Управлять дворцом не просто

ГЛАВА 1. Уникальная методика борьбы с алкоголизмом

   Настырный плющ все-таки продрался сквозь заросли сорняков и теперь, гордый своей победой над вредной растительностью, лениво оплетал беседку. Запутавшись подолом платья в вольготно разросшемся репейнике, я помянула главного садовника «ласковым» словом и уселась на скамейку. Отсюда прекрасно просматривался выход из нашего дома, так что оставалось только ждать.

   Ненавижу ждать! Я так нервно и шумно нарезала круги перед дверью отцовской комнаты, что даже невозмутимый доктор Кальвин вынужден был оторваться от пациента, чтобы выдворить меня на улицу. Я обиженно посопела, но ушла, понимая, что только помешаю, а от этого врач диагноз быстрее не поставит.

   Непривычно было видеть отца больным и слабым: сколько себя помню, он никогда не жаловался на здоровье. Правда, работал без выходных и отпусков – когда-нибудь это должно было сказаться. И сказалось, естественно, в самый неподходящий момент – как раз перед королевскими смотринами, когда в Греладу собирались съехаться представители (главным образом представительницы) десятка иностранных государств, а также местная знать. Без управляющего тут не обойтись. А он заболел, и не похоже, что болезнь скоро пройдет. Король не сможет быстро найти замену. И пожалуйста – престиж государства повис на волоске.

   Я постаралась отвлечься от грустных мыслей, в чем мне помог некстати высунувшийся из норы крысолак. Тварь покрутила острой мордой из стороны в стону и, заметив меня, с нетерпением стала ожидать обычной женской реакции. Пришлось разочаровать грызуна, метко запустив в него недозрелым яблоком, сорванным с ближайшей ветки. Крысолак обиженно пискнул и скрылся под землей. Дожили! В королевском саду завелись крысолаки, будто в обычном огороде. Иностранные гости будут в полном восторге от близкого знакомства с подобными представителями местной фауны. Я вздохнула. И кто теперь станет этим заниматься?

   Наконец на крыльце появилась сутуловатая фигура доктора Кальвина. Доктор относился к тому типу старичков, на лицах которых постоянно сохраняется приятное выражение, а в глазах прячется улыбка.

   – Что с ним? – С этим человеком наша семья знакома давно, поэтому можно было надеяться, что он простит мое нетерпение.

   – Ники, успокойся, не надо так нервничать.

   Я постаралась взять себя в руки. Сделала глубокий вдох, выдохнула.

   – Его болезнь опасна?

   – Это лишь следствие переутомления и нервного напряжения. – Доктор Кальвин покачал головой. – Пара месяцев отдыха – и все будет в порядке.

   – Отец не согласится отдыхать! Тем более в такое время…

   – Уже согласился, я нашел нужные аргументы. Завтра он уезжает в деревню к твоей матушке. – Старичок лукаво улыбался, глядя на ошарашенное выражение моего лица.

   – Вот черт! – Что-то как-то не очень хотелось ехать в деревню к матери и братьям, но, похоже, придется. Одну меня при дворе не оставят. – Спасибо вам. – Я вовремя опомнилась и попыталась хоть как-то загладить свою грубость.

   – Ты уж проследи, чтобы отец соблюдал постельный режим.

   – Обязательно. – Дав невыполнимое обещание, я сделала легкий реверанс и стремительно запрыгала по лестнице к входу в дом. Глаз с отца действительно придется не спускать до самого отъезда (с него станется уже завтра взяться за работу!), а уж в деревне от опеки маменьки ему никуда не деться.

   Я как обычно вихрем пронеслась по коридору и, распахнув дверь отцовской комнаты, еле успела остановиться, чтобы не врезаться в чью-то спину, обтянутую дорогим вышитым камзолом. Не без труда подавив вопль возмущения, ибо по здравом размышлении стало ясно, что это не отец, самовольно поднявшийся с постели, мне удалось очень вовремя приглядеться к владельцу спины и камзола.

   – Ваше величество. – Присев в глубоком реверансе, я почувствовала, что начинаю краснеть под удивленным взглядом серых королевских глаз. Проклятье!!! Как он мог попасть в дом? Крыльцо же постоянно находилось в поле моего зрения!

   Отец закашлялся на кровати – несмотря на болезненное состояние, сцена доставила ему немалое удовольствие.

   – Моя дочь, леди Николетта. – Никогда бы не подумала, что буду представлена королю подобным образом.

   Его величество слегка кивнул (видимо, все еще не отошел от моей наглости) и вновь повернулся к отцу, сделав вид, что меня в комнате не существует.

   – Вернемся к нашему разговору, Эдвард. Тебе необходимо определиться с заместителем на время отсутствия.

   – Пожалуй, я уже сделал свой выбор, ваше величество. – Отец уселся поудобнее на кровати. – Моя дочь Николетта прекрасно меня заменит.

   – Она?!!

   – Я?!!! – Мы с монархом уставились друг на друга с одинаковым недоверчиво-удивленным выражением лица, затем медленно перевели взгляд на моего отца.

   Сэр Эдвард был полностью удовлетворен эффектом сделанного заявления.

   – Больше некому. Николетта как никто другой знает, в чем заключается суть моей работы. Остальным я попросту не доверяю.

   Король еще раз критически осмотрел меня с ног до головы.

   – Леди, сколько вам лет?

   – Девятнадцать, ваше величество. – Отчего-то под его взглядом хотелось провалиться сквозь землю.

   Монарх бросил выразительный взгляд на моего отца. Тот лишь пожал плечами:

   – Ваше величество конечно же помнит, в каком возрасте состоялась его коронация.

   Монарх поморщился, ибо короновали его в двадцатилетнем возрасте, после кончины отца.

   – Хорошо, пусть будет так. Но запомни, Эдвард, ты рискуешь титулом младшего лорда.

   – Я запомню, ваше величество. – Отец склонил голову, насколько позволяла его поза.

   Король стремительно вышел из комнаты. А я уже достаточно пришла в себя, чтобы накинуться на отца с упреками.

   – Папа, зачем ты это сделал?! Как я смогу управлять целым дворцом?!

   – Ники, не кипятись. Это не так уж сложно, как кажется. Уверен, ты справишься. – Отец откинулся на подушки, и я заметила, насколько он постарел. Болезнь, казалось, добавила седины в бакенбарды и морщин под глаза. – На кого мне еще оставить дворец, Ники?



Юлия Васильева

Отредактировано: 12.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться