Улири. Часть вторая.

Пролог

Удивительно, но стоило кораблю Ксинхов с раненым владыкой на борту исчезнуть в облаках, как проливной дождь, словно по мановению волшебной палочки, прекратился. Ярко засветилось местное солнце, ударяя в землю многочисленными лучами, планомерно согревая и высушивая все, что встречалось у них на пути. Вместе с этим, постепенно рассеялись застилавшие небо грозовые тучи, повеял легкий бриз, и бушевавшая еще совсем недавно буря, постепенно начала затихать. Предоставив очнувшейся, после не на шутку разыгравшейся стихии, природе, возможность свободно заиграть многообразием имеющихся красок.

Наблюдая за резким, будто волшебным преображением, я неподвижно застыл на одном месте, наслаждаясь скользившей по лицу ласковой негой, рождаемой теплом солнечных лучей.  Очарованный плавно расцветающей красотой, я буквально каждой клеткой своего нового организма ощущал царившее здесь необъяснимое, и в тоже время удивительное умиротворение. На меня вновь нахлынула та самая волна поистине детского восторга и неописуемого восхищения, которые я испытал, впервые оказавшись на Керане. Сейчас, точно также как и тогда, все, что меня окружало, казалось чем-то потрясающим. Поразительным. В каком-то смысле даже немыслимым... Абсолютно все вокруг. За исключением одного.

Меня.

Словно пятно въевшейся грязи, я, забрызганный кровью, стоя на коленях, замер посреди первозданной красоты и совершенно очевидно портил ее своим ненужным присутствием. Отравлял, как отравляют сточные воды кристальную чистоту своего отца - океана…

Мой отрешенный взгляд неторопливо блуждал по ближайшему окружению, пока случайно не скользнул по перепачканным в крови, ладоням. Их жуткий вид привлек внимание, и заставил на время отбросить в сторону ворох мрачных мыслей.

Очевидно, кровь была не моя, но от присутствия на теле чужеродной субстанции стало противно, не по себе, и я брезгливо поморщился. Желая поскорее избавиться от этой мерзкой, липкой жижи, тщательно вытер руки о пока еще мокрую траву, а затем поднялся на ноги.

Не смогу объяснить, что со мной творилось. Но нечто особенное буквально витало в воздухе на планете Пларгов. Явственно ощущаясь каждой клеткой моего организма. Оно кружило голову, дурманило и без конца волновало, будоража сознание и внушая трепет. Под его влиянием, Керан казался мне не просто безупречным. Он выглядел совершенным. Совершенным во всем. Великолепным миром, частью которого я, к сожалению, не являлся. А самое противное, я даже толком не понимал, к кому или чему теперь отношусь? Ведь, как недавно выяснилось, у меня не осталось ни родных, ни дома, ни даже самой жизни…

Размышляя таким образом, я поймал себя на мысли, что абсолютно не понимаю, что должен чувствовать или испытывать в сложившейся ситуации. О чем может помнить или, наоборот, обязано забыть, существо подобное мне? Как должно вести себя в контакте с остальным миром? К чему обязано стремиться, ради чего жить?

Шквал однотипных, одинаковых по смыслу мыслей, буквально заполонил мою голову. Следствием, где-то глубоко внутри зародилось и принялось тлеть, а позднее и вовсе гореть огнем острое желание выплеснуть переполнявшие меня эмоции. Я жаждал избавиться от тяжкого груза, накопившегося за последнее время, освободившись, наконец, от угнетавшего меня страха неизвестности. Хотя бы на миг осознать, что на самом деле творится у меня на душе...

Душа…

А владею ли я ей в принципе? Возможна ли она у таких как я? Может ли существовать в мертвом теле? Я по-прежнему человек или уже давно кто-то другой? Чужой для всего родного и близкого, что знал ранее…мерзкий и бездушный… иной? Сохранилась ли внутри меня хотя бы искра того, что принято  называть человечностью? Частица, которая наделяет обычных людей чем-то особенным, что отличает их от остальных живых существ?

Хм… люди… 

Имею ли я теперь право относить себя к этой расе? Наверное, нет... Но, если я больше не человек, то кто тогда? Что ждет в будущем такого, как я? 

Коварные, ядовитые мысли, одна за другой рождались в уже измененном, но пока еще неокрепшем сознании и тихонько прорастали, без конца беспокоя своими вопросами, и без того воспаленный от непривычных ощущений и переживаний, мозг. Стараясь сдержать их стремительный натиск и хоть как-то совладать с все более охватывающей меня депрессией, я продолжал смотреть на слегка сгибающиеся под воздействием ветра, стволы деревьев. На колышущую под ногами траву. Одновременно наслаждаясь ее кроткими и приятными прикосновениями. Наблюдал за насекомыми, юрко снующими между корнями и пальцами моих ног. На птиц, целой стаей резко взметнувшихся от пышных крон к небу и также быстро спланировавших обратно в густую листву…

Совершенство…

Можно сказать я остолбенел, безмятежно любуясь, бьющей ключом, жизнью. Желая лишь одного. Исчезнуть. Умчаться подальше от этого места, забывая ужас, в который за последнее время превратилась моя некогда размеренная жизнь. Поскорее вычеркнуть из памяти, словно ночной кошмар…

Внезапно, где-то за спиной послышался болезненный стон и резким рывком вырвал мое сознание из плена гнетущих мыслей. Под влиянием гипнотического действия местной природы, я невольно поддался его негативному воздействию и не сразу заметил, что не один.

Стремительно обернувшись в нужном направлении, первым делом стал судорожно осматриваться, стараясь обнаружить происхождение странных звуков. Но даже не успев найти их источник, уже точно догадался, в чем причина. А точнее – в ком.

Тарий.

В пылу схватки с Мер-ханом, я совсем позабыл о раненом юноше-Митранге, которого Ксинхи привели вместе с собой. К моему большому удивлению и одновременно неподдельной радости, он все еще оставался жив. Не двигался, но несомненно дышал, что подтверждали поступательные движения грудной клетки.

Не раздумывая ни секунды, я пулей бросился к бедняге. С момента, как Мер-хан швырнул его на землю, парень неподвижно лежал в густой траве, лицом вниз. Опустившись рядом на одно колено, я аккуратно потяну за его плечо, чтобы осторожно развернуть к солнечному свету.



Владимир Коун

Отредактировано: 13.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться