В далеком Маньчжоу-го

Глава 1.

Харбин-прелестный город,
Харбин-веселый город.
В далеком Маньчжу-го,
Теперь Маньчжу-ди-го…

Живется здесь привольно:
Все сыты и довольны…

Фокстрот «Харбин-папа», 1935 г.



В деревне было на удивление тихо. Пусть на дворе ночь, но обычно всегда слышно дыхание людей. Здесь их не было. Живых. Вампир аккуратно перешагнул через труп с разорванным горлом и растерзанной грудью. Здесь явно побывал сородич. Мужчина прислушался, потом повел носом, впитывая запахи: кровь достаточно свежая, значит, убили их недавно. Война, закончившаяся в Европе, еще продолжалась в этих местах. Действия квантунской армии порой были весьма решительны и жестоки.
Разведчик шел по разоренной деревне, здесь вполне мог найти себе пропитание недруг. Вампир опустился на корточки, перекинулся в кота. Зверь ощущал запахи еще лучше и сейчас чутье безошибочно привело его к небольшой пещере неподалеку. Враг ушел недалеко. Под каменные своды он предпочел войти уже в человеческом виде, держа клинок наизготовку. Шаг, другой.

Шаги, неслышные для любого человека, были отчетливы для того, кто прятался в пещере. К нему кто-то пришел. Кто бы то ни был, жить ему оставалось недолго. Одно движение, и пришедший оказался прижат к стене сильной рукой, а магический удар свел судорогой все его тело. Пришедший в ужасе смотрел, как к нему приближается до боли знакомое лицо.
— Каин! — выкрикнул он.
Клыки замерли в нескольких миллиметрах от горла. Вампир отодвинулся, вглядываясь в лицо своего врага.
— Каин, это я, Наджар. Вспомни меня, — голос пленника стал мягким, вкрадчивым. — Наджар, обращенный рода Мектави.
Рука на горле внезапно разжалась, заклинание исчезло, а Каин пошатнулся. Наджар подхватил его, ощутив под руками не тело, а скелет.
— Тьма великая, что ты с собой сделал?!
Он легко поддержал старого друга, повел его вглубь пещеры. Там валялись какие-то тряпки, источающие отвратительный запах, да и сам Каин одет был в непонятные лохмотья. Вампир брезгливо откинул тряпье в сторону ногой, вытащил из схрона покрывало, разложил его на земле, уложил на него Каина. Тот не сопротивлялся, только тяжело и рвано дышал. Наджар принялся было раздевать его, но Каин резко перехватил руку.
— Нет, не надо!
— Надо, нельзя в таком виде.
— Убирайся. Пошел прочь. — Лицо исказила гримаса гнева. — Я не скажу! Убийца!
Он понял, что слова Каина были обращены не к нему. Древний вампир бредил и это было особенно жутко. Вампиры не теряют сознания, не бредят, не сходят с ума… Вот тут Наджар остановил сам себя. Сходят, еще как. Сам видел. Но спятивший Каин?! Нет, это невозможно.
Мужчина с трудом разжал сведенные судорогой пальцы у себя на запястье, принялся стягивать с Каина то, что с трудом можно было назвать одеждой. И еле удержался от вопля, увидев в неверном свете покрытое шрамами и язвами тело. Кто-то очень постарался, чтобы довести сильного, почти неуязвимого сородича, до подобного состояния. Каин закрыл глаза, позволяя делать с собой все, что угодно. Наджар, тихо матерясь, отвинтил крышку фляги, наскоро обмыл грязное тело, покрытое засохшей кровью, надел на Каина запасную одежду своего друга, вытащенную из того же схрона, что и покрывало. Зейб найдет себе, что надеть, а вот собственные шмотки Наджара на северянина просто не налезли бы. Древний внезапно открыл глаза и с недоверием уставился на восточного сородича: тонкие черты лица, столь свойственные рожденным на землях нынешнего Афганистана, темные глаза, непривычно короткие черные волосы.
— Наджар? Кот? Это ты?
— Могу перекинуться, чтобы ты убедился наверняка.
— Что ты тут делаешь?
— Проводил разведку. Ты голоден? Хочешь пить?
— Я поел.
Южанин кивнул. Та деревня похоже пошла на ужин Каину. Или на завтрак. Смотря, как считать трапезы вампира.
— Здесь сейчас спокойно. Никого нет, ни своих, ни чужих.
— Отлично, значит, выберемся отсюда…
— Ты выберешься. У тебя свои дела, Наджар, у меня свои.
Восточный вампир усмехнулся невесело.
— В твои дела я не лезу, Каин, но и бросать своих не входит в традиции, в которых я воспитан.
Каин хотел что-то возразить, но тут снаружи послышались голоса. Люди были еще очень далеко, но вампиры уже слышали их. Говорили громко и по-японски.
— Должны быть и другие.
— Мы нашли и зачистили всех, Юури-сама.
— Нет, я точно знаю, что там были и другие. Которых вы не могли найти. Ничего. Чжан!
— Мой господин. — ответил неприятный, как скрежет ножа по стеклу, голос.
— Ты выследишь их и приведешь ко мне. Живыми.
— Да, господин.
Люди ахнули, а Юури-сама рассмеялся.
— Что, никогда не видели, как превращается вампир? Чжан! Эти неудачники — твои.
Дикие вопли людей заглушили смех их предводителя.
— Он найдет нас, — мысленно обратился к Каину Наджар.
Северянин поморщился, от мысленной речи болела голова, ответил одними губами.
— Я готов к встрече.
Древний дотянулся до лохмотьев, которые с него снял Наджар, порылся и достал несколько камней.
— Амулеты. Разложить у входа. Иллюзии. А дальше он сам придет к нам в руки.
Наджар кивнул.
У входа в пещеру послышалось царапанье, клацанье когтей, шуршание, и в проеме показался огромный демон. Его крылья были золотистыми, а все тело отливало рыжим цветом. Он сделал шаг, замер, принюхиваясь, а потом вдруг ударил в пустоту, сопровождая удар радостным криком. Это было жуткое зрелище, потому что этот вампир сражался с невидимым противником, побеждал его, и снова вступал в бой. Наджар знал, что Каин мастер подобных иллюзий, но впервые со стороны наблюдал, как это выглядит в боевом режиме. Вскоре измученный бесконечными атаками вампир из демона превратился в человека: щуплого китайца, вооруженного кривой саблей, без сомнения, вытащенной из чужого добра.
— Наджар, — шепнул Каин.
Восточный сородич кивнул и кинулся на китайца. Тот показал себя отличным бойцом, но против Наджара устоять было сложно, и вскоре противник лежал у ног Каина.
— Приятного аппетита, — пожелал Наджар.
Каин помотал головой:
— Вместе, — шепнул он. — Это и твое право выпить его. И узнать его тайны.

Кровь сородича сладким нектаром разлилась по гортани. Каин непроизвольно заурчал от удовольствия, чувствуя, как дрогнуло его древнее сердце, медленно застучало.
— Значит все же Цицикар… — Задумчиво прошептал северянин и устало привалился к стене, наблюдая, как Наджар облизывается.
— Цицикар. — Кивнул кот. — Что здесь?
— Лаборатория. Лагерь почти как в Европе.
— Слишком мало информации.
Наджар брезгливо кивнул на кучку праха, оставшуюся после их трапезы. Обрывки видений чужой памяти приносились в голове, но что из них стоило считать полезными? Стены, запах крови, небольшой двор с несколькими столбами, вкопанными в землю, дорога к озеру, какие-то люди и несколько сородичей.
— Я близко. — Ухмылка тощего вампира стала жуткой. Три старых шрама на левой щеке казались слишком светлыми на все еще грязной коже и еще больше исказили облик. — Я слышал про это место, сюда должны были отправить часть пленников. А сейчас они будут следы заметать, пока не пришли советские войска, пока русские не успели найти остальные базы.
Каин тяжело закашлялся и сплюнул кровавой сгусток. Организм все еще плохо воспринимал кровь сородичей и реагировал неправильно на нормальную подпитку.
— Ты прости, старый друг, за не очень радушный прием, но это моя добыча. Я приду за ними.
В глазах потомка мага войны Праматери мелькнуло что-то настолько дикое и безумное, что по спине словно холодом потянуло. Плачевное состояние Каина не обманывало южного нейтрала, такие как они опасны даже во сне и уж тем более, когда у них появляется цель. Главное, чтобы сам Каин не переоценил свои силы, потому что Наджару до ужаса хотелось отмыть друга от грязи, промыть его раны целебными настоями, напоить досыта кровью и уложить спать в мертвый сон, устроившись рядом для верности. Араб вздохнул и посмотрел на почти оскалившегося вампира грустными глазами.
— Да никто не посягает. Но ты себя видел? Тебе спать надо, а не ловить кого-то.
— Еще скажи, что ты сам тут мимо шел из Аравии в Хабаровск. И что разведкой больше не занимаешься. — Каин странно хмыкнул, однако взгляд стал мягче.
— Там еще тот человек. Сходить за ним?
Каин кивнул, Наджар тенью скользнул из пещеры.
Японец стоял поодаль, небрежно поигрывая кистями на поясе, в ожидании своего личного демона. Наджар не особо долго разглядывал его, но эти кисти, не свойственные обычной военной форме, отметил. Барханный кот, сливаясь с местностью, подкрался поближе и именно за них и ухватился, перекинувшись и рывком притянув к себе человека. Японец не успел даже вскрикнуть. Добычу Наджар притащил в пещеру. Каин лежал на покрывале, запрокинув голову.
— Тебе или мне его выпить?
Каин махнул рукой, давая южанину разрешение. Клыки Наджара впились в горло Юури-сама. В памяти этого человека было столь много разнообразных сведений, что Наджар пил его медленно, тщательно разглядывая каждую мелочь. Карты укреплений, лагерь смерти, лаборатория и проводимые там эксперименты. Внезапно в памяти человека мелькнуло лицо Каина. Да, именно этот сородич, сейчас лежащий рядом, запечатлелся в мозгу Юури-сама. Только там он был гол и привязан к какой-то платформе, а вокруг него стояли люди, один из них держал в руке шприц, наполненный кровью. В этих воспоминаниях Наджар точно видел, что это кровь Каина. И что сейчас над ним проводят какой-то эксперимент. Для чего? «Для того, чтобы понять, как и чем отличаются вампиры от людей, и как сделать что-то подобное», — сложился в голове ответ из памяти покойного японца. Наджар пробил грудь Юури-сама, вырвал его сердце, допил остатки крови.
— Я с ним закончил, — сказал он и оглянулся. Каин задремал.
Наджар опустился на землю, поигрывая кистями от пояса, снятого с трупа. Все же кошачьи повадки порой требовали свое. Ему было, о чем подумать. С какой целью Каин отправился в такое поганое место (а то, что он туда полез сам, а не был пойман, южный разведчик не сомневался), выяснять было бы бесполезно. Если только древний не скажет сам. Но на такую милость Тьмы рассчитывать не приходилось. У Наджара было и свое задание, вот только теперь его стоило временно отложить.
За размышлениями прошел день, начало темнеть. Каин заворочался, просыпаясь. Наджар достал флягу с водой, протянул ему. Вампир благодарно кивнул и принялся жадно пить.
— Что думаешь делать дальше? — негромко спросил южанин.
Древний не сразу ответил, разглядывая горлышко фляги, как самое интересное в жизни. Наконец, он скосил глаза на южного сородича, мимолетно заметив, что его успели переодеть.
— Ты мне не привиделся. Дольше двух дней…
Каин оборвал сам себя, голос непривычно хрипел, он наконец-то обратил внимание и на это. А может он уже и не помнит, как звучал на самом деле его голос еще до того, как в начале века, ему довелось искупаться в иприте? Вереница событий собиралась сцена за сценой, текущая похоже является прологом к чему-то новому. Хотя кто знает? Может это просто не доигранный финал или затянувшаяся глава, которую уже поскорее хочется перелистнуть, но раз за разом почему-то читаешь глазами одни и те же сцены, надоевшие до одури. Не закончилась она для него с моментом, когда удалось обрушить магический щит над Пинфаном, не закончилась и тогда, когда он обнаружил в соседней камере прах ученика, хотя уже знал, что опоздал, но все еще не верил, не закончится и со смертью доктора Чоу, курирующего лагеря.
Он перевел взгляд на узловатые костяшки пальцев, оглядел запястья, поражаясь рубцам и не сошедшим с кожи шрамам. С регенерацией дела обстояли крайне тяжко, похоже все усилия последних десятилетий по восстановлению после битвы на Ипре пошли насмарку. «Сам дурак!» — услужливо подсказал ехидный внутренний голос. Ну и пусть. Жаль только, что не удалось сохранить молодую жизнь.
— Дальше будет что-то в любом случае. — Шрамы и язвы на лице, сделали привычную ухмылку откровенно жуткой. — Мир не стоит на месте, как и мы. Я не знаю твоих устремлений, разведчик Мектави, но я благодарен тебе за заботу, мой старый друг Наджар.
— Мои устремления вели как раз в те края, о которых думал тот тип — Цицикар. Ты прав, древний, я здесь не гулял. Но теперь мне видится более разумным остаться с тобой, и продолжить путь вместе. У нас говорят: «Судьба». Ты вышел из того, что люди назвали бы адом, и остался собой. Я счастлив видеть тебя живым, и теперь наш путь общий. На время. Так что ответь мне, Каин, обращенный рода Корраха, куда мы пойдем? И как отомстим?
На это вампир рассмеялся в голос, зашелся кашлем, перевел дыхание и снова рассмеялся.
— Ты узнал по крови откуда я шел и куда? Что до судьбы, ты прекрасно знаешь, что у меня с ней свой договор. Значит тоже Цицикар, как занятно. — Взгляд Каина стал серьезным, интонации изменились. Вроде и не он вчера жался в углу пещеры в драных лохмотьях, ожидая новую добычу.
— Я узнал по крови другое — где именно ты был, — также серьезно ответил Наджар. — А с судьбой у всех договора свои. Я со своей не спорю, вот и живу долго.
Он пошарил в карманах, досадливо поморщился, полез в сумку, вытащил греющий амулет, пристроил его на камнях пещеры. На рассвете в этих краях всегда холодало, и теплолюбивый южанин предпочитал заранее подготовиться.
— А вот куда ты шел, я не знаю, но если туда же, куда и я, то, как бы у нас и цели не совпали. Только твоя цель явно имеет все шансы не остаться живой.
Наджар не сомневался, что Каин идет убивать. Что еще можно делать тому, кто чудом уцелел в лаборатории, исследовавшей вампиров и людей, как подопытных кроликов? Только мстить. А вот самому восточному разведчику надо было встретиться со своим агентом. И теперь ему стало очень неприятно при мысли, что тот вполне мог оказаться тем, на кого объектом охоты Каин. В этом случае южанину осталось бы умолять Каина дать ему возможность поговорить с агентом, и только потом убивать его. Разведчик посмотрел на Каина. Выглядел тот, с точки зрения Наджа, плохо: регенерация не шла, шрамы не желали исчезать. Физическая слабость Каина была непривычна.
— Ты хочешь есть? Нормально, по-человечески? — Поинтересовался Наджар, шаря в схроне. — У меня тут есть тушенка, салат… салат? — Глаза восточного разведчика округлились, когда он вытащил на свет закрытую крышкой кастрюлю с самым настоящим салатом из авокадо. — Да, действительно салат. Будешь?
Он протянул кастрюлю Каину и тот с интересом к ней принюхался.
— Однако! Дело лап доброго Зейба? — хохотнул вампир.
Пахло вкусно, кажется есть он хотел, но стоило посмотреть, как желудок подскочил куда-то к горлу. Было сложно даже представить, как придется съесть то, что в миске, впрочем, мысль о консервах вызвала такую же реакцию.
— Спасибо за предложение, Надж, но я не хочу есть. Что до цели, то меня интересуют несколько схронов и их хозяева. Насколько много тебе известно про то, что творится в окрестностях?
Северянин пересел ближе к амулету, наслаждаясь теплом, и откинулся на стену. Кажется, сейчас можно было быть благодарным старым ранам — запах еды почти не тревожил его. С нюхом не все было в порядке, так же, как и со зрением. Меньше всего пострадал слух и достаточно быстро восстановился до приемлемого состояния, это сильно выручало и позволяло не выдать себя.
Наджар задумчиво поковырял ложкой в кастрюле, сунул в рот салат.
— Зря отказываешься, отличная еда. Домашняя. Только это и поддерживает на войне солдата — хорошая еда! Что мне известно? Что тут было какое-то хитрое место, в котором что-то происходило плохое. Подробностей не знал и не знаю, но теперь, как я понимаю, ты сможешь мне рассказать? В любом случае этим местом занимался не я. Мне было необходимо встретиться с моим агентом и забрать у него документы по планам какой-то жуткой бомбардировки, которую планируют… слушай, что я тебе тут рассказываю свое задание? Ты меня заговорил что ли?
Каин снова рассмеялся.
— Магом слова я так и не стал. Про бомбардировку здесь не слышал и сомневаюсь в ней. Но дорожку на завод и в расположение отряда уже знаю. Несколько дней назад один из ученых помог сбежать сородичу. Он прячется неподалеку, и его искал этот. — Мужчина минут головой в сторону трупа японца. — Ты покараулишь мой сон, чтобы я нашел этого вампира и его союзника, раз уж нам все равно дальше по пути?
— Конечно.
Наджар с готовностью устроился поудобней, обхватил кастрюлю.
— Еды у меня навалом, о чем подумать тоже есть. Я сыт и благостен, насколько это возможно в наши дни. Кстати, скажи, нужно ли тебе что-нибудь? У меня тут приятели поблизости, могут передать через схрон. Амулеты? Зелья? Лекарства? Ах, да, ты ищешь того ученого или того сородича?
— Обоих. Что до зелий, то сейчас мало что может пригодиться. А вот любые амулеты на отвлечение внимания от этого места были бы кстати. Раз ты здесь, то, пожалуй, я могу позволить себе поискать снова эту странную парочку.
— Ты же понимаешь, что я пойду с тобой.
Каин кивнул. Наджар удовлетворенно улыбнулся.
— Тогда спи. Я посторожу.



AniSkywalker&Alhonar

Отредактировано: 28.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться