Учителя и М-ученики (русь Эзотерическая).

Размер шрифта: - +

Глава 1. Новичок.

Посвящается всем, кто искал…

И не нашел.

 

Глава 1. Новичок

«Пойти на поиск себя не трудно: трудно там не заблудиться».

(Костик, поклонник «Нирваны»)

 

Пресловутые девяностые… Странные годы, которые потом почему-то назовут «лихими»… Те самые, когда птица-тройка уже на полном скаку неслась в тартарары, но трудности ещё кажутся временными, а главным мнится поиск себя, истины и Пути. Споры на кухне о судьбе России ещё не кажутся диким помешательством, но при этом одни ратуют за введение преподавания в гимназиях латыни и древнегреческого, а другие - за то, чтобы в их руках оказался сахар – сырец, который не рационально, по их мнению, продавать не переработанным… Разве можно упустить шанс подзашибить деньгу там, где её можно содрать с ближних? Даже сахар они хотят выдавать только в виде рафинада… Хорошо, что ни одна кухня с разношерстными гостями всё же не доходит до мордобоя. Хотя, в это же самое время, на улицах городов одних уже убивают за правду журналистских расследований, а другие разъезжают быками в малиновых пиджаках с классической золотой цепью на шее и молоденькими девушками на задних сидениях «Тойоты».

Сиё есть жизнь, и ничто человеческое ей не чуждо… Кто-то едет за туманами, и получает за это навечно приклеенную кликуху «лох», а кто-то занимается рэкетом прохожих в темных подворотнях, чем неплохо поправляет свои финансовые дела. Одни ещё ищут Учителей, с мечтами и думами о духовном, или слагают стихи, которые не напечатает никто и никогда – и судьба уже идет по их следу, как сумасшедший с окровавленным топором… Поскольку, пока они ищут своё место в жизни, чтобы сотворить нечто доброе и вечное – совсем другие люди уже делят между собой их страну, их дома и ресурсы. А им остается лишь окраина мира, пыль от дорог и поиск смысла. Которого нет… Смешно, но другого пути им и не надо. «Лох – это судьба» - красуется надпись на заборе. Поскольку этот мир придуман не нами и не для нас. Есть люди – камни, а есть люди – птицы, летящие мимо них: не им принадлежит эта земля, они здесь – лишь временные и случайные гости.

Но вот он, конец девяностых… И мы ещё так многого не знаем… Не было ещё ни подлодки «Курск», ни затопленного Крымска, ни войны в Украине, ни терактов, ни отмены пенсий, ни Сирийского кошмара, ни…

Поскольку, сейчас есть только лес и горы. И туман стелется над водой белесой дымкой, а вскоре из-за гор и деревьев покажется солнце. Есть босые ноги, мокрые от росы. Холодно; но некоторые, самые безумные, уже жаждут купаться в этой прозрачной горной реке. Кружится голова от свежего горного воздуха…

Есть группка туристов, марширующих по лесу, а также, их важный и грозный предводитель – маленькая, крепкая пожилая женщина, Вера Николаевна, которая только одна из них, этих эзотериков из провинциального городка, знает дорогу к загадочным «своим». Что собираются в горах на общую тусовку.

Путь от поселка был не слишком долгим, хотя и непривычным для городских жителей, которым пришлось босиком, по камням, форсировать в относительно проезжем месте довольно быстрый горный поток. Кто-то, впереди, упал в воду: кажется, Дмитрий Степанович… нет, не упал: потерял очки, и теперь ищет их в потоке среди камней. Очки уплывают. Рядом – Бронислав, который подхватил на руки Татьяну, и теперь несет, вместе с надетым на неё рюкзаком, и она визжит и дрыгает ногами. Осторожно, прощупывая дно найденной на дороге палкой, переходит бурлящий поток Евгений. И Наталья… Конечно же, и Наталья… Она одна из первых переходит реку. Сильный поток чуть не сбивает с ног, до костей пробирает холодная вода.

Но вот, все уже на другом берегу; небольшой подъем по грунтовке вверх – и там, на вытянутой, длинной просеке, где растут только травы и земляника – с вывороченной копытами лошадей и коров, неровной землей – где-то там, под деревьями, пестреет небольшая стоянка людей с палатками. Еще дальше обосновались пасечники; их голубой вагончик виднеется вдали. И даже сейчас, здесь, везде, несмотря на совсем раннее, чуть размытое неясной серостью, утро, повсюду над клевером и шалфеем летают мохнатые, деловитые пчелы.

Завидев издали палатки, первые из группы ускоряют шаг; машут приветственно руками. И вскоре им навстречу устремляется высокая, ладная женщина, уверенная и быстрая.

- Здравствуй, Диана! – приветствует её Вера Николаевна, на правах «старожила» этих тусовочных мест.

- Здравствуй, Матушка Мария! Здравствуй, родная! – отвечает та, и вместе с раскрытыми обнимашками Дианы и широкой улыбкой сразу помолодевшей Веры, на половину её круглого и счастливого лица – из-за леса поднимается солнце.

- Здесь не разжигается костёр, сколько ни пробовали. Одна наша видящая говорит, что раньше здесь колдуны стояли – заколдовано это место. А приехали мы вчера вечером. Переночевали уже, - напевно произносит Диана. – Надо перекочёвывать на Ромашковую. Там уже стоит группа Сан Саныча, да люди из Краснодара.

- А на Грушовую когда двинемся? – деловито спрашивает Матушка Мария.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться