Ты мне не брат

Глава 1

 

Мои родители утонули во время отпуска, обучаясь серфингу. Обучали, конечно, они друг друга. Зачем им тренер, если мой отец считал себя специалистом во всем. Какой-то черт их унес в Индонезию. О своем отъезде сообщили накануне. Раньше им, было, видите ли, некогда. Они настолько всегда были заняты друг другом, что я удивляюсь – как это они вспомнили про меня?

Так смущенно ласково обняли меня с двух сторон:

- Ласточка наша, ты уже совсем большая девочка и прекрасно обойдешься пару-тройку недель и без нас.

Папа чмокнул меня в макушку:

- Я пополнил твою карточку, так что не переживай. До нашего возвращения должно хватить.

Мама ахнула и всплеснула руками:

- Егорушка, как это до нашего возвращения? Я же просила тебя пополнить карточку Таточке как следует. Девочка заканчивает второй курс, будет праздник, ей надо нарядиться. А мы ведь еще хотели после Индонезии полететь в Португалию. Нас ждет Ангелина, ты об этом забыл?

Папа обнял маму за плечи и повел к себе в кабинет, ласково приговаривая:

- Иришка, не могу я надолго оставлять свою контору без присмотра, у нас сейчас не самые лучшие времена. Конкуренты на пятки наступают. Я и так согласился с трудом ехать сейчас и только, чтобы не огорчать тебя. Ведь самый разумный выход – полететь через пару месяцев, когда я немного разгребу завалы. И Алексей освободится к тому времени, он сумеет присмотреть за работой в мое отсутствие, он обещал.

Алексей друг отца со школьных времен. Самый верный и настоящий друг отца. Остальные только приятели.

Отец продолжал что-то курлыкать маме на ушко, а я уже понимала, что мои родители про меня дружно забыли. Я вздохнула, пытаясь не расплакаться от обиды, но тут мама выскользнула из объятий отца, махнув ему рукой, чтобы он шел в кабинет. Торопливо подошла ко мне:

- Наташенька, пойдем в мою комнату, я дам тебе денег, только сегодня сняла с карточки, чтобы иметь наличность на руках.

Она засмеялась и стала подниматься на второй этаж.

- Как чувствовала, что очень понадобятся. Вот и пригодились.

Я поднималась вслед за ней и не могла поверить своим ушам.

- Мама, а как же вы? Без денег останетесь.

Мы уже зашли в мамину комнату. Она достала из своей сумочки пачку евро и протянула мне:

- Бери и не переживай. Будем расплачиваться карточкой. Первый раз что ли. Но тебя нельзя сейчас оставлять без денег.

Она вдруг порывисто обняла меня. Потом произнесла:

- Таточка, может и правда согласиться с отцом, а там все втроем бы полетели?

Я во все глаза смотрела на маму и не понимала, что с ней творится. Они перестали меня брать с собой с тех пор, как я окончила школу. Только покупали мне путевки, чтобы я могла отдохнуть тоже. Похоже, они сильно обрадовались, что я выросла и стала самостоятельной. Теперь им никто не мешал наслаждаться обществом друг друга.

И это было мое последнее воспоминание о них. Утром они уехали в аэропорт рано и меня не разбудили. С тех пор я осталась одна.

Да, я зла, я очень зла на них за то, что они так поступили. И эта злость помогает мне не сойти с ума. Я каждый день разговариваю с ними и предъявляю претензии за то, что они оставили меня одну.

 

А вот теперь впору было, и сойти с ума. Как только стало известно про смерть моих родителей, вокруг меня началось какое-то нехорошее шевеление. Густой запах неприятностей пробивался ко мне сквозь оцепенение, в которое я впала поначалу, узнав о судьбе родителей. Меня еще продолжали утешать, мне соболезновали, рвались помочь во всем. Со стороны казалось, что оберегают, но пристальные взгляды уже нервировали, люди, сновавшие по дому и заглядывающие во все комнаты и уголки, начинали раздражать. Не знаю, чем бы закончилось мое молчание, какова бы была реакция на, порой неприятные оценивающие взгляды, на весь этот внезапный интерес к дому, если бы не заявился младший брат отца Глеб.

Он был очень похож на папу, только моложе. Не помню уже насколько, лет на пять или шесть, а может и семь. И характер почти такой же, как у папы. Тоже добрый и улыбчивый. Но он был еще и человеком стеснительным. Старался всегда стать незаметным. Вот он-то и сообщил мне оглушительную новость.

- Наташа, этот дом забирают за долги банку.

Дядя стоял передо мной, хмурясь и извиняюще улыбаясь уголками губ.

У меня даже дыхание сперло. Я пыталась сказать и никак не могла протолкнуть воздух. Мне стало вдруг так плохо, воздуха не хватало, в глазах потемнело. Дядя Глеб подхватил меня под локоть и усадил в ближайшее кресло. Крикнул в сторону кому-то:

- Воды и побыстрее.

А с кухни уже кто-то нес стакан с водой. Я с жадностью его выпила. Посидела немного, приходя в себя, хотя как можно прийти в себя после такого известия.

- Скажи мне, дядя Глеб, как такое возможно? Еще только состоялись похороны. Даже не подошел еще и сороковой день, а папа оказался должен банку столько, что отбирают дом? Или я не понимаю ничего, или я чего-то не знаю?

Глеб потер пальцами переносицу, вздохнул:

- Наташенька, все документы у меня на руках. Я их показывал хорошему юристу, с которым и познакомился через брата. И он тогда мне помог очень сильно. Я тебе их отдам, и ты сама все изучишь. Поверь мне, я искал всевозможные выходы, но дом в залоге. Отец твой ни с кем не советуясь, заложил его, под кредит. Даже если я продам свой дом, мне не восполнить всю сумму. А у меня еще семья есть, значит, надо покупать, хоть небольшую по площади, но с раздельными комнатами, квартиру.

Я только было собралась возразить, но он меня остановил.

- Я понимаю, о чем ты подумала. Что можно будет жить в этом доме всем вместе. Да, можно было бы, если бы денег хватило погасить долг. Но их катастрофически не хватает. Так что готовься ты переезжать к нам. Сроку тебе дают до сороковин, а после…

Он взмахнул руками, мол, ничего не поделаешь. Отвернулся, но я увидела, что в его глазах блеснули слезы.



София Мирба

Отредактировано: 31.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться