад средневековьем интересовался, книжки читал. Теперь вот взяло и аукнулось. Наверное… Горожанки такие импозантные, телесами под полинявшими от времени коричневыми платьями трясут. Мужички пигашами грязь на мостовой толкут. Всё согласно историческим источникам. Даже вонь от сточных канав весьма натуральна, странно, что до сих пор ещё самого не вывернуло. И конвоиры железными доспехами гремят. Народ по бокам бежит, торопится места на лобном месте занять, чтобы лучше было видно. Ужасный век – ужасные сердца! Мальчишки – сволочи, соревнуются на предмет того, кто удачнее грязью залепит. Руки в колодках совсем затекли. Скорее бы проснуться…»



Елена Владленова

Отредактировано: 15.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться