Твой призрачный поцелуй

Размер шрифта: - +

Пролог

Сегодня его разбудил звук будильника, такой раздражающий и в тоже время такой родной. Сколько он не слышал звук будильника по утрам? Год? Два? А может и целое столетие.

Сначала в его «новой жизни» были лишь старые немецкие часы, что каждое утро напоминали его первым «сожителям» что пора пить чай. Потом были звуки борьбы и разрушения, чтобы в конце оставить его в полной тишине, которая еще сильнее начинала его сводить с ума. В конце концов он попал к старичку, единственная отрада для которого была музыка. Тогда-то он и поплатился за все пропущенные уроки музыки в школе.

И вот, в один прекрасный день, — о том, что на самом деле день был ужасным, он понял на много позже, — в дом к старику пришла молодая пара. Они начали о чем-то говорить в другой комнате, но чуть позже старик вручил его им. И именно тогда он оказался в руках его нынешних «сожителей». Правда, к несчастью, пока мир дошел до будильников и смартфонов, они состарились, и это стало одной из причин, почему он впервые за долгие годы услышал звук «нормального» будильника.

Но вместе с радостью, к нему пришла и злость: начался новый день. Очередной день его заточения.

На этом моменте мысли невольно вернули его в прошлое. В ту туманную ночь. Ночь, после которой он бы предпочел умереть, чем продолжить жить.

Он, как будто наяву смотрел прямо в глаза той рыжей ведьмы. Она же в свою очередь также непрерывно его разглядывала, правда, время от времени в ее глазах проскальзывала нескрываемая злость.

Она что-то ему сказала, но он расслышал лишь невнятное бормотание и, как в тумане, увидел, как ее губы то открывались, то закрывались. Он непонимающе потер глаза, понимая, что от чего-то его сердце начало бешено биться.

— Что? — Глухим голосом спросил он, и, хотя он не смог внятно объяснить почему, но ему показалось, что она пожелала ему умереть поскорее. Но его это скорее позабавило, чем напрягло или огорчило.

— Дорогой мой, я сказала, чтобы ты вспомнил то, что я сказала тебе при нашей последней встрече. Забыл уже?

Она изящно приподняла вверх одну бровь, и по привычке склонила голову чуть набок. Он же даже не попытался вспомнить, о чем она говорит, продолжая пытаться успокоиться и не думать о горячей цыпочке, которую недавно встретил в одном из баров в округе. К несчастью, у него ничего не получалось.

Девушка же в свою очередь заметив, что мысли ее собеседника направлены совсем не в то русло, медленно стала приближаться к нему. Стоило ей подойти поближе, как он почувствовала нежный аромат роз. Любимый парфюм рыжей ведьмы.

— Все-таки забыл, — констатировала факт рыжая девушка. — Напомнить? Я посоветовала тебе пересмотреть свои взгляды на жизнь и принципы, и хотя бы немного попытаться измениться! — На последнем слове девушка по-отечески потрепала парня по голове, как обычно все ее движения были плавными и грациозными. Что не могло не
злить его еще сильнее. — И обещала, что если ты этого не сделаешь, я тебя накажу, или ты думал, что тебе опять ничего не будет?

Наконец кажется он смог хоть как-то вернуться в прежнее русло и пожал плечами: ему и вправду многое сходило с рук. Благодаря тому, что он был младшим ребенком и в тоже время единственным сыном в семье, благодаря тому, что был красив, харизматичен, умен, и, благодаря своим родителям, еще и богат. Что ему может еще понадобиться в этой жизни? Он научился избегать проблем по жизни, а те в ответ научились его обходить стороной. Он был уверен, что и в этот раз проблемы обойдут его стороной.

— Бедненький, пора и тебе преподать урок, — Ее полные губы, умело подкрашенные алой помадой, расплылись в ехидной улыбке. Он тут же напрягся, понимая, что в этот раз выйти сухим из воды не получится.

Как назло головная боль, что преследовала его весь день, снова начала напоминать ему о себе. И это только мешало ему сфокусироваться на происходящем.

— Ладно-ладно, я понял! Чего ты от меня хочешь?

Он внимательно смотрел за каждым движением ведьмы, и меньше всего он хотел, чтобы она поняла, с каким трудом ему это удаётся. На то, как она не спеша начала кружиться вокруг него. Девушка начала насвистывать одной ей известную мелодию, что еще больше начинало нервировать парня. Он не понаслышке знал о стервозном характере этой рыжей ведьмы.

Неожиданно внимание парня привлекло что-то другое. Поначалу он не мог понять что, но спустя пару мгновений до него все таки дошло: запах роз стал усиливаться. Как будто кто-то разбил тут целый флакон данного парфюма. Но это было просто невозможно. Оглядев пространство вокруг себя, он понял что сад, что еще недавно был весь разрушен и в сорняках, выглядел как новенький, хорошо ухоженный сад. А давно уже заброшенный замок, который понемногу разрушился, теперь выглядел так, как будто кто-то вдохнул вновь в него жизнь.

Рядом с ним он увидел мольберт с законченной картиной сада, которую видимо художник только недавно закончил. Хотя он и не слишком разбирался в искусстве, но даже он отметил, как искусно была нарисована картина, что стояла на мольберте. Но долго думать об этом не пришлось, потому что тут же рядом с ним вновь раздался знакомый голос, возвращая его в реальность.

— Сегодня 28 июня 1914, ровно месяц до первой мировой войны. — Милым голоском проговорила девушка, смотря, как вытянулось его лицо. От ее взгляда и голоса по его спине пробежали мурашки.

— Что ты задумала? — его голос по-прежнему был спокоен, и лишь складка между бровями говорила о том, что все не так уж и хорошо у него. Он тяжело сглотнул, когда девушка взмахнула рукой.

— Я же ведьма. — Как будто бы пыталась объяснить что-то маленькому ребёнку, сказала она, но к сожалению это ничего не прояснило в голове парня. — Я заколдую тебя, — все же сжалилась рыжая ведьма над ним и решила объяснить ему происходящее. — Начиная с этой минуты ты будешь заключен вон в той картине.

Ее хрупкая ручка, облаченная в черную кожаную перчатку, указала в сторону не слишком большой картины, которая сейчас стояла на мольберте.

Он уже хотел подойти к той картине, чтобы уничтожить ее и показать ей, что ее план провалился, когда понял, что совсем не чувствует рук и ног. Он с ужасом посмотрел на свои руки, которые медленно превращались в песок и, медленно кружась в воздухе, в своем каком-то танце, летели в сторону картины, чтобы раствориться в ней.

— Не бойся, художник который рисовал эту картину, и не поймет что на ней вдруг появился еще кое-что или вернее кое-кто. — Девушка говорила с какой-то иронией и обречённостью, как будто уже знала все наперед. — И не вздумай кому-нибудь сказать кто ты или что-то другое, связанное с твоей личностью или правдой, иначе ты никогда не сможешь оттуда выбраться. — Были ее последние слова, прежде чем она исчезла.

И уже в следующее мгновение в саду больше никого не осталось. Только маленькая картина, на которой запечатлён прекрасный летний сад и могущественный дуб, что рос тут не одно столетие. И в тени которого можно было заметить силуэт мужчины, облачённый во все черное. Который как будто устав от окружающей его суеты, прилег отдохнуть в тени этого самого дуба.

Это был лишь первый день его заточения.

А ведь та рыжая ведьма ему соврала: никто его не слышит и не видит. Зато он их все время слышит и временами даже видит неразборчивые силуэты комнат, в которых за столько лет ему посчастливилось побывать. От этого ему было еще тяжелее. Все это время, каждый день он кричал, пытаясь достучаться до окружающих. Каждый чертов день, пока вера окончательно не покинула его.

И как будто в знак очередного наказания, чуть позже картина, в которую он был заточен, попала в руки его нынешней хозяйки. Которой, нужно отметить, картины не слишком нравились, и которая, пожалуй, подарила ему самые трудные годы его заключения.

— Дана, у тебя… как его? Телефон звонит! — крикнул кто-то из самых недр дома, возвращая его в реальность. В ту же секунду послышалось, как дверь, ведущая на чердак, где данная картина лежала уже несколько лет, оглушительно закрылась.



Ская Леви

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться