Умирающее Солнце

Умирающее Солнце

Интерн с блаженной улыбкой слушал гудение кофе-машины. Через секунду робо-рука протянула молодому астрофизику готовый горячий напиток. Несколько минут назад умная машина сама предложила ему кофе, проанализировав данные с его браслета и обнаружив, что парня клонит в сон.

- Может, надо было в инженеры идти, вот уж кто знает, как сделать жизнь лучше. Представьте, ночные смены, да без этой красоты, а, профессор?

Винсент широко улыбнулся и уставился на своего не такого молодого коллегу, держащегося за спину старческим жестом и рассматривающего цифры, бегающие по экранам. Джек Делавер, наставник и партнер Винсента последние пару месяцев, отреагировал на интерна раздраженным хмыканьем.
 

- Как это Вы за все время ни разу и глотка не сделали? Вы что же, не спите вовсе? Или все дело в старост… - он осекся, увидев взгляд старика, и попытался исправиться: - …мудрости? Мудрость… Она ведь… В седине… - парень неловко затоптался на месте и принялся увлеченно следить за экранами. Винсент был умным парнем и старательным учеником, но язык имел без костей, а руки, временами, не из того места.

Джек Делавер безразлично повел бровью и забормотал хриплым басом, не отрываясь от анализа данных:

- Мне обещали лучшего из лучших… Тьфу! С этой Имперской Академией, чтоб я еще раз…

Винсент виновато и обижено вглядывался в экраны. Со своими результатами и феноменальной памятью, он мог выбрать любого наставника, любую сферу. Но выбрал самое сложное. Вдвойне. Во-первых - Отдел Солнечной Администрации (ОСА) был на передовой в мире науки. Во-вторых, Джек Дэлавер никогда не славился простым характером.
После Трехлетней Зимы 2030-2033 годов, которая уничтожила пол населения Земли, поспособствовала самому быстрому скачку в развитии наук и появлению Единой Империи, с Солнцем вот уже четверть века все время что-то происходило: вспышки, скачки температур, странное поведение солнечного ветра, аномальная магнитная активность. Большей части ученых в ОСА было некогда даже дышать. И сейчас Винсенту казалось, что он застрял в единственном месте, где исследования Солнца могут быть скучными. Пусть и бок о бок с легендой. В голове молодого выпускника Имперской Академии были мечты о полетах на огненную звезду, героические открытия, а совсем не это. Да и на Джека Делавера – светило современной астрофизики и солфизики, автора революционных научных трудов, у него были бОльшие надежды. Неделя за неделей, они отсиживали ночные смены в комнатке без окон, с многочисленными экранами вместо стен, прогнозируя изменения Солнца. Работа незаменимая, важная, но рутинная. А что убивает юношеский энтузиазм быстрее, чем рутина?
 

Профессор причитал о Винсенте вслух. Винсент причитал о профессоре про себя.  И оба успевали делать свою работу.
Вдруг Винсент застыл на месте. Его глаза забегали по экранам, а губы зашевелились, выдавая напряженную работу мозга.

- Профессор? – испуганно позвал парень, но профессор уже пару секунд как стоял за спиной парня, заприметив изменения в его поведении.

-  Хм, - Делавер посерьезнел и кивнул, в знак того, что разделяет настороженность ученика.

- Не имеет смысла, - Винсент в раздумьях свел брови и опередив язвительный комментарий Джека, продолжил: - Данные о магнитных полях, сорок шесть минут назад, - он, под недоверчивый взгляд профессора, подошел к клавиатуре и сделал несколько быстрых движений, клацая клавишами. На одном из экранов засветились данные за прошедшее время.

- Сто сорок две минуты назад и вчера в полночь, - парень вбил данные и замахал руками, приводя в действие датчики дальнего движения. Экраны выдали аналитику за периоды времени, которые он озвучил. Посреди комнаты появилась объемная голограмма Солнца. Огромный яркий шар из переливающейся кипящей лавы. Профессор наблюдал за действиями ученика, готовясь в любой момент саркастично хмыкнуть. Но внимательность и феноменальная память Винсента сумели задобрить даже Джека Делавера.
Если можно хмыкнуть, выражая одновременно одобрение ученика и испуг за его находку, то это именно то, что сделал профессор.

- Профессор…? – Винсент видел данные, но никак не мог их сопоставить. В его голове вспомнился каждый урок и книга, которую он читал. Ничто даже рядом не стояло с тем, что они видели сейчас. Профессор несколько раз прикоснулся к своим часам.

- Вы звоните? Кому Вы звоните, профессор? – удивился Винсент. Он считал Делавера ворчуном и несносным коллегой, но восхищался его умом, и до последнего ожидал, что ему объяснят происходящее, может, даже ткнут носом в ошибку.

Но профессор, насупленный, легким движением кисти вращал голограмму Солнца. Он сказал:

- Идите домой, интерн. Я сообщу, когда Вы мне понадобитесь.

Винсент стоял, с отвисшей челюстью, не веря своим ушам и готовый взорваться в любой момент. Тут наконец-то что-то происходит, и он был первый, кто это что-то обнаружил. А его отправляют домой, словно ненужный кадр. Он сжал кулаки, дыхание стало тяжелым от нахлынувшего негодования, но до того, как он успел что-то сказать, профессор произнес:
 

- Винсент. Домой. На сегодня все.  – он сделал паузу, - Хорошая работа.

Похвала и обращение профессора к нему по имени, смягчили Винсента, и он поплелся к выходу, строя догадки о том, что же они сегодня обнаружили. И надеялся, что его предположение окажется неверным.

 

 

* * *

 


Винсент услышал голос сестры, как только приоткрыл входную дверь:


- Здорово, что мы уехали из столицы, - сказала Сола, поджимая ноги под себя и удобнее устраиваясь на полу. Она сидела над большим холстом, руки и одежда были в ярких пятнах краски, на колени был накинут любимый клетчатый плед. Белка – большой золотой ретривер, недавно бывшая собакой-поводырем девушки, спала у ног хозяйки. Животное лениво приоткрыло глаз, увидело Винсента, дружелюбно замахало хвостом и снова уснуло.

- Согласен, но что навело тебя на мысль? – он, улыбнувшись, скинул верхнюю одежду и подсел к ней, забравшись под тот же плед. Девушка бросила на брата осуждающий взгляд, и тот нехотя дотянулся до скинутой куртки и сложил ее в аккуратный комочек.



Daria Kastellan

Отредактировано: 11.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться