Уроки времени

Уроки времени

Немного в предисловие
Повесть «Уроки времени» появилась случайно. Ее не было в моих планах, я не задумывал подобного сюжета в других произведениях и тем более не хотел ничего никому посвящать. Но это повесть, а значит воспоминания.
Как-то раз мне приснился сон о том, как я попадаю в прошлое. Туда, где школьные годы в самом цвете и соку. Я вновь увидел ребят, когда-то учившихся со мной, учителей и просто окунулся в ту обстановку. Это произошло в 11-м классе когда со школой, да и с самим детством вскоре пришлось попрощаться. Проснувшись, я отчетливо понял, что больше этого не будет никогда. В результате, в течение нескольких дней был написан рассказ, посвященный моим друзьям, знакомым и одноклассникам, ставший сейчас полноценной повестью.
Надеюсь, что прочитав ее, кто-то узнает и вспомнит себя. Мои друзья, это вам...

 

УРОКИ ВРЕМЕНИ
Первый урок начинался в половине девятого, и до звонка оставалось десять минут. Вова не спеша сел за свою четвертую парту и выложил учебник по биологии на край.
– С каких это пор ты стал учебники носить? – Сидевшая рядом Галя удивленно посмотрела на него.
– Ну, надо же когда-то начинать, – сухо ответил он, выкладывая дневник с тетрадью, затем ручки и почему-то калькулятор, в итоге послуживший ему вместо линейки.
– По химии реферат написала?
– Чего?! Какой реферат? О чем ты? – Галя закатила глаза: чтобы она что-то сделала вовремя было большой редкостью – не хотела, и сделать с этим ничего не могла.
Она улыбнулась и посмотрела, как он протирает глаза.
– Ненавижу понедельник! – Сообщил парень.– А кто его любит? – Девушка придвинула к себе тетрадь, раскрыла и на некоторое время замерла, глядя в нее.
– В курсе, что у нас сегодня контрольная?
– По какому еще?
– По какому! По биологии!
– Чего?! Вот сейчас? А я и не знал даже…
– Ха-ха! Я и не сомневалась!
– Эй, Вован! Ты мне диск принес? Здорово! – Раздался голос с соседнего ряда.
Вова медленно повернулся:
– Диман... забыл. Дома оставил!
– Ты меня достал уже, чего такой-то?!
– Со всеми бывает! Завтра принесу, – улыбнулся тот, – я уже его на стол положил и…
– Пипец ты! Он мне завтра уже очень нужен.
– Ага. Ты к контрольной лучше готовься!
– К какой?
– Сейчас, по биологии!
– Ага?! – На лице у Димки появилось выражение растерянности.
– А то ты не знал! – Повернулась к нему Настя, сидевшая впереди него. – На прошлой неделе всем говорили!
– Нет…
– Я тоже нет, – сказал Вова.– Ой, – Настя махнула рукой и поморщилась, – вы как всегда! Удивительного, вообще, мало.
– Да-да-да, конечно! Ну, сейчас готовиться, собственно, поздно, – сделал вывод Димка и спросил, ни к кому сильно не обращаясь: – Кто-нибудь знал, что сегодня контролка? Знает кто-нибудь чего?
– А то!
– Весь учебник вчера перечитали!
– Всю ночь готовились!
– Да целую неделю!
– Если бы знали, что контрольная будет, подготовились бы, а то! – Возгласы послышались со всех сторон.
– Вот, – удовлетворенно кивнул Насте Димка, та лишь недовольно выдохнула, мол, нашел чем гордиться.
– Расслабься, Дим, не в первый раз, выкрутимся, – обратилась к нему Юлька, устроившись впереди Вовы и Гали на третьей парте. Димка только пожал плечами и отвернулся.
Прозвенел звонок. Сразу же, будто выжидая за дверью, в класс вошла Светлана Валентиновна – их учитель по биологии. Все восемнадцать из двадцати двух человек подскочили со своих мест, приветствуя ее. Светлана Валентиновна былаженщиной средних лет (может, сорока – сорока пяти), ростом выше среднего и немного полновата. Да-да, именно немного полновата, что в сочетании с ее ростом очень ей шло, и выглядела она симпатично. Носила короткие, кудрявые, выкрашенные в темно-рыжий цвет волосы, подчеркивающие ее овальное лицо. На глазах у нее иногда были большие очки, которые она никогда не сдвигала на кончик носа. Одевалась однообразно, всегда на ней были какие-нибудь длинные, широкие, темные юбки, к которым она подбирала светлые блузки или же какие-нибудь там элегантные кофточки. Ребятам она нравилась. И нравилась за то, что по доброте душевной и простоте характера могла проболтать с ними пол-урока, а потом дать задание на дом и – гуляйте, детишки, пока не передумала…
Дверь в кабинет была позади, в конце класса. Светлана Валентиновна, обведя сзади класс взглядом, быстрым и легким шагом пронеслась между рядами к своему столу.
– Что ж, – вздохнула она, – садитесь.
На минуту в кабинете поднялся шорох, перерастающий в гул. Подождав, пока класс усядется, Светлана Валентиновна продолжила:
– Ну, ребята, как я на прошлом уроке говорила, сегодня у вас полугодовая контрольная. Я просила вас дома почитать параграф…
Настя повернулась и ехидно скорчила улыбку Димке.
– Ну-у, а может, в следующий раз напишем? – Кто-то не дал ей договорить.
Светлана Валентиновна с удивлением и насмешкой посмотрела куда-то на первый ряд. Там сидел Петька, настроенный видимо на то, чтобы опять целый урок проболтать с учителем на тему раннего полового созревания у подростков.
– Когда потом, Воронов? – Спросила она. – У вас последний урок, оценок почти нет! Контрольная-то тьфу!.. Мы в одиннадцатом классе ничего нового не проходим – одно повторение за девятый, десятый! Чего там? За пятнадцать минут управитесь и сдадите!
– А что за контрольная? – Спросил Димка.
– Да обычная контрольная – два варианта, три вопроса…
– А вопросы как? Продиктуете? – Поинтересовалась Настя.
– Да, я сейчас их найду…
– Хорошо, что ты учебник захватил, – шепнула Галя, – чего-нибудь поищем!
– Ага, как одним местом чувствовал! – Усмехнулся Вова. – Только вряд ли мы в нем чего-нибудь найдем.
– У меня в тетради кое-что есть!
– У меня тоже!
– Вот!
– Так, – Светлана Валентиновна вытащила из ящика стола распечатанные контрольные вопросы, – значит, давайте, пишем. Первый вариант… Вова достал листок и приготовился записывать.
– … Эволюционная роль мутации, понятия, примеры,– она сделала паузу, посмотрев, все ли, сидящие на первом варианте, стали записывать. Затем повторила еще раз. – Записали? Второй вариант: генетическая стабильность популяций, также понятия и примеры, – она выждала немного, так же скользнув взглядом, и опять повторила вопрос.
– У меня в тетради этого нет! – Галя сгорбилась и умудрилась записывать вопрос, пролистывая одновременно свои записи.
– Даже не удивила! – Поморщился Вова.
– А у самого?
– И я тебя не удивлю…
– Тетради есть, и что это нам дало?
– …Второй вопрос первого варианта: почему у видов животных, заботящихся о потомстве, числопотомков уменьшается? Приведите примеры.
– Что там? – Димка не успел за вторым вопросом,– …заботящихся о потомстве? Чего там дальше?
– Число потомков уменьшается, – Светлана Валентиновна даже не посмотрела в его сторону. – Второй вопрос второго варианта: в чем заключается относительный характер приспособительных признаков у организмов? Приведите примеры для растений и животных.
– Ты хоть понял, что она сказала? – Галя продолжала записывать и листать тетрадь.
– Я только понял, что мы попали,– ответил Вова.
– Долго до тебя доходило! И где она такие вопросы откопала?
– Не знаю, – Вова придвинул учебник и стал по одной перебирать страницы.
– Третий вопрос первого варианта: как вы понимаете, что такое борьба за существование? Описать, рассказать, и про примеры не забудьте! А у второго варианта то же самое про естественный отбор, также примеры и описание.
– Блин, сколько можно эти примеры? Одни примеры-примеры, примеры-примеры!! – Пробубнила Галя себе под нос, пролистывая тетрадьуже на второй раз!
– Вопросы есть? – Спросила Светлана Валентиновна, отложив листки с вопросами на стол.
– Только один, – поднял руку Вова, – за что?
По классу пробежал легкий смешок.
– Пиши лучше, умник, – улыбнулась Светлана Валентиновна,– со звонком все листочки сдаем, работайте!
– А чем-то отличается естественный отбор от борьбы за существование? – Шепнула Галя, отложив наконец-то тетрадь в сторону.
– Ну… да… конечно.
– И чем?
– М-м, если бы я знал! Ах, если бы я знал! – С чувством ответил Вова, разводя в сторону руки.
– М-м-м,– она сделала лицо, будто сильно разочарована. В глазах мелькнула нотка сарказма,– ладно, тебе учебник пока не нужен?
– Нет, ищи, если что найдешь.
– Так, Стрелкин, Овранко! Вы там чего так бурно обсуждаете? – Светлана Валентиновна прервала их диалог громким голосом.
– Правда, достали, – Настя бросила на них серьезный взгляд и тут же отвернулась. Посмотрев на нее, Вова усмехнулся и уткнулся в тетрадь.
Сейчас полугодовая контрольная работа никак не беспокоила. У него другие проблемы намечались. Срочно требовался интернет, причем в ближайшие два урока, а то намечавшиеся проблемы могли не только наметиться, но еще и появиться! Нужно было поискать материал для сценария к предстоящему Новому году, который будет проходить в школе уже в эту пятницу. Вова взялся написать его еще на той неделе, а требовали его уже с той пятницы. Также надо было поработать над рефератом по химии и желательно уже распечатать, чтобы до четверга голова от этого болела поменьше. Еще зайти в вожатскую по поводу оформления школы (всевозможные стенды на какую стену лучше повесить, стенгазеты, вывески и прочая подобная дребедень) И желательно сегодня не забыть про совет активистов после шестого урока, на который он приходил только один раз за все время, по причине своей забывчивости! Плюс, конечно, выставление оценок, что требовало большой беготни, сил, нервов и, самое главное, большого количества времени.
Вова учился неплохо. Конечно, не был отличником, но скорее потому, что учеба для него была скучна и его постоянно терзала лень. Больше всего любил заниматься другими школьными делами, был «общественным деятелем». Линейкуили последний звонок провести – пожалуйста, где-нибудь выступить в группе поддержки – почему бы и нет (тем более что больше и некому), кто будет вести радиолинейку? Ну, конечно же, Вова! Все задания вожатые школы давали именно ему. Вот это было его стихией, а учеба – это так… Сильно он с ней не напрягался! Домашнее задание? Зачем? Только если когда совсем дома делать нечего! Да и домой он редко приходил после того, как заканчиваются все уроки. В классе тоже сильно не стремился ответить или просто переспросить. Он считал, что много времени тратится на то, чтобы зарабатывать пятерку, поэтому ему достаточно было четверки. Если выходило между двумя этими оценками, а для пятерки нужно было ответить на дополнительные вопросы, он выбирал четверку. А бывало, что решит норму на пять на какой-нибудь срезовой работе и оставалось время на дополнительные задания на еще одну оценку, то не случалось такого, чтобы Вова их выбрал. Не хотелось ему, становилось скучно! Вот так лень играла с ним на его учебе, но она не мешала ему быть одним из самых активных деятелей своей школы и даже города. Он любил браться за многие дела, всегда в его голове какие-нибудь планы, идеи и цели. Вот только он практически никогдане укладывался в срок. Это заставляло его часто быть на побегушках, времени всегда было мало, но каждый крутился, как умел.
Прошло от урока минут пятнадцать, а ни на один из контрольных вопросов Вова ответа не дал.
– Ну и чего задумался? – Галя что-то писала с учебника, лихорадочно и очень быстро, поглядывая, чтобы Светлана Валентиновна этого дела не увидела.
– Что-то нашла? – Вова перешел совсем на тихий шепот, чтобы они вновь не удостоились замечания.
– Нашла! – Тряхнула своими рыжими длинными волосами она.
– И что нашла?
– На третий вопрос! Вот, – Галя придвинула ему учебник.
– Ни фига себе! Тут полстраницы! Это все что ли писать?
– Да у тебя совсем другой вопрос, тебе тут маленько надо, если это, вообще, то, – учебник от Вовы опять отодвинули.
Светлана Валентиновна вновь кинула на них недовольный взгляд, и они умолкли. Вова взял карандаш, дотянулся до отодвинутого учебникаи обвел строчки предполагаемого ответа, затем окинул глазами класс. Занимался кто чем хотел! Многие уткнулись в мобильные телефоны, кто-то что-то листал под партой, изредка посматривая на учителя. Кто сидел и рисовал то на полях, то в конце тетради. Ну, а кто-то и писал! Вот, например, Настя на первой парте. Отличница. Сидит прямо перед носом учителя и строчит с учебника что-то. Она явно напишет, и к гадалке не ходи. Вот Анька у окна. Та тоже что-то вдумчиво записывает на листочке. Еще пару человек пытаются сделать умные лица, и у некоторых это даже получается! Даже Димка, и тот начал что-то писать, правда, заглядывая в тетрадь соседа, но неважно. Ладно. Вова вернулся к вопросам. Чего там первый? Эволюционная роль мутации? Кто додумался до таких сочетаний, интересно? Хотя, если вдуматься, то несложно, написать можно. Звучит вопрос странно, поэтому сбивает с мысли. Если отталкиваться от того, что мутация – это процесс, который… или лучше источник? Да, постоянный источник наследственной изменчивости… или все же процесс? Неважно, главное наследственная изменчивость. Вова увлекся этой мыслью и стал вдумчиво и быстро писать, так же, как и Галя с учебника. Прошло какое-то время.– Вован? Вован! Много сделал?
Вова повернулся. Его звал Димка, сразу же заметивший, что друг так увлекся работой.
– На первый ответил. Второй пишу. А вон на третий чуть-чуть в учебнике.
– На какой странице?
– Сто двадцать седьмая.
– А где?
– Да блин, третий абзац.
– Вы уже все сделали? – Светлана Валентиновна, немного вытянув шею, посмотрела сначала на одного, затем на другого. Что-то она сегодня была не в настроении. Еще бы! Завалят ее ученики контрольную, ох, завалят! Будет знать потом, как с ними по пол-урока болтать! А они уж точно завалят, тут стараться ведь не надо, само все сделается!
– Ну, мы почти, – ответил Вова.
– Ну-ну.
Настя опять повернулась и одарила их своим взглядом, на этот раз больше похожим на укоризненный. Глядя на нее, Вова чуть не расхохотался, но вовремя сдержал себя.
– Вован? Вован! Дай свой листок на пару секунд, – через пять минут Димка вновь обратился к другу. С опаской глядя на учителя, Вовапередал ему тетрадь через Галю. Та, даже не отрываясь от работы, передала тетрадь прямо ему в руки – профессионалка, одним словом!
– Только быстрее, – попросил Вова, заранее зная, что больше он ничего уже не успеет.
Когда Димка, наконец, закончил переписывание, раздался звонок.
– О-о-о!
– Ну-у-у!
– Блин, маленько осталось!
– Ой, а мы не успели, можно дописать? – Класс зашумел. Вова, получив свою работу обратно, вопросительно уставился на учителя. Многие, поскакивав с мест и побросав свои ручки, последовали его примеру.
– Ладно,– посмотрев на часы, сказала Светлана Валентиновна,– после шестого урока листки с работами чтобы лежали у меня на столе!
– У-о-оу! – Вот за это ученики ее и любят. Что там контрольная полугодовая? Дописать ведь можно! Все быстро стали собирать вещи и ускользать из кабинета, пока решение не переменилось. Вова выскочил в коридор одним из первых. Ну вот, новая задачка! Столько дел впереди, а еще и нужно контрольную успеть дописать!
– О, Ленка, какой у нас сейчас урок? –Cпросил Вова у выходящей с журналом в руках девушки.
– Алгебра сейчас.
– Ага…– он повернулся и обратил внимание на свое отражение в зеркале, висевшем в коридоре как раз напротив него. Всмотревшись, он поправил свою светлую тоненькую кофту, которую всегда любил носить поверх водолазки и сильнее застегнул замок. Затем отряхнул джинсы от какого-то белого порошка, очень похожего на раздавленный мел.
– Капюшон еще поправь, – посоветовала Ленка, проходя мимо.
– Блин! Зачем я эту кофту купил?! – Проворчал он, поправляя вывернутый капюшон.
Вова не очень стремился выделяться, но у него этого получалось из-за его активности. Он был среднего роста, далеко не самый высокий ни в классе, ни, тем более, в школе. Широкоплеч, с короткими темными волосами. Зеленые глаза на его овальном лице придавали ему загадочный облик. А тоненькие густые брови подчеркивали их выразительность. Носил всегда то, что нравилось именно ему, а не то, что советовали другие. Любил всегда джинсы или спортивные штаны. Терпеть не мог брюки и рубашки, хотя это придавалоочень солидный вид, что, безусловно, ему шло. Дома у него было несколько джинсовых костюмов – его любимая форма одежды. С костюмами он постоянно носил какие-нибудь кофты с длинными рукавами абсолютно разных фасонов и цветов. Несильно со вкусом, но и не совсем просто! А вот обувь предпочитал только классическую, никогда не надевал кроссовки, только туфли или зимние ботинки, сделанные под те же самые туфли.
Вова отошел от зеркала и остался стоять в коридоре, размышляя, что же ему сейчас делать. По-хорошему бы сейчас спуститься в компьютерный класс, войти в интернет и… так, и что? Надо химию сделать, значит, нужен материал для реферата. А еще нужен материал для сценария! Черт! Сценарий нужен к пятнице в крайнем случаи, но его писать долго, химию нужно сдать в четверг – к работе даже не притрагивался! Черт! Времени нет. Ладно. По химии можно скачать все и посидеть дома… А дома комп накрылся! И снова черт! Тогда можно дома написать сценарий, пару вещей каких-нибудь придумать и сильно голову не ломать! Вариант! Так и нужно сделать, а сейчас в интернет за рефератом!
Раскинув в голове такой нехитрый план, Вова в темпе направился к лестнице. Как велосипедиств пробке, он стал обруливать учеников, идя по коридору, и чуть лоб в лоб не столкнулся с Татьяной Викторовной. Как раз именно ей он пообещал написать сценарий.
Татьяна Викторовна была в роли вожатой в их школе. Учитель русского и литературы, но главной ее работой был досуг и культурная деятельность школьников. Она была молода. Ну, как молода? Лет тридцать, может, уже и было. Может, даже с хвостиком, но, правда, с небольшим! Ее характер многим не нравился. На первый взгляд она могла показаться занудливой и дотошной. Но Вова с ней часто общался, и с каждым днем убеждался, что это первое впечатление очень и очень обманчиво. А характер ее ему нравился, да и сама она казалась ему мягкой и неспособной на грубость. Особенно, если в общении друг друга понимать. Она, как и Вова, любила поддерживать юмор, только чтобы он был уместен и не слишком «остроумен». Ей было всегда интересно чужое мнение, если, конечно, «эти» дела тебя касались. Мила оказалась женщина, и расстраивать ее никак не хотелось, поэтому Вова решил незаметно мимо нее проскочить, хотя это сложно, когда чуть не сталкиваешься с человеком лоб в лоб.
– Э-э, стой, дружочек! – Татьяна Викторовнапоймала его за руку – незаметно уйти не получилось.
– Вы про сценарий? – Не стал ждать он, пока его спросят.
– А, ну да. Успехи у вас есть? – Cпросила она, имея в виду группу министерства культуры в школьном самоуправлении, куда Вова вместе с еще шестью ребятами входил. Правда, занимались там делами далеко не все.
– Практически, – парень искренне улыбнулся и получил улыбку в ответ.
– Ну, ладно, спешишь? Иди давай. А! Да! Чего остановила-то? Не забудь после третьего урока в вожатскую, ко мне в кабинет!
– Да-да, обязательно! – Уже убегая, кивнул Вова.
– И мэру класса передай, чтоб после второго на совет!
– Конечно!
Вова спустился на второй этаж. Вроде не расстроил, не огорчил! Кабинет информатики был полон, всюду резвились пятиклассники.
– Здравствуйте, Юлия Николаевна,– поздоровался он.
– Здравствуй, здравствуй.
– Можно?– Ну, только быстро, урок скоро, – Юлия Николаевна даже не оторвалась от своего ноутбука и быстро стучала по клавишам.
Вот она была молодым педагогом. Два года назад окончила педагогический университет и пришла в школу в качестве учителя математики и информатики. И именно ее молодость позволила ей находить быстрые и, самое главное, правильные контакты с нынешней молодежью.
Вова прошел к дальнему компьютеру, жалея о том, что времени совсем чуть-чуть. В принципе, материал на реферат по химии он нашел быстро. Требовался даже не реферат – это громко сказано! Просто нужна была творческая работа, и материала для нее как раз хватило. Важно только собрать всю информацию в единое целое. Он посмотрел на часы и понял, что собрать в единое целое на этой перемене он не успевает. Достав из кармана флешку, он воткнул ее в компьютер и сбросил все на нее. Прозвенел звонок. Вова встал, пряча флешку обратно в карман.
– А можно я на следующем зайду?
– Ну, можно, наверное, – со звонком Юлия Николаевна оторвалась от ноутбука и глянула на стоявших возле своих парт пятиклассников.
Вова вышел в коридор, закрыв дверь кабинета. Так, какой там у него урок? А, алгебра, опять на третий подниматься! В классе уже все уселись.
– Галина Ивановна, здравствуйте, можно?
– Бегом, – Галина Ивановна уже объясняла новую тему, и ей было не до него. Она бы уже учителем со стажем. Наверное, скоро пора будет на пенсию. Но, несмотря на это, на свой стаж, учить она почти не умела. Так считала большая часть их класса, и Вова был из этой части. Как ни старайся, а не мог он назвать объяснением и учебой бормотание себе под нос способов решения и быстрое записывание на доске примеров и алгоритмов, стоя при этом к классу спиной. Отсюда математиков в классе меньше некуда – два, три человека, остальные просто делали вид, что не списывали с решебника, а пытались дома самостоятельно все решить. Ха! Уж сколько раз твердили ей, что многие ученики не понимали тем с первого раза, ан нет – кто не понял, те могут приходить на дополнительные занятия. Конечно, почти все отнекивались, но если все же кто-то приходил, то их вниманию были предоставлены свежие задачи повышенной трудности! А о каких задачах повышенной трудности может идти речь, когда тут простые-то решить не можешь? Но Галина Ивановна не привыкла отступать и всем своим видомпоказывала, что все идет как надо. А уж вид у нее был!! Рост на полголовы ниже Вовкиного, а сам Вова высотой не отличался. Седые длинные волосы, скрученные в аккуратную шишечку на голове. Одевалась всегда во что-нибудь темное, и рукава у одеяния всегда были короткие. Короче, выглядела она как нечто маленькое, темное, которое шевелилось где-то у доски и что-то бубнило. В общем, из всего аккуратная была только шишечка на голове! Голос звенел у нее только тогда, когда она начинала смеяться, а смеяться начинала при разборе тетрадей, находя в них множество глупых ошибок. Такое веселье у всего класса наступало! Причем тетради она проверяла всегда в школе, домой не носила, и часто это делала прямо на уроке, комментируя каждую смешную, на ее взгляд, ошибку ребятам. И весь ее звонкий, отрывистый, похожий на «сухой» кашель, смех со всей своей силой обрушивался на них. Какая тут после этого алгебра?
Вова, снимая на ходу рюкзак, скользнул к четвертой парте, где, подперев голову руками, сидела Галя и пустыми глазами смотрела на доску.
– Учебник принес? – Спросила она, не меняя положения.
– Конечно, нет. У меня сегодня только биология и физика.Галя только чуть приподняла брови.
– Я смотрю – тут новая тема? – Продолжал Вова.
– Правильно смотришь.
– И чего тут?
– Да фигня какая-то, как всегда все так понятно! – В голосе девушке пробежала ирония, и Вова усмехнулся.
– Производная показательной и логарифмической функции, – прочитал он с доски, и на его лице появился стоп-кадр.
– Перевариваешь? – Теперь уже усмехнулась Галя.
– А… слушай, а кто у нас мэр класса?
Галя опустила руки, повернула голову и удивленно посмотрела на него. Вопрос, точно, пришелся неожиданно.
– Я.
– Ты?!
– Сама в шоке. Зачем выбрали? А ты чего, полгода уже проучились, и не знаешь кто у нас мэр?
– А оно мне надо?
– Да тише ты, сейчас тезка моя услышит! А ты чего вдруг про мэра вспомнил? – Галя сделала вид, что раскусила какой-то замысел.– Только не надо строить подозрительный вид! – Попросил Вова, улыбаясь. – Просто Татьяну Викторовну видел, сказала, чтоб наш мэр после этого, второго урока шел в триста семнадцатый.
– Кого видел?
– Вожатую нашу, тебе в триста восемнадцатый!
– Зачем? Что там?
– Совет мэров.
– Да я там за полгода ни разу не была!
– Ну, надо же когда-то начинать. Вот и иди.
– И долго там? – Галя совсем перешла на шепот, когда Галина Ивановна, оторвав взгляд от доски, окинула им класс.
– Всю перемену, наверное. Она длинная, пятнадцать минут.
– О-о, нет. У меня дела другие есть.
– Да ты зайди туда на чуть-чуть, потом незаметно выйдешь. Просто для массовости, чтоб видели, что пришла и все.
Галя скривилась и ничего не ответила. Новая тема про производные была успешно объяснена и рассказана, как и все предыдущие.
– Так, вопросы у кого-нибудь есть? Всем все понятно? – Сев за стол, спросила Галина Ивановна.
Все как всегда просто закивали головами. Еще бы! Если поднять руку и сказать, что не понял, обязательно спросят, какой именно момент непонятен. А как сказать, что непонятно вообще все? Вся тема! Тут такое начнется, и крик, и гам. «Чем вы слушали?!». «Своими делами на уроках занимаетесь?!». А еще в ходе пятнадцатиминутного повторного объяснения специально для тех, кто поднял руку, выяснится, что не знают еще и предыдущую тему… Тогда вообще тушите свет! Поэтому все предпочли отмолчаться и сделать вид, что все поняли. Как говорится: не извольте сомневаться, чай, оно не в первый раз!
– Что ж, – Галина Ивановна выждала короткую паузу, – тогда страница в учебнике двести пятьдесят один, пункт шестьдесят четвертый. Внимательно прочитайте. Я специально вам недосказала одну вещь, сейчас внимательно прочитаете и через… пять минут я любого спрошу, и мне должен будет ответить, что я не сказала?
Вова прыснул. Вот уже и в открытую говорит, что что-то не объяснила. Может, через пять минут встать и прочитать ей весь учебник с самого начала? Интересно, какое будет у нее лицо, в момент всего чтения? Будет меняться или останется, наоборот, неизменным? Представив все это, он рассмеялся еще больше.
– Ты чего? – Впереди сидящая Юлька повернулась и удивленно посмотрела на него.
– А ты не обращай внимания, у него бывает! – Тоже немного засмеявшись, ответила за него Галя.
– А-а, ну да, – заулыбалась Юлька.
– У вас учебник есть? – Спросил Вова.
– Нет!
– Ну-у? – Вопросительно протянула Галя и посмотрела на него,– И что будем делать?
– Ничего, сидеть тихо.
Не сказать, конечно, что им помогло именно это, но их все же не спросили. Через пять минут никто вообще не мог сказать, какая же деталь была упущена. Видно, детали упущены все, так как учебников в классе было всего три на восемнадцать человек, и, естественно, никто ничего не читал. Поэтому, вздохнув, Галина Ивановна сама выдала свою тайну, а потом за десять минут до звонка дала три задания на эту тему и пообещала, что кто решит, тут же поставит тому пятерку. Поняв половину из того, что объясняли, Вова за десять минут решил только одно, но уж наверняка правильно, потому что сама Галина Ивановна, когда он подходил к ней, согласилась с решением, а это редко бывает. Звонок прозвенел, и Вова опять оказался в коридоре первым. За ним из класса вышла Галя:– В какой, говоришь, кабинет нужно?
– В триста восемнадцатый. Давай не халтурь там, иди!
– Угу.
Галя повернулась и ушла, а он опять остался стоять в коридоре. Нужно срочно бежать в информатику, быстро доделать творческую по химии и приступить уже к сценарию. Вновь, как велосипедист в пробке, он двинулся по коридору к лестнице. А на лестнице он увидел Алену – девушку из параллельного класса, которая как раз входила в группу активистов школы. Сделав вид, что не заметил ее, он попытался проскочить мимо, но с маскировкой у него сегодня явно было туговато.
– А! Стоять! – Аленка выставила напротив него руку и заставила остановиться.
– О! Аленка, привет! Что такое? – Остановившись, Вова отошел в сторону, примкнув к стене от потока учеников.
– Ну! Не делай такой невинное лицо! – Издевательски пропела девушка, отходя в сторону вместе с ним. – Сценарий готов?
– Почти! А вы чего меня все сегодня тормозите? Сами-то что-нибудь придумали?
– Кто это тебя еще тормозит?
– Татьяна Викторовна на той перемене, тожеспрашивала.
– Она сказала, что после третьего на совет?
– Сказала.
– Придешь? – Аленка, улыбнувшись, немного прищурилась. – Или как всегда?
– Аленка, ты же меня знаешь, – засмеялся Вова, – приду я, приду! Тем более мне так часто об этом напоминают!
– Вот именно, знаю, поэтому и говорю! Чтоб пришел! – C этими слова девушка стала подниматься вверх по лестнице. Глянув ей в след, Вова спустился на первый этаж и подошел к школьному киоску.
– Здравствуйте!
– Здравствуй, здравствуй! Тебе как обычно? – Женщина лет сорока пяти уже знала его как постоянного покупателя. Каждый день (а то и несколько раз за день) он покупал шоколадный батончик «Степ» с орехами, когда жутко хотелось чего-нибудь пожевать. И сейчас было не исключение. Получив в руки «Степ» и отдав за него десять рублей, Вова отошел от киоска, шелестя оберткой. Кто-то сзади похлопал его по плечу. Он обернулся и увидел Петьку.
– Вовчик, в столовую пойдешь? – Глядя на «Степ», спросил он.



Юрий Гусейнов

Отредактировано: 15.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться